ЧЕРКЕСЫ (САМОНАЗВАНИЕ АДЫГИ) – ДРЕВНЕЙШИЕ ЖИТЕЛИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА

ИХ ИСТОРИЯ, ПО МНЕНИЮ МНОГИХ РОССИЙСКИХ И ИНОСТРАННЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ, КОРНЯМИ УХОДИТ ДАЛЕКО ВГЛУБЬ ВЕКОВ, В ЭПОХУ КАМНЯ.

Письмо 28.

Кавказские врачи. — Болезни людей. — Способ лечения больного. — Лечение эпилепсии. — Лечение бешенства. — Единственный случай сомнамбулизма. — Преимущества мучной диеты над мясной. — Уважение черкесов к старикам. — Их милосердие. — Суеверие.

Рассказывая все, что я был в состоянии собрать по крупицам, уважая обычаи и манеры этого простого народа, я должен не забыть упомянуть их метод лечения болезней, так как медицинская наука также мало известна на Кавказе, как и в Крымской Татарии. Черкесы, однако, не такие фаталисты, как их соседи, ногайские татары; и та страшная болезнь, столь распространенная среди этого народа, является здесь, насколько я смог узнать, неизвестной. Одним словом, черкесы не подвержены многим болезням: за это они должны благодарить свой собственный темперамент и живительный воздух гор; и если бы не распространение эпидемии и болотной лихорадки, им бы мало чего пришлось бояться, кроме обычных людских недомоганий. Если распространяется эпидемия, то, из-за незнания медицинской науки, смертность является страшной. Самым ужасным испытанием для этих бедных людей, когда-либо перенесенным, которое все еще вспоминается со страхом, было занесение чумы турками в 1816 году. Население целых деревень было тогда уничтожено; и страна стала столь незаселенной, что зерна гнили на земле из-за отсутствия жнецов, и стада мелкого и крупного рогатого скота дико бегали по лесам. Благодаря заботе их друзей — русских, защищавших берег, чума не распространилась в этом году на Кавказ. Холера и инфлюэнца, столь фатальные для жителей Европы и Востока, еще не нанесли им визит. Что касается оспы, следует сказать, что она была или не очень распространена здесь, или обычно фатальна, если мне можно судить по тому обстоятельству, что ее признак — отметины на лице — редко встречаются.

Врачи, или вернее, святые, которых мы находим одного или двух в каждой деревне, совсем не знают медицины или хирургии: кинжал является заменителем ланцета. Если они не могут заглушить боль применением амулета, они, подобно арабам, используют горячее железо; и, если кровь под влиянием их могущественных чар не перестанет струиться из раны, применяется пластырь из ошпаренной смолы. Поэтому, как можно предположить, опасно раненный человек не имеет ни одного шанса выздоровления; и, несмотря на их непрекращающиеся войны с Россией, искалеченный воин никогда не встречается в этих районах, что, однако, с подобными хирургами не может быть поводом для удивления. Подобно каждому полуцивилизованному народу, их materia medica чрезвычайно проста: настой горькой полыни используется почти при любой болезни; и питательный отвар, составленный из старых цветов, душистой ромашки и меда используется от кашля. Казацкая водка является универсальным средством, когда применяется внутренне — от колита, лихорадки и т. д.: а когда разбавляется с водой, облегчает офтальмию и различные кожные болезни.

Калмыки и турки, странствующие племена, являются лекарями кавказцев, и если бы я мог описать те детали, которые были мне предъявлены, то оказалось бы, что некоторые эскулапские подвиги заслуживают записи; особенно лечение эпилепсии, которое, кажется, они осуществляют очень простыми средствами. Запомните, однако, что утверждая это, я полагаюсь на черкесов, сообщения которых подтверждает мой слуга Натан, заявляя, что случаи успешного лечения довольно часты. Лекарство, которое использовалось — корень artemesia, Lin *, который растет из земли, за несколько дней до или после Михайлова дня (29 сентября — Н. Н.): деревянистая часть отбрасывается, но другая часть корня, коричневая и сочная, вместе с корой после высушивания в тени сохраняется для использования. Все это, когда необходимо, растирается, и примерно чайная ложка дается пациенту, разбавленная теплым питьем, за полчаса или час до приступа, тот больной, который должен оставаться в постели, принимает его очень теплым, а также сильно согретый разбавленный спирт до тех пор, пока сильно не вспотеет. Доза повторяется подобным образом каждый третий день, девять раз, когда пациент считается вполне вылеченным. Пациент должен, тем не менее, избегать в течение нескольких месяцев крепких напитков и какой-либо кислой, неудобоваримой пищи, кроме всего, он должен заботиться, чтобы не простудиться. В некоторых случаях, особенно связанных с детьми, одна лишь доза способствует лечению.

Меня также познакомили с калмыцким средством от бешенства, которого, как они говорят, вполне достаточно для исцеления. Как выясняется, в соответствии с их утверждением, когда человек столь неудачлив, что получил порцию яда бешеного животного, у него под языком образуется несколько белых пятен или язв, которые вызывают сумасшествие, но, если они разрезаются и вырезанные части прижигаются, то лечение является законченным, операцию следует, однако, проводить в то мгновение, когда они появятся.

Это сообщение я также подтверждаю и не отрицаю. В любом случае, было бы желательным для некоторых наших медиков выяснить, действительно ли те явления, которые я описал, имеют место при бешенстве, или нет.

В моем облике стамбульского хаккима (врача — Н. Н.) меня часто призывали к больным, когда, вопреки нашим европейским обычаям, я постоянно находил дом пациента окруженным множеством молодых людей, создающих на всяких шумных инструментах, которые они могли собрать, ужасный гул, к которому они присоединяли громкие крики для того, чтобы отпугнуть злого духа. Одним словом, я обнаружил в комнате одного из врачей, он расположился на полу, неподалеку от постели пациента; он не оказывал ему помощь пилюлями или лекарственными жидкостями, но бормотал случайные заклинания; между каждым предложением которых он хранил глубокое молчание.

Во время одной из прогулок я встретился со случаем сомнамбулизма, у дочери черкесского аристократа Ногай-Селим-Гирея, недалеко от реки Убин. Девочке было, вероятно, 12 лет, и она страдала от болезни последние 2 года. Во время приступа, который обычно длился от одной до трех недель, она была приучена вышивать, петь под лютню или произносила импровизированные стихи в песенном тоне, всегда пророчившие некоторые важные для страны события, которые должны были случиться; но она никогда не произносила ни слова, ни отвечала на вопрос и, казалось, адресовала свои знаки скорее к некоторому невидимому духу, чем к людям вокруг нее; она также предписывала средства для больного, чье имя она упоминала, давала совет воину, порицала злого и уверяла своих сограждан, что они выстоят в их соперничестве с Россией, ни единого слова не оставалось в ее памяти, когда она просыпалась от своего магнетического сна. В то время, когда продолжалось это помрачнение ума, черты ее лица имели неестественно серьезное выражение для столь юной девочки: ее обоняние также было столь обостренным, что она могла узнать приближение любого человека, которого знала, на значительном расстоянии, при этом она оказывала ему или капризную нелюбовь, или склонность; её здоровье, казалось, страдает существенным образом от этих приступов, так как она постоянно просыпалась от транса бледной и, очевидно, сильно истощенной.

Эти сомнамбулы, или, как французы их называют clairvoyantes — столь особенные для горных стран, кажется, образуют феномен животного магнетизма, еще до конца не понятый. Я встречался с подобным случаем несколько лет назад, во время рыбалки в соседнем Линдау, на берегах озера Констанса, у дочери барона фон Рейдера; она была почти такого же возраста, как наша черкесская Кассандра (40), и, подобно ей, одарена способностью пророчества. Продолжительность приступа и симптомы пациентки были также похожи, за исключением того, что юная германская леди часто оставалась каталептической в течение нескольких часов, чего я не наблюдал у другой.

Черкесы служат замечательным примером превосходства мучного рациона над животным: сильные и почти незнающие болезней, активные, они достигают очень преклонных лет, в то время как ногайские татары и калмыки, которые проживают среди них и любят мясо, особенно конину, подвержены различным болезням, особенно кожным. Они также более унылые по своему темпераменту, менее отважные и деятельные и редко когда достигают преклонных лет, как их более воздержанные соседи. Кроме склонности ногайцев и калмыков к животной пище, они часто слишком много пьют, подобно их собратьям в Крымской Татарии, алкогольный напиток, разбавленный молоком кобылицы,— порока, от которого черкесы, можно сказать, полностью свободны и, насколько я смог изучить, они не считают конину деликатесом.

Уважение, оказываемое пожилым жителям Кавказа, является не менее восхитительным, чем их гостеприимство, и заслуживает, чтобы быть заимствованным европейцами. Совета самого почтенного человека деревни ищут с благоговением; его решениям подчиняются во всех случаях мелких раздоров; когда он говорит, самый болтливый человек тотчас замолкает, если он сердится, его обвинения терпеливо выслушиваются; если он ударяет, удар никогда не наносится в ответ; зимой самый теплый угол недалеко от огня предназначается ему и считается честью зажечь для него чубук. Когда он хочет ехать верхом, ловят его лошадь и седлают ее, а по возвращении почти дюжина юношей бежит, чтобы помочь ему спешиться. Счастлив человек, которого он благословляет и действительно проклят тот, которого он проклинает, так как его все избегают.

Даже к бедной униженной женщине, обычно незнающей доброты и уважения на Востоке, относятся с очень большой внимательностью. Менестрели, подобно древним трубадурам, поют песни в честь ее очарования и добродетелей. Храбрые рыцари прежних времен никогда не оказывали более уважительной галантности к прекрасному полу, чем эти простые горцы, и этот народ сейчас под угрозой рабства или уничтожения!

Суммируя добродетели черкесов, мы не должны забывать об их милосердии; бедный человек никогда не плачет у двери богатого напрасно; сирота обеспечивается самым близким родственником, как его собственный ребенок; если дом человека сгорел, соседи помогали в построении его; если он потеряет свое стадо из-за болезни или свое зерно из-за насекомых-паразитов, каждый оказывает ему помощь, которую обязанная сторона всегда считает долгом совести вознаградить тем же, когда к ним соблаговолит судьба.

Подобно всем горцам, черкесы чрезвычайно суеверны: на людях, глаза которых определенного цвета и формы, лежит пятно отмеченных злым глазом; следовательно, все, на что они посмотрят, должно иссушиться, если у них нет амулетов; также люди без особой внешней привлекательности или рожденные с физическими дефектами являются, в большей или меньшей степени, объектом антипатии, так как считаются невольными посредниками злых духов; даже ранам и умершему воину приписывается подобное действие. Когда человек ранен и помещен на свое ложе, его друзья обычно убирают любое оружие от его взора и располагают у двери его комнаты чашу воды с яйцом в ней и лемех перед ней для отпугивания приближения любого демона, который, возможно, будет приставать к больному. Если человек желает посетить своего раненого, он должен перед входом ударить три раза по двери и затем разбрызгать немного воды по комнате. В отличие от ложа больного в цивилизованных странах, где все строго молчат, здесь мы нашли комнату, полную веселящейся пением и танцами молодежью. Это делается частично с целью отвлечения внимания пациента от страданий и, частично, чтобы прогнать злого духа, который, как предполагается, находится по соседству. Числу три, по-видимому, этими людьми придается некоторый мистический смысл: оно упоминается в составе всех их излюбленных ритуалов, когда выполняется любое важное дело или даже при самом пустяковом действии.

* Если это лекарство после применения не оказывало эффекта, возможно, нужно посоветовать достать растение непосредственно с Кавказа, так как климат, как известно, существенным образом влияет на качество всякого растения.

Добавить комментарий

Комментарии


Защитный код
Обновить

HotLog
Rambler's Top100