ЧЕРКЕСЫ (САМОНАЗВАНИЕ АДЫГИ) – ДРЕВНЕЙШИЕ ЖИТЕЛИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА

ИХ ИСТОРИЯ, ПО МНЕНИЮ МНОГИХ РОССИЙСКИХ И ИНОСТРАННЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ, КОРНЯМИ УХОДИТ ДАЛЕКО ВГЛУБЬ ВЕКОВ, В ЭПОХУ КАМНЯ.

Письмо 26.

Черкесский образ жизни. — Обычай продавать своих женщин. — Его тенденции цивилизовать народ. — Черкесский брак. — Стоицизм черкесов. — Социальное положение народа. — Мораль. — Метод наказания преступлений. — Суд. — Священные рощи. — Уголовные законы. — Черкесская ловкость в воровстве. — Образование.

Обычная пища черкесов мало отличается от пищи татар, которые населяют горные части Крыма: баранина, козленок, птица, рис, гречиха, просо, сушеные фрукты и мед образуют главные составляющие стола. Рыбу, несмотря на ее обилие в Эвксине и в реках страны, я никогда не находил поданной к столам. Почти все виды дичи используются, за исключением борова и дикообраза; и, подобно туркам, они имеют привычку приправлять мясо слишком обильно горьким перцем.

Количество диких огурцов, потребляемое всем населением, изумляет: их можно увидеть едящими в течение всего дня. В отличие от наших, кожура является совершенно белой; и, хотя они достигают огромного размера и длины, тем не менее, они сохраняют всю свежесть и аромат, характерный для молодого огурца. Во время лета заготавливается большое количество и сохраняется в соли для зимы; так германцы делают saur kraut (36).

Усики и молодые плоды тыквы также имеют большой спрос. Они варятся и употребляются вместе с маслом, солью и стручковым перцем. Я часто ел этот овощ, и я нахожу его ни в коем случае не презренным. Дикий аспарагус, морковь и листья одуванчика пользуются большим спросом. Мед обязан своему высшему качеству и аромату дикому тимьяну и другим ароматическим цветам гор, над которыми кормятся пчелы: он образует самый важный компонент в земледелии и на столе черкеса. Он используется не только в сотах, но и во многих блюдах. Черкесский способ разведения пчел чрезвычайно прост: иногда улей заплетается вместе с корой липы в цилиндрическую форму, шести или семи дюймов в диаметре; но, самое обычное, предпочитается кора молодого дерева, края которого запечатываются и располагаются горизонтально в штабеля друг над другом. Чтобы пчел выгнать из улья, они используют немного горящей соломы вместо серы.

Вина, алкогольные напитки и даже буза татаров и турков, называемая здесь баксима, редко используется черкесами, их любимый напиток скху (щхыу — Н. Н.); разновидность кислого молока, характерная для Востока, которую я нашел самым здоровым, освежающим и приятным напитком во время моего путешествия по этим странам.

Свежее молоко (sezend) никогда не используется черкесами, считается неполезным и вызывающим лихорадку: поэтому они привыкли кипятить его каждое утро и каждый вечер после того, как подоят коров, и, остудив, смешивают его с некоторым количеством прежнего скху. Через три или четыре часа оно густеет и становится готовым к употреблению; и, немного ароматизированное розовой водой и сахаром или вообще в любом виде, оно — самое приятное и освежающее питье. Даже сейчас я с благодарностью вспоминаю прелестный холодный глоток, который я часто выпивал, страдая от жары по крайней мере 40° по Реомюру.

Необходимо отметить, что только скху придает молоку тот особенный приятный вкус, который мы находим на Востоке, и сохраняет его во время самой жаркой погоды в пригодном для питья состоянии. Откуда скху берет свое происхождение — это предмет великого спора среди народов Востока. Турки и татары, которые называют его ягурт, говорят в соответствии с их традициями, что сам Всемогущий открыл знание его использования Аврааму, который передал искусство его приготовления потомству; тогда как черкесы и, я полагаю,— арабы, утверждают, что Хаджар, выгнанная из дома, своего хозяина и падая в обморок от жары и жажды в пустыне, была награждена ангелами чашей восточного нектара: с того времени он сохранился до сегодняшнего дня в качестве заменителя молока. Тем не менее, будь как угодно, скху составляет принципиальную вещь в пище черкеса: сваренное с просом или кукурузой, оно составляет его завтрак; также и обеденный плов, и вечерняя еда смешиваются с ним. Зимой, когда хуже со снабжением, оно сохраняется в чашах, с небольшим количеством соли, образуя при этом консистенцию, подобную творогу.

Следующий за скху самый необходимый для этих примитивных народов атрибут пищи — просо, без которого и без бутыли с их любимым напитком ни один черкес не покидает своего дома; и так как кремень и сталь образуют обязательную часть среди его инструментов для путешествия, он никогда не бывает, даже в самых необитаемых районах, в замешательстве.

Размещаясь на бивуак, интересно увидеть сотни людей, сидящих вокруг костров, каждый из которых готовил свою скудную еду, которой они, вследствие их умеренных привычек, наслаждаются с таким же острым удовольствием, как искушенный гурман Европы наслаждался бы самыми recherche (37) яствами стола.

Вследствие длительных торговых связей, установленных между черкесами и татарами Крыма до русского завоевания Черкесии, оба народа отличаются огромным сходством их обычаев и манер; и вместе с самым восточным народом занимаются подобной системой покупки жен и продажи своих дочерей самым высокопоставленным покупателям. Тем более это удивительно, когда мы вспомним, что черкесы считают их собственную свободу первым среди всех земных даров природы; тем не менее, отец будет продавать свою дочь и брат — свою сестру. Однако это не считается ничем иным, как самым почетным способом обеспечить их; и прекрасная женщина, которая провела свою молодость в гареме богатого перса или турка, возвратясь в свою родную страну, одетая во все свои наряды, никогда не перестанет возбуждать в памяти ее юных подруг желание последовать ее примеру, следовательно, они прыгают на борт судна, предназначенного, чтобы увезти их, возможно, навсегда от дома и друзей с такой живостью, как если бы им переходила в обладание корона.

Система продажи их женщин, вероятно, направлялась на сохранение в некоторой степени цивилизации и изящества в жителях Кавказа, так как те из женщин, которые вернулись на свою родную землю после проживания среди народа, стоящего на более высокой ступени цивилизации, чем их собственный народ, приносят с собой ту спепень знания, которая позволяет им осуществлять различные улучшения и усовершенствования в социальных условиях своих земляков, которые иначе, вследствие их изолированности, впали бы в полное варварство.

С другой стороны это было причиной многих серьезных войн и мелких стычек между различными племенами, которые от своей жадности обеспечить рынок красавицами, привыкли совершать грабительские набеги на территории друг друга исключительно для цели похищения юных женщин.

К счастью для человечества, эта практика сейчас почти исчезла: этому они были обязаны объединению племен; и также тому обстоятельству, что русский флаг, развевающийся на Черном море, прекратил все виды торговли с их соседями.

Казалось бы, кавказские князьки вполне осознают преимущества сильных семейных связей, как и их собратья в Европе; следовательно, они предпочитают отдавать их дочерей замуж скорее благородным или влиятельным вождям местных племен, чем иностранцам.

Возможно, ни один народ не желает более, чем черкес, сохранить свой род чистым и незамутненным, особенно их князья. Поэтому при выборе жены большее внимание уделяется красоте форм и фигуры, чем образованию; количество мелкого и крупного рогатого скота, которое дается отцу при покупке его дочери, варьируется в зависимости от ее привлекательности.

Действительно, черкес истинно адыгской породы редко берет жену среди народа любого племени Кавказа, который не имеет такую же родословную, как он сам; но он не столь консервативен в отношении своей дочери, которую он передаст самому высокопоставленному покупателю, или турку, или ногайскому татарину, или даже калмыку. Предпочтение, однако, я верю, всегда оказывается адыгу. Хотя этот народ измеряет ценность женщины в коровах, все же они не думают, что необходимо дословно придерживаться оплаты этими полезными животными, но меняют приданое в зависимости от их собственных потребностей и склонностей. Если отецвоин, вероятно, он примет вместо своего ребенка костюм персидского воина, оружие и т. д., или, возможно, он может предпочесть определенное число лошадей или овец, или личных слуг сватающегося человека на год или два на свою ферму.

В настоящее время, вследствие ограниченной торговли между жителями Кавказа и их старыми друзьями, турками и персами, цена женщин значительно упала; те родители, у которых полный дом девочек, оплакивают это с таким же отчаянием, как купец грустит об оптовом магазине, полном непроданных товаров. С другой стороны, бедный черкес ободряется этим состоянием дела, так как вместо того, чтобы отдать весь свой труд в течение многих лет или отказаться от большей части своего крупного и мелкого рогатого скота, он может теперь получить жену на очень легких условиях — ценность прекрасного товара падает от огромной цены сотен коров до двадцати или тридцати.

Когда возлюбленный, которого приняли, выполнил свои обязательства или дал залог, организаторы готовятся к свадьбе; девушку наряжают во все самое нарядное и полностью покрывают длинным белым покрывалом, которое, среди богатых, украшается цветочным узором из золота или серебра.

Друг жениха выполняет обязанности шафера и скачет вместе с девушкой к дому тех родственников, где празднуется свадьба.

По прибытии на место назначения невесту встречает хозяйка дома со всей торжественностью, соблюдаемой в таком важном случае. Ее затем проводят в комнату, предназначенную для счастливой пары, где оставляют одну, со связкой сосновых факелов или с горящим огнем; подбрасывать сосновые ветки так же, как и сохранить пламя до прибытия суженого, является ее необходимым долгом. Это делается, чтобы предотвратить вход любого сверхъестественного врага, который мог бы увлечь ее с собой.

Мы не должны, однако, забывать упоминание о том, что пожилая хозяйка, которая обычно исполняет обязанности в подобных случаях, после входа невесты совершает мистическую церемонию обхождения три раза вокруг брачного ложа, повторяя слова заклинаний по-арабски, начиная от головы и заканчивая ногами; после этого она ставит три глиняных котелка, наполненных пшеницей, у головы, ног и в стороне; в каждом из них она оставляет горящую лампу. В счастливый момент, прибыв в полночь, жених седлает своего коня, ищет своего друга, который в это время скрывается в близлежащем лесу.

Будучи представленным своей невесте, избранник вынимает кинжал и немедленно совершает столь характерную для всех черкесских племен церемонию разрезания корсета, в который невеста была заключена с младенчества.

Вследствие этого обычая — носить корсет, черты юных черкесских девушек болезненны и нездоровы, и их формы часто смотрятся как будто больными, до тех пор, пока освобожденные от девичьего корсета, не увеличиваются так, как это предназначено природой. Никакая другая церемония не соблюдается на черкесской свадьбе, за исключением пира и веселья. На рассвете молодой уезжает со своей женой, представляя ее своим родителям и она размещается в доме, предназначенном для нее, недалеко от дома родителей; но, согласно обычаю народа, ее муж никогда не навещает ее иначе, как украдкой, так как некий позор падает на мужчину, который посвящает свое время обществу жены. Полигамия разрешается; но черкес обычно довольствуется одной женой, или, самое большее, двумя.

Черкес в расцвете сил, кажется, избегает всего, что может показаться подобным женскому, даже общества своей жены и детей. Поэтому он смело встречает не только суровость погоды, но холод и жажду; и будет путешествовать в течение многих недель с обычной сумкой проса и сосудом скху, хотя вокруг него — изобилие. Только в обществе иностранца и из вежливости во время народных празднеств эти люди позволяют себе что-то, подобное роскоши. Черкес, однако, отбрасывает свой стоицизм на склоне лет и, можно сказать, только тогда, по нашему представлению, наслаждается жизнью; ибо мы везде видим человека почтенного возраста, окруженного женой, детьми и внуками, воплощающего картину домашнего счастья.

Этот отказ от домашнего общества ради долга бесстрашного воина мог бы разуверить нас в том, что черкесские мужчины в состоянии испытывать более нежные чувства; если воин встретит свою жену с непокрытой головой, он будет остерегаться ее с такой сильной неприязнью, как если бы его тропу пересекла ядовитая змея; все же из всего, что я смог узнать, следовало, что они живут в самой совершенной домашней гармонии: главная цель жизни мужчины — обеспечивать потребности своей семьи и никогда не запускать своих детей до тех пор, пока они не достигнут зрелости. Мы могли также предположить, что их жены, оставаясь столь долго без общества своих мужей, были бы подвержены соблазну, особенно потому, что они вольны принимать визиты и мужчин, друзей и родственников. Это предположение, насколько я был информирован, было абсолютно беспочвенным, что, естественно, характеризует моральный облик народа. Однако, как и в любой другой стране, здесь существуют исключения. В этом случае, однако, черкес не столь безжалостен, как его сосед, турок, довольствующийся тем, что побьет ее или, в чрезвычайных случаях, пошлет ее обратно к родителям — увы без ушей и носа; законы страны не разрешают какую-либо более строгую месть, за исключением продажи ее как рабыни. Наказание любовника ограничивается тяжелым штрафом, как компенсация мужчине за потерю его имущества. Иногда случается, что черкес мстит за оскорбление своего достоинства убийством соблазнителя; но, так как это противозаконно, он должен ответить за смерть перед трибуналом старейшин, которые никогда не забудут нанести взыскание — неважно, насколько тяжелым было оскорбление — такой штраф, который удовлетворит друзей покойного.

Я нашел, что метод наказания преступлений штрафом обычен и, кажется, хорошо приспособлен к условиям страны, подобной Черкесии, где имущество поровну делится. Действительно, я думаю, что ни один не встречается среди них, лишенный средств существования, вследствие того, что их образ жизни очень прост и их нужды столь малы; единственная роскошь, которую они, кажется, позволяют себе, заключается в прекрасных лошадях и великолепном оружии, которое совершенно соответствует их воинственному характеру.

Суд всегда совершается в священной роще под открытым небом и их решения считаются самыми справедливыми по отношению к их соплеменникам; они, тем не менее, не столь справедливы, когда это касается иностранца, с которым они не заводят никакого дела. Эти национальные ассамблеи всегда возглавляются вождем и главными старейшинами земли; и проводятся совершенно по их древнему кодексу законов, который является для черкесов священным и неизменным. Нельзя представить себе ничего более интересного и романтичного, чем эти дискуссии, особенно для европейца, привыкшего, как мы, слушать голос судейской власти в величественных зданиях Англии, сопровождаемый искусственным антуражем, который придает решениям почтенный и внушительный вид. Будучи очевидцем этого, я вообразил нашего великого Альфреда. Здесь я видел князя с накидкой на троне под раскидистым балдахином из камыша, окруженного своими соплеменниками и старейшинами, все они внимательно слушают его речь с самым благоговейным вниманием, не позволяя себе говорить до тех пор, пока к ним не обратится ассамблея. Тем не менее, честь председательствующего, или судьи не всегда оказывается князю по его рангу; но за его известные способности выполнять свои обязанности; так как с тех пор, как восстали шапсугские племена, примерно десять или пятнадцать лет тому назад из-за тирании своих князей, все местные вопросы поручаются решению старейшин земли; и правительство почти всех адыгских конфедеративных племен в настоящее время, можно сказать, более республиканское, чем аристократическое.

Ни возраст, ни ранг, ни богатство не имеют какого-либо значения в выборе старейшины; сила, добродетель и дар красноречия — единственное необходимое условие. Дебаты, нужно признать, изредка несколько шумные, так, я часто видел высокомерного сорвиголову, который, найдя, что дискуссия не принимает оборот, благоприятный для его взглядов, поднимается со своего места, кипя от ярости, чтобы прервать оратора; несмотря на это, уважение, оказываемое этим народом к судейской власти, таково, что князю или одному из старейшин необходимо только поднять руку, чтобы молчание немедленно восстановилось.

Их уголовные законы базируются на принципе возмездия. Когда человек совершает убийство, друзья жертвы имеют право требовать или его жизнь, или его имущество; и, насколько я был в состоянии установить, почти неизменно предпочиталось последнее; но т. к. не существует границ в предъявлении претензий в случаях великих преступлений, штраф строго взыскивается. Это доводит до разорения преступника и его семью; если их ресурсы недостаточны, чтобы удовлетворить требования, убийца продается как раб и изгоняется из страны навсегда.

Чтобы дать более ясное представление о специфике отправления правосудия среди этого народа, я приведу несколько примеров. Черкес, возвратившись с грабительской вылазки, продал лошадь, часть своей добычи, соседу, которому он гарантировал, что она совершенно здорова, но, однако, вскоре открылось, что животное получило слабую рану в копыто, но обнаружилось это не раньше, чем конь упал и сломал ногу всадника. Раненый мужчина предъявил свою жалобу старейшинам земли, когда продавец лошади держал ответ и был обложен смягченным штрафом, хотя он старался оправдаться ссылкой на незнание, получив лошадь за несколько дней до этого от черноморского казака во время наступления на границу.

Или вот еще — шапсугский воин, служивший у князя, был на охоте со своим хозяином; оба выстрелили в медведя, который, тяжело раненный и преследуемый охотниками, скрылся на ферме. Вид такого страшного посетителя обратил в бегство жителей; они, стараясь скрыться, с громкими криками бросились наперерез всадникам и одна из лошадей, став неуправляемой, упала и убила своего всадника. Друзья умершего позвали своего князя к старейшинам, моля их о карающем суде. Князь старался оправдаться, доказывая им, что лошадь была здоровой, и предъявил обвинение обезумевшим жителям фермы; оправдание, тем не менее, не было принято, старейшины уверяли, что нервы хорошо обученной черкесской лошади могут выдержать напор не только напуганной улепетывающей домашней птицы, но даже целого войска казаков.

Этот карающий суд также эффективно предотвращал многие кровопролитные стычки между соседними племенами; хотя каждую сторону можно увидеть в боевом порядке, проявляющей признаки раздраженного чувства, даже их разногласия все же почти всегда в настоящее время решаются по-дружески, так как каждая сторона боится дойти до крайности, хорошо зная бесконечные тяжбы, которые последовали бы, так как друзья умершего или раненого никогда не устанут предъявлять свои претензии ассамблее князей и старейшин, которые принуждают к возмещению любого совершенного оскорбления.

У черкесов, как и у древних спартанцев, вор, который владеет своей профессией с ловкостью, возбуждает всеобщее восхищение и нельзя оскорбить человека более, чем сказать ему, что он не знает, как украсть быка.

Тем не менее, непроворный человек в случае обнаружения не только приговаривается к возмещению украденных вещей, но к девятикратному штрафу. Фактически, эти люди очень умные воры и ничто не может защитить иностранца от ловкости их рук, если бы не уважение, которое они оказывают по праву гостеприимства; однако, как бы ни был черкес сильно подвержен этому пороку — з%D

Добавить комментарий

Комментарии


Защитный код
Обновить

HotLog
Rambler's Top100