ЧЕРКЕСЫ (САМОНАЗВАНИЕ АДЫГИ) – ДРЕВНЕЙШИЕ ЖИТЕЛИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА

ИХ ИСТОРИЯ, ПО МНЕНИЮ МНОГИХ РОССИЙСКИХ И ИНОСТРАННЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ, КОРНЯМИ УХОДИТ ДАЛЕКО ВГЛУБЬ ВЕКОВ, В ЭПОХУ КАМНЯ.

// реклама

ПРАВЛЕНИЕ БАРКУКА

Народу фараона мы посылаем знамение

Коран

Каир – цитадель. Баркук после священного обряда, став султаном Сирии и Египта, вернулся в цитадель. Прежде чем приступить к правлению, он заявил в дуумвирате, что три дня пробудет в замке. Хотелось ему осмыслить пройденный путь, обдумать планы процветания Сирии и Египта. Повелел, чтобы в течение трех дней его не беспокоили.

Впоследствии это станет обычаем для правителей страны. Султан при восшествии на престол в течение трех суток должен будет пребывать в замке.

И вот ушел Баркук в себя, нахлынули воспоминания детских лет. Встала перед глазами мать Кученей. О, как она была добра, как часто вспоминал он здесь, на чужбине, ее любовь, ласку, ее лепешки теплые, дымящиеся, хранящие запах родной Зихии.

«Ее уже нет в живых, но прошу Творца: все лучшее, что есть в том мире, подарить за все ее страдания и переживания, которые прошла она с достоинством на земле, неся в подоле горе, – просил Баркук. – И сестричек звонкий смех рубцом отмечен у меня в сердце, давал мне силу, чтобы выстоять на чужой земле. Теперь я их обоих разыщу и заберу к себе я во дворец.

Жизнь человека состоит из самых важных для него мгновений. А вся остальная жизнь – дорога к цели, к этим же мгновеньям.

Жизнь сложна и многолика: казалось, все, конец судьбе, и не зажжется твоя звезда и не гореть ей ярким светом на небосклоне… Но таково испытание Творца, и если будешь тверд духом и не сломаешься – это будет началом новой яркой и красивой жизни.

Вот я жил в Черкесии родной, был пастухом с длинным кнутом. Я радовался заре, закату солнца, волне морской, песочным золотистым берегам, ощущал тепло семьи, предавался детским забавам, и верной дружбы первые ростки ощущал. И был счастливей всех, не зная другой жизни. Но вот нагрянули пираты на лодках, быстрых каммаринах, украли у матери последнюю надежду, вселив в ее сердце грусть. И слезы моря пропавшей жизни, и штормы жизненной стихии прибили меня к берегу чужому, где чуждо было все: язык, манеры, обычаи. Продав последний осколок сердца моего, пираты сделали меня рабом – что может быть хуже? Был пастухом и стал рабом, двенадцать лет жизни провел слугою на помойке, и лабиринты жизни завели в тупик. Что можно в положении таком мне было изменить? Казалось, все, не будет просвета во мраке унижений! Но Творец прислал знамение. И рабство стало звездою моей судьбы, началом испытаний, отсчетом дней первых, шагов через чащобу, будто с топором в руках прокладываю тропу, потом дорогу к трону. И стал султаном. Творец Всевышний, благодаря знамению, вселил в меня надежду, из искры разгорелось пламя, и всех моих врагов сожгли языки огня! Вот они, мгновенья моей жизни: семьи, Зихия, Дарле, отважный малый, хоть и злодей, но брат мой Барче, и не держу я на него большого зла, Манджак – человек добрейший, Бажадед, мечта моя, и малолетний будущий султан. Из этих мгновений судьбы людской, с великой помощью Творца пройдя свой длинный путь, сложилась жизнь.

А духовную пищу я получил из уст матери моей – предание о Хамтако, которое слышал много раз. И так близко к сердцу я воспринял бытие этого героя, что в жизни уподобился ему. Судьбы моей звезда в созвездии одном со звездою Хамтако. Он так же, как и я, по воле злого рока, по предначертанию судьбы, помимо своего желания, как и я, попал на чужбину. Прошел муки ада и тосковал так же, как я, по родине своей. Но он нашел силы, чтобы вернуться, а я остался на чужбине. И трон сирийский мой из кожи – а кожу с Хамтако сняли из-за любви к отчизне. Когда вождь джиннов предложил черкесу перенести семью в мир джиннов, не дал согласия Хамтако. И разница меж нами в том, что он вернулся, а я остался.

А что касается Черкесии, семьи, сюда в Египет, в Сирию всех, кого смогу, перевезу и целью в жизни себе поставлю: черкесами заполню всю страну, как можно больше сюда их привезу, чтоб не скучал я по родной земле. И это будет смыслом моей жизни. И буду править – как никто другой!»

* * *

В таких строгих думах наедине с собой Баркук прожил три дня в цитадели, а потом с новой силой и чистыми мыслями вышел из крепости и твердо занял свое место под солнцем.

И долгие годы он правил честно и благородно, и страна его, как роза, расцветала.

Великий сын Зихии, султан той страны, что стояла на стыке Запада и Востока, создал империю черкесских рыцарей-мамлюков, династия которых держалась двести лет.

А переселение из Черкесии в Сирию и Египет в XIII-XV веках было огромно. По прибытии переселенцы получали поместья и высокие посты в армии и аппарате страны.

Баркук был первым султаном, который построил свою политику на создании этнического государства. В 1395 году все эмирские должности занимали черкесы, выходцы с Кавказа.

В период правления Баркука злейшим врагом его был Тамерлан, великий хромой. Баркук не отвечал на его послания и казнил гонцов. Тамерлан из всех правителей опасался больше всего Баркука. Когда после многих конфликтов Баркук вышел с войском из Сирии, чтобы вступить в бой с Тамерланом, и ожидал противника на поле сражения, Тамерлан избежал столкновения и ушел на север.

Благодаря жесткости Баркука и бесстрашию мамлюкских рыцарей Сирия и Египет избежали ужасов чагатайского нашествия.

Баркук умер в июне 1399 года в возрасте шестидесяти лет. Смерть его была встречена с искренней скорбью. Перед кончиной Баркук успел провозгласить своего сына от греческой невольницы наследником трона, а главных эмиров Тагри Бирди и Итмиша назначил советниками юного султана Фараджа (официальное имя – Джаркас). В момент вступления на трон Фараджу было тринадцать лет.

Добавить комментарий

Комментарии


Защитный код
Обновить

HotLog
Rambler's Top100