ЧЕРКЕСЫ (САМОНАЗВАНИЕ АДЫГИ) – ДРЕВНЕЙШИЕ ЖИТЕЛИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА

ИХ ИСТОРИЯ, ПО МНЕНИЮ МНОГИХ РОССИЙСКИХ И ИНОСТРАННЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ, КОРНЯМИ УХОДИТ ДАЛЕКО ВГЛУБЬ ВЕКОВ, В ЭПОХУ КАМНЯ.

// реклама

История Черкесов

Кто такие черкесы

«Не познав своей сути, человек не познает своих
потребностей. Точно так же - с народами ».
Х. Мамай

Историческая наука основывается на фактах, выводы же, сделанные при отсутствии фактов - это гипотезы и мифы. Безосновательные выводы лишь подчеркивают их уязвимость и несостоятельность. В непроглядной глубине веков очень трудно рассмотреть следы передвижений племен и народов, в особенности тюрков. Историю тюркских наемников-мамлюков трудно локализовать территориально, поскольку тюркские племена в разное время являлись посредническим звеном между Западом и Востоком. Чтобы восстановить истину, нужны неопровержимые доказательства: данные лингвистики, ономастики, этнонимики, литературы, архитектуры. Как известно, народ, нацию определяют в первую очередь на базе общности языка, территории, социально-экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры этноса.

Казалось бы, все ясно и понятно, приведены все известные хронологии мамлюкских династий и государств, созданных тюркскими наемниками-воинами от Индии до Египта, примеры привлечения тюркских гвардейцев Византией, Персией, Китаем, Русскими княжествами, Грузией, Болгарией, Венгрией, Арабским халифатом - все это подтверждается историческими данными средневековых хроник. Но существуют и противоположные мнения по данному вопросу и мы должны определиться в едином мнении. Автор книги «Черкесские мамлюки» С. Х. Хатхо пишет следующее: «Вообще, антропонимический фактор занимает ключевое место в процессе выявления этнической принадлежности того или иного мамлюка. Так, если мы встретим в хрониках такие имена, как Барсбай, Бибарс, Джакмак, Каит, Кансав, Биберд и т. д., то для исследователя, знакомого с кавказской антропонимией, совершенно очевидно, что носители этих имен являются черкесами». (стр. 50).

Описание внешности Бибарса также не соответствует азиатскому типу кипчаков, мамлюкские хронисты употребляли в отношении черкесских султанов слово «турок» как более общее понятие (стр. 51).

Султаны Бибарс и Калаун считаются кипчаками, несмотря на то, что племени Бурдж никогда не существовало, (ссылаясь на С. Закирова) (стр. 51).

Имя Бибарс черкесское - Пыиперэс.

В кипчакских степях мог родиться кто угодно, не только кипчак.

Черкес, эмир сотни Оздемир ал-Хадис. Ускакал с несколькими воинами к монголам, выкрикивая, что они сдаются на милость Менгу-Тимура. Подъехав к татаро-монголам, он сказал, что хочет сообщить нечто важное их вождю (стр. 68).

Черкесы сохраняли свой язык, причем многие из них едва владели арабским (стр. 155).

Косожский князь Редедя имел свой герб. Приведем несколько цитат из другой его книги «Черкесские (адыгские) правители Египта и Сирии в XIII-XVIII вв.».
По всей видимости, встречающееся у ибн-Ийаса нартское имя Сосруко в форме Сосрук, является первым письменно зафиксированным свидетельством бытования этого имени в черкесской среде. (стр. 11).
Военная иммиграция черкесов в Киевскую Русь продолжилась вплоть до монгольских войн. Создается впечатление, что все или почти все военные специалисты на службе у русских князей XI-XIV вв. - черкесы, абазины и осетины. Количество славяно-адыгских имен отнюдь не ограничивается приводимым списком: Нечевич (ср. Нагуч; Доман (ср. Доманука)); Козарин (ср. Кажар) Керебет; Домаш Твердиславич (ор. Томаш, Томашук); Мелик Семен (ср. Малэкъуэ Семэн); Олбырь Шерошевич; Баяндюк (ср. Байантыкъо); Варазко Миюзович и т. д. (стр. 38).
Иное значение имеет антропонимический фактор. Итак, обратимся к именам бурджиитских князей: Анас - Iэнэс; Бештак - Бэщтэкъо; Катмоса - Кайтмес; Саук - Шъаукъо; Яросланопа - Арсланипа (Арслан - аланское имя, ипа - абхазское и абазинское окончание, означающее «сын»); Басте - Басте (Басте - фамилия у шапсугов); Селу - Залук (фамилия у кабардинцев); Урузоба - Урус-ипа; Алук - Алеко (алэкъо); Асень - асское имя; Алтунопа - Алтун-ипа (имя тюркское, окончание абазинское; Асадук; Томзак; Курток; Осалук; Тарсук-(стр. 133) аланские (асские) и тюркские имена с черкесскими окончаниями. Само название племени звучит отчетливо в распространенной у адыгейцев фамилии Бырдж. (стр. 43).
Последний правитель Бырджей, пши Бачман, погиб в 1241 году одновременно со своими союзниками черкесским пши (князь) Таукаром и ассом Качируко-Але (стр. 49).
Мотивы похода Тамерлана в Черкессию были во многом субъективны и личностны: это была месть за черкесские набеги в Хорзем (стр. 50).
Значительный интерес представляют данные генерала А. Ригельмана, который писал, что современные ему донские казаки единодушно заявляют, что произошли от черкесов. (стр. 59).

К этнографическим деталям, привнесенным черкесами на Украину относят форму и технологию жилища; отапливание жилища кизяком; тяжелые деревянные плуги, наличие у запорожцев черкесского седла; обычай брить голову, оставляя при этом клок волос на макушке; ткань «Черкессину», из которой шилась прежняя украинская одежда; головной убор и черкесские кафтаны. (стр. 59).

Алмазное сверление отверстий и проемов алмазная резка резка проемов.

Термин «Паша» (пашэ) явно заимствован турками-османами у адыгов. Возможно, первые паши османов были из числа мамлюков. Сами османские правители являлись вассалами черкесских султанов и, в этой связи, могли широко использовать черкесский военный опыт (стр. 61).

В средневековой истории Крыма черкесы фигурируют довольно часто. Армянский историк Крыма Тер-Абрамян в своей книге перечисляет следующие населенные пункты и местности, связанные с черкесским присутствием: село Черкес, Черкес-Эли, Черкес Тогой, Черкес кош, Черкес тюз, Черкес кермен.

П. С. Палас отмечает также еще один топоним, связанный с черкесским присутствием на полуострове, это верхняя часть реки Бельбек по названию Кабарда. (стр. 69).

Мамлюки каранис т. е. мамлюки ветераны. И хотя совершенно ясно, что под каранис подразумевается опытные воины-ветераны, этимология самого слова не выяснена. (стр. 99).

Черкесы обозначены в мамлюкских источниках как Джаркас, или Джаркаси. Есть также альтернативные транскрипции: Чаркас, Шаркас или Шаркасия (стр. 108).

Тюркские мамлюки Египта настолько уменьшились в числе, что все оставшиеся из них состояли из кучки уцелевших ветеранов и детей. Национальная солидарность и монопольное господство черкесов выражалось в употреблении в одновременных источниках терминов «люди» (ал-каум), народ (ал-джанис), племя (ал-та, ифа) исключительно по адресу черкесов. (стр. 111).

Эмир Алан-Караджа начал свою карьеру в качестве пажа и оруженосца султана Каитбая. Фамильное имя, прозвище - ибн Караджа, свидетельствует о том, что этот мамлюк происходил из княжеского осетинского рода Карадзаути. В мае 1509 г. он был отправлен послом к османскому султану (стр. 137).

Намереваясь избавиться от главы сирийских аййубидов эмира ал-Малик ал-Кахира, которого подозревали в организации заговора, Бийбарс подал ему во время пира в знак милости чашу с кумысом. Кумыс был отравлен. Эмир, почуяв опасность или зная о ней, переменил чаши с кумысом, когда султан отвернулся. Бибарс выпил отравленный напиток и умер через тринадцать дней в ужасной агонии. (стр. 175).

Замечание Макризи, аз-Захира, ал-Айни и других хронистов о турецкой (тюркской) принадлежности Бибарса и Калуна, не могут быть использованы для этнической идентификации. Термин «турок» и в XIII веке, и позднее не имел определенного этнического содержания: мамлюкские хронисты называли тюрками армян, аланов, грузин, абхазов, черкесов, кипчаков, монгол, русских и даже греков-византийцев. (стр. 181).

Культура черкесской общины средневекового Египта представлена великолепными архитектурными памятниками (стр. 286).

Сохранились свидетельства средневековых писателей о бытовании в мамлюкской среде аталычества. (стр. 289).

Брентрандон де ла Брохвиер, посетивший Палестину и Сирию в 1432 г., путешествовал в компании черкеса Мохамеда, гвардейца султана Барсбая. Выехав за пределы мамлюкского султаната, на территорию малоазийского туркменского княжества Эрегли (Араклея) черкес был вынужден представлять своего бургундского товарища черкесским мамлюком (стр. 289).

Султан Кансух ал-Гури был последним черкесским правителем Египта.

В книге «Черкесские мамлюки» автор Х. Хатхо пишет, что в половецком объединении племен, не существовало орды «Бурчевичей, Бурджаков». Но данные летописей говорят обратное. В рассказе о походе русских 1195 года летопись донесла до нас особый материал, потому что в нем названы многие орды и роды, объединенные Канчаком в «Донской союз». Союниками хана Канчака были Таксобичи, Колобичи, Етибичи, Тортробичи, Торголове, Улашевичи и Бурчевичи. Многие из перечисленных родов половцев неоднократно встречаются на страницах русских летописей: Токсобичи, которые известны еще во второй период половецкой истории и Бурчевичи, которые были одной из самых сильных орд приднепровского объединения. В XIII веке непокорная часть половцев с боями отступала в двух направлениях на Запад, и Восток. Взяв штурмом Дербент, половцы прорвались в Закавказье, многие из них осели в Азербайджане, об этом говорит ономастика края. Три селения Куманлы, несколько селений под названием Буджаг. Этноним Буджаг сохранился в начале XX века в названиях селений: Кара Буджак, Джвавском и Гегчайском уездах; Эгри-Буджаг, Агумском, Буджаг - Нухимском («Этническая ономастика». Данные расселения тюркоязычных племен в Азербайджане в XI-XIII вв. Стр. 149).

В грузинской летописи «Картлис цховреба» сказано, что половцы входили в отряды кавказцев, боровшихся с войсками монгольского хана Хулагу в 1256 г., и что в походах иранского шаха Газана участвовали половцы, «прославившиеся бесстрашием и отвагой».

В XII-XIII в.в. основное население городов Крыма составляли хазары, болгары, половцы, то же самое было и в городах северного Кавказа. Все это подтверждается особенной близостью языка крымских татар с языком карачаевцев, балкарцев, кумыков и ногайцев. Таким образом факты историографического порядка дают неопровержимые доказательства того, что мамлюки-бурджиты были выходцами из половецкого объединения племен. Мы уже говорили, что султан Бийбарс не мог в Каире обходиться без переводчика, Калаун не знал арабского. По утверждению Макризи: «Бийбарс родился в Кипчакии (Судак), оттуда же родом был его брат Салмиш, и султан Калаун».

В 1288 году на личные деньги Калауна в городе Солхате была воздвигнута мечеть (как известно, дом в чужом огороде не строят, а тем более мечеть). В предыдущих главах мы приводили множество фактов, подтверждающих тюркскую языковую принадлежность бахритов и бурджитов, это отмечает и Босфорт: «искусственное разделение династий».

Личные имена мамлюков открывают нам яркую страницу в истории тюркских народов, где отразились следы всех хронологических эпох. В этом плане примечательна история одной ошибки. Началось это в конце XVIII века, когда Гюльденштедт обнаружил имена половецких ханов в Осетии и на этом основании начал утверждать, что осетины потомки половцев. Несколько позже эти же самые половецкие имена Клапрот сумел найти у адыгов. Но если за основу брать внешнее сходство антропонимов, то надо признать, что хан орхонских тюрков Могилян был армянином. Как ни странно, подобные заблуждения обладают удивительной живучестью, спустя даже десятилетия. На их основе сложились теории, ссылки, они перекочевывают в новые издания, обрастая, как снежный ком, который не выдерживает малейшего прикосновения. Скорее всего это не заблуждение, а стремление выдать желаемое за действительное. Подобные случаи в истории имеют место, стремление к удревнению своей нации, к величию - соблазн огромный, перед которым не устояли даже большие историки. В Древнем Риме практиковалось правило: - все что не устраивает очередного императора, должно предать забвению. Но каким бы жестким не было правило, оно не приносило желаемых результатов, в силу своей противоестественности. Факты - вещь упрямая.

Вот что пишет С. Х. Хатхо: «На кабардинскую принадлежность имен половецких ханов обратил внимание Г. Ю. Клапрот. Уже ссылаясь на Клапрота, о черкесском (т. е. адыгском) характере имен пишут Ш. М. Хавжоко, Дж. Н. Коков». В дальнейшем он сам ссылается на вышеотмеченных авторов для большей уверенности и приходит к выводу что половцы - это чуть ли не кабардинцы-адыги.

В мировой практике бывают примеры, когда благодаря ошибке ученые делают открытия. Надо признать, автор в одном прав: кабары, кабарды, ковары были одним из хазарских племен, тюрками. Шеркес или черкес - самоназвание казахов Младшего жуза. Слова черкес, черкас, шеркес, казак, казах, кимак, кайсак - тюркские слова-синонимы. Данной теме мы посвятим отдельную главу.

Торксильд Якобсен считает, что на ранних этапах развития общества этнического самоназвания вообще не было.

В трудах С. Х. Хатхо четко просматриваются неувязки фактов и их заведомо произвольная интерпретация. Приведем другие его факты и аргументы:

Если основным фактором выявления этнической принадлежности мамлюков являются личные имена, как объяснить то, что из 54 имен мамлюкских султанов 28 тюркские, которые не вызывают ни малейшего сомнения, остальные же 26 имен арабского происхождения. Из сохранившихся имен знатных мамлюков-эмиров и атабеков, исследованных в данной работе, все 160 тюркского происхождения, которые в настоящее время бытуют у тюркских народов (карч, балк, кум, ног, тат, казах). Наверное, всем понятно, что в арабской стране тюркскими именами массово не пользовались, поскольку они не имели ничего общего с мусульманской религией. Мамлюки - единственные, кто сохранил свои тюркские имена на Востоке.

Антропологически тюркский этнос неоднороден, но основная часть - представители большой европеоидной расы. В целом антропологический облик тюрков с древнейших времен характеризовался преобладаниями европеоидных признаков при весьма слабой примеси монголоидности или ее отсутствии (см. гл. быт и культур тюрков). В этом плане можно привести данные археологии. Мизиев И. М., со ссылкой на А. Х. Нагоева пишет: «адыго-кабардинцы даже переняли кочевой курганный обряд захоронения и соблюдали передвижной образ жизни» (ук. раб. с. 132). Если занести это в счет культурных взаимосвязей, то требуют объяснения случаи обнаружения в кабардинских курганах черепов с признаками монголоидности. (Археология, Нальчик 1980. стр. 92).

В «Лаврентьевской летописи» описана битва на Сюурлие (стр. 377) князя Игоря и Канчака с подробным уточнением. Там же названы все племена и кочевья входившие в объединение Канчака, среди них Бурчевичи (Бурч, Бурдж) - откуда и название мамлюков-бурджитов.

Имя Бибарс, Байбарс, Бейбарс - типично тюркское, «Бий» (титул) князь, господин, «Барс» - леопард, снежный барс (общ. тюрок). Для убедительности приведем другие примеры: Аубарс - гуннский полководец Атиллы; Бейбарс - могучий тигр (турец.) (А. Гафуров, ук раб.); Бегбарс - половецкий хан (С. А. Плетнева «Половцы» стр. 148); Тибарс - тюркский хан, «укротитель барсов» (Л. Гумилев, «Тюрки»); Братья Бегубарсовы - Осень и Сказь - родоплеменная группа половцев (С. А. Плетнева, там же стр. 64); Барсбит - царевна хазар, мать кагана Барджбиля (Л. Гумилев, «Древние тюрки»); Барсбек - тюркский хан (Л. Гумилев, там же); Бибарс Ростов - ногайский князь (в 1510 г.); Юлбарс, Кулбарс - имена восточных тюрков - «тигр» (А. Гафуров, с. 214); Жолбарс - хан среднего жуза казахов («Династия ханов», К Салгарин, с. 46); Ханбарс и Байбарс - татарские личные имена; Елбарыс и Белбарыс - братья хана Жанибека («Родословная тюрков», Ш. Кудайберды, ук. раб, стр. 99); Бийаслан, Барысбий - карачаево-балкарские имена синонимы;
Справедливо было бы задать вопрос самому автору: на каком языке разговаривал черкес-эмир сотни Оздемир с татаро-монголами? Наверное, стоит напомнить, что основная масса войск Хулагу состояла из представителей тюркского этноса. В предыдущих главах мы отмечали этот факт. Напомню лишь одну фразу из Сеида Кутба о сражении их с мамлюками: «Однако они выстояли перед лицом своих соплеменников, которые атаковали их» (ук. раб. стр. 98). Стоит ли уточнять, чьими соплеменниками были татаро-монголы?
Нет сомнения, что косожский князь Редедея имел герб, тамгу. Непонятно другое - Мстислав в X веке уводит с собой косогов (адыгов) на Русь, но они почему-то на славянской земле становятся тюрками, общее название которых было Черные клобуки - это торки, берендеи, ковуи. Таким образом, чтобы прояснить проблему, необходимо обратиться к более ранним сведениям.

Китайские источники, по мнению Б. Б. Ирмуханова, этнонимом ка-са, ко-са именовали хазар (ук. раб. стр. 66). Данлоп, ссылаясь на китайские летописи, считал народ «ко-са» этнонимом древних уйгур (там же, стр. 64). Аналогичный вывод сделал Бретшнейдер, «ко-са» - народ тюркского происхождения. К такому же заключению пршел Ибн-Саид ал-Магриби: «... народ каса-тюрки». Примечательно, что тамга половцев называлась «кос тамга (соединенная тамга)». Олжас Сулейменов, основываясь на показаниях лингвистического компаса, косогов считает тюрками («Аз и Я», стр. 72).

Византийская империя на территории Северного Кавказа имела свои епархии, города, долгое время вела торговлю с народами, населяющими данный регион. Так, император Константин Богрянородный различал страну Касахию (т. е. тюрков-касогов - казахов) от Зихии (адыгов). Совершенно понятно: Зихи - предки адыгов. В таком случае, чьей страной была Касахия? Арабский географ Масуди среди народов Кавказа выделяет народ «кашаков». Этим этнонимом грузины и осетины называют кабардинцев - «кашаки», «касаки». Б. Мальбахов в книге «Средневековая Кабарда» пишет: «Некоторые факты прямо подтверждают предположение И. П. Козловского в работе «Тмутаракань и Таматарха», что князь Идар, собрав кахов, хагасов и воинов других адыгских племен, пошел на Таматаркай». (ук. раб стр. 61). Кахи - это адыгейцы. Кто же хагасы? В составленной в II веке «Истории династии Тан», приводится суммированная сводка тюркских династий, начиная с эпохи Хань. Там говорится: «Хагас - есть древнее государство Гянь-гунь (тюрков). Оно лежит от Хами на запад, от Хара Шара на север, подле белых гор». (Древние кыргызы, стр. 14). Там же есть и такое примечание: «Ли Лин остался у гуннов и получил во владение Хагяс, где потомки его царствовали почти до времен Чингиз-хана». Этнонимом хагяс китайцы называли древних киргизов. В материалах по истории Киргизии, изданной в Москве в 1974 г., сказано: «черкасы - одно из древнекиргизских племен». (МИК, стр. 213).

Кристина фитцжеральд жулебино - студия красоты хельга в жулебино www.helgastudio.ru.

Следует также объяснить читателям, на каком языке разговаривали касожский князь Редедея и Мстислав? В Мальбахов считает, что Мстислав знал косожский язык. Да, он действительно знал косожский (тюркский) язык, поскольку Русский улус на протяжении многих веков входил в тюркские государства, с периода Хазарского каганата и до падения Казани. В этом была необходимость, тюркский язык являлся на Руси вторым языком. Во-вторых, в раннем средневековье никаких контактов адыгов и славян не могло быть, поскольку даже в более позднее время для русских Предкавказье и донские степи - малоизвестная территория. Иначе как понять фразу из средневековой поэмы «Слово о Полку Игореве», и ее неуклюжую расшифровку у С. А. Плетневой: «Конечным результатом похода Игоря должно было быть возвращение Руси «Земель незнаемых» - Тмутараканского княжества, Крыма, где в конце XII века кочевали и хозяйничали половецкие орды». (Половцы стр. 161). Странно, как можно возвращать «земли незнаемые»?

В контексте антропонимов мамлюков Египта важно отметить, что имя героя нартского эпоса Сосрук встречается в карачаево-балкарской форме. В этой связи следует отметить еще одно свидетельство о существовании в среде мамлюков героических сказаний. В сведениях Ф. Кепюрлю (цитирую): «В войсках мамлюков для воодушевления воинов было широко распространено чтение стихов на тюркском языке, сопровождавшееся игрой на гобузе. Известно также, что у тюркоязычных племен, осевших на арабских землях, эпические сказатели во время сражения играли на гобузе, прославляя героев и поднимая дух в войсках...» («Советская тюркология» 1971 г. № 1, стр. 39).

Непонятно, с какой целью автор (В. Мальбахов ) вводит в заблуждение читателей. Ни одна сохранившаяся летопись не упоминает в этот период «военных специалистов на службе у русских князей» из представителей адыгов, абазин и осетин. В то же время имеется масса фактов привлечения тюркских наемников. Это были хазары, болгары, асы, печенеги, половцы, татары и многочисленные их ответвления. Автор упорно не желает считаться с неопровержимыми фактами. Никаких бурджитских князей с такими именами в источниках не зафиксировано. На самом деле это имена ханов половецкого объединения племен. Ошибка Гюльденшнедта, с легкостью поднятая на штандарт. (Подробно все это описано в главе «Личные имена мамлюков»).

Половец Бачман из кочевья Бурчевичей поднял восстание в городе Дидякове. По мнению Х. А. Хизриева, в восстании 1241 г. участвовали не только половцы (как это следует из летописи Рашид-ад-дина), но и значительные группы алан. (ук. раб. стр. 36). Если учесть, что для подавления восстания северо-кавказских половцев, куда входили тюркоязычные хазары, болгары, аланы, асы и собственно половцы, были вовлечены русские дружины, то можно оценить, насколько оно было масштабным. В повествовании Джувайни сказано: «Когда все преклонили голову перед начертанием (высшего) повеления, то между кипчакскими негодяями нашелся один, по имени Бачман (в хронике Бацман), который с несколькими кипчакскими удальцами успел скрыться». Согласно данным Рашид-ад-Дина, Бачман имел титул «эмир» и происходил из кипчакского племени «эльбурлик». С. А. Плетнева считает эль-бури-лык объединением Бурчевичей, известных в восточных источниках как Бурджоглу, Бурджиты. Таким образом, Бачман являлся прямым потомком хана Боняка (Бойнак), вождём одной из самых воинственных орд южного объединения половцев. Указанным фактам особый колорит придают сведения Джувайни, где автор отождествляет половцев и алан. Известно, что сподвижниками его были асский предводитель Качир-Укуле (точнее Качирук улу) и черкес Тукар, причем у обоих тюркские имена.

Чтобы правильно определиться по пунктам 5, 6, 7, 9, 11, нужно их рассматривать совместно. Факты, выстроенные в строгий логический ряд-выявляют и проясняют задачу.

Начнем с главного: кто такие черкесы? Б. Х. Мусукаев пишет: «Название «черкес» широко распространилось по Восточной Европе и Азии. Часть носителей этого названия была по происхождению адыгами». (ук. раб. с. 16). действительно, малороссы (украинцы, запорожские казаки), именовались черкассами. Северокавказские народы вплоть до революции также именовались черкесы, черукасы, карачеркесы. А между тем, ни украинцы, ни казаки, ни адыги не называют себя этим этнонимом. И наконец, сами черкесы Карачаево-Черкессии не называют себя этим названием, они являются беглыми кабардинцами, что засвидетельствовано в истории. Все эти народы называют себя «адыга». В связи с этим возникает вопрос, существует ли народ или племя, которое сохранило данный этноним?

Оказывается существует - это западные казахи Младшего жуза и алабугские татары. Убедительное подтверждение этому мы обнаружили в «Родословной тюрков, киргизов, казахов и ханских династий» автора Шакарим Кудайберди-улу. Он пишет: «шеркесы входят в Младший жуз казахского народа». (ук. раб. стр. 68). Более конкретные сведения мы обнаружили в работе известного историка В. В. Радлова: «шеркес - подразделение казак-киргизов малой орды, племени алачин». (ук. раб. ст. 75, 113, 287). К сказанному следует добавить цитату из А. М. Байрамкулова: «Древние черкесы были одним из самых больших тюрко-аланских племен. Верность сказанного подтверждается большим количеством новых материалов. Это этноним Черкесли в Туркменистане, древнее киргизское племя черкас, крымско-татарское собственное имя Черкас, ногайское Таучеркес». Этнотопонимы Черкас встречаются на огромной территории, где не только не жили черкесы-адыги или их части, но где они вообще никогда не бывали. Еще в 1835 г. академик Петр Кеппен показал, что черкесы Крыма не были предками современных адыгов (черкесов). Об этом писал и знаменитый академик В. В. Радлов. Это доказано Н. Г. Волковой. Это показал на огромном фактическом материале анонимный автор Ф. В 1863 г. (Ф. стр. 849-861) (ук. раб. стр. 58, 135).

Таким образом этноним «шеркес» - самоназвание казахов Младшего жуза, которые проживают в настоящее время в Гурьевской, Уральской и Астраханской областях бывшего СССР, а также алабугских татар, живущих в Калмыкии и Астраханской обл.

Младший жуз казахов, по сведениям их фольклора, считается происходящим от половцев, которые впоследствии вошли в улус Чингисхана - Синюю орду. Тохтамыш был ханом этой орды, оттуда был родом и другой претендент на престол - хан Черкес. Не следует его путать с адыгами, поскольку на трон в Золотой Орде мог претендовать только чингизид. Великий завоеватель Тамерлан так и остался навсегда эмиром, по одной причине - он не был чингизидом.

По сведениям Ибн Баттуты, в столице Золотой Орды Сарае были асские и черкесские кварталы. Вполне очевидно, что автор прав: в Астраханской области и сейчас живут казахи-шеркесы и асы-ногайцы, черкесы-татары.

В связи с приведенными фактами становится ясно, почему ошибся автор с легендарным походом на Хорезм. Набеги на Хорезм в действительности были совершены туменами Тохтамыша, которые комплектовались из казахов-черкесов. Надо считаться с тем, что в ту пору не было армий, которые могли противостоять Тимуру, Тохтамышу и Баязиду - трем тюркским владыкам. Таким образом, наивно думать, что поход Тимура на Кавказ - месть за мифический черкесский (адыгский) набег на Хорзем.

Грузия - одно из ранних феодальных государств на Кавказе. В этой связи интересно знать, что писали грузинские хронисты, очевидцы, которые прекрасно разбирались в этнической принадлежности соседей. Хазары, болгары, савиры, асы, половцы неоднократно участвовали в войнах Грузии. Разбирая напластования отдельных эпох на страницах древнегрузинских летописей Меликашвили Г.А. выделил на Северном Кавказе несколько периодов гегемонии тюркских племён: IV-VI в.в. – гунны, VII-IX в.в. – хазары, XI в. – половцы(кипчаки) («К истории древней Грузии». Стр. 37). К сожалению, автор не отметил золотоордынский период – XII – XV в.в. Если верить хронике Леонтия Мровели, бун-турки (коренные турки) – это доэллинистическое население Картли (ук. р. стр. 27). Возможно, данный факт противоречит отечественной историографии, однако свидетельствует о древних связях тюрков и Грузии. В XI в. эти отношения были союзническими, приведём несколько примеров. Хронографии Матвея Эдесского сообщают о конфликте эмира Ганзак Хази с Давидом IV в 1121 - 22г.г. Под командованием царя Картли выступило 15 тыс. кипчаков, 500 алан и 100 франков. (Еремян С. Т. «Юрий Боголюбский и грузинские источники». Стр. 144). В 1177 г. на стороне царя Георгия III выступило 5 тыс. кипчаков во главе с Купсаром, при подавлении оппозиционного движения крупных феодалов.(Лордкипанидзе Н. Д. «История Грузии XI-XIII в.в.» стр. 98). Арабский историк Ибн ал-Ассир писал следующее: «В 514 году Хиджры (1120 г.) произошло вторжение курджов в мусульманские области, они выступили вместе с кипчаками». В ответ мусульманское войско вторглось в Грузию и подошло к Тбилиси. Встретившись, обе армии выстроились чтобы сразиться. Арабский историк приводит пример кипчакской тактики: «200 всадников кипчаков выступили вперёд. Мусульмане (турки) подумали, что они хотят сдаться в плен по аману и поэтому не приняли мер предосторожности, смешавшись с ними, были встречены стрелами. Ряды мусульман пришли в расстройство, и поэтому те, которые стояли дальше, вообразив, что началось бегство, обратились также, в бегство. Войска бежали друг за другом и из-за сильной давки сшибали друг друга, вседствии чего многие из них были убиты». («Тарих ал=Камиль», пер. П. Жюзе, стр. 123-125). Ибн ал-Асир считал этих 200 всадников половцами, поскольку перед турками-сельджуками выдать себя за перебежчиков могли лишь тюрки-кипчаки, которые имели с ними общий язык и происхождение. Следует отметить, эту тактику применяли мамлюки при сражении с воисками чингизидов. В 1122 г. кипчаки и аланы участвовали в освобождении Тбилиси, в 1123-24 г.г. половецко-грузинские войска совершили поход на Ширван. Историки Давида сообщают чиссленность половцев, которые принимали участие в этих походах – 50 тысяч. («История Грузии» пер. М.И. Броссе ч. 1 стр. 367 – 369).

Думается, примеров достаточно, чтобы понять, насколько Грузия была осведомлена об этническом происхождеии «полков половецких».

Остаётся неуточнённой одна строка В.А. Пархоменко, который считал отрывок из Ипатьевской летописи под 1201 г. заимствованием из половецкого эпоса и указал: «Во Обезы» – это значит, в Грузию. Л.В. Черепнин, Н.К. Гудзий считают, что Обезы - это Абхазия, Г.В. Цулая полагает, что термин Обезы возник под влиянием абазин. Правильное значение данного слова объясняется с карачаево-балкарского языка. Связующим звеном между Русью и Грузией были тюркские племена. Гюрджи – это тюркский этноним, однако карачаево-балкарцы называют Грузию – Эбзе. Считаю, что Обезы и Эбзе одно и то же и попало в русскую летопись через карачаево-балкарцев.

Всем известно, что половцы в средние века играли важную роль в Закавказье до монгольских завоеваний. Атрак, половецкий хан, стал придворным фаворитом. Его влияние опиралось не только на силу своих воинов, но и на родственные отношения с царем. Такие фигуры, как Атрак, Кубсар, Кутлу Арслан, мать царицы Тамары Турандухт, являлись выдающими личностями на сцене грузинской истории в XII в. В Грузии кипчаки появились при правлении Георгия III, в дальнейшем во времена правления его дочери были привлечены дополнительные воинские контингенты половцев. Их называли «новыми кипчаками» (кивчаки ахални), а тех, кто пришел ранее - накиз чакарас (чаркас). (Картлис Цховреба, под. ред. Кохчиашвили; «Картвили Эрис», история, том 2, И. Джанашвили).

Существенным дополнением к сказанному является фраза из грузинской летописи, приводимой З. В. Анчабадзе: «Кипчак - это черкес». («Кипчаки Северного Кавказа по данным Грузинских летописей XI-XIV в. г. Нальчик 1960 г. стр. 117»). Черкесы обозначены в мамлюкских хрониках в двух формах - джаркас и шаркас. Это связано с фонетикой арабского языка: вместо ч арабы произносят дж. Примечательно это тем, что слово черкес встречается часто в казахской форме - «шаркас», «шеркас».

Очень важно сопоставить исторические сведения с генетической памятью народа. Карачаевцы, балкарцы, кумыки и ногайцы этнонимом «черкес», «къабартылы» называют кабардинцев.

Кабардинский фольклор упрямо приписывает кабардинским дворянам пришлое, тюркское, происхождение (крымское, ногайское, кумыкское и т. д.). Интересным дополнением к этой взаимосвязи является то, пишет Х. Яхтанигов, что об этой сословно-политической связи в прошлом знали и предыдущие исследователи, и сами представители сословия кабардинских дворян: «Ш. Б. Ногмов называл их переселившимися иностранными дворянами» (ук. раб. стр. 41).

Весьма своеобразно эту связь интерпретировал В. Н. Кудашев. По сообщению Л. Я. Люлье, отмечает Х. Яхтанигов, в среде адыгской знати некогда бытовала своеобразная поэма, на которую те ссылались, как на документ, «доказывающий древность их происхождения, и оспаривают право дворянства». Изречение из этой поэмы переводится: «мы принадлежим к ханскому роду». Это отмечает Т. Лапинский: «В Кабарде, как мы уже заметили, это дворянство татарского или черкесского происхождения». (ук. раб. стр. 100). «кроме того, здесь, в Кабарде, имелось еще много татарских ханов и князей» (стр. 205).Этого мнения придерживается и Я. Потоцкий: «Кабардинцы - выходцы из хазарского племени кабаров, кабарты стали предками князей Кабарды». (М. В. Аталиков)

Логичен и вопрос М. В, Аталикова: «Кабарты, кабары - хазарское племя, тюркское, а кабардинцы говорят на адыгском языке. Верно! Но почему адыгейцы и кабардинцы до сих пор с трудом понимают друг друга? Откуда в кабардинском языке обилие тюркских слов, причем довольно архаичных? Почему кабардинцы так любили и любят тюркские имена и фамилии - Инал, Темир, Темрюк, Аслан и др?». Почему имя предка кабардинских князей «Инал Дегеню» (Инал-Тегин Б. Н.) - тюркское? (и титул тоже Б. Н.). Тюрки и адыги контактировали на протяжении многих веков; разумеется, все сказанное нельзя объяснить просто инфильтрацией представителей тюркского этноса в адыгскую среду, в частности, в феодальную иерархию. И причем это только видимая часть айсберга, многое осталось вне поля зрения. Из записок о кабардинцах по материалам коллегии иностранных дел 1776 г. стр. 318-319. Сказано: «Хан крымской Шахбас-Гирей, получив сведения о сем народе и быв недоволен таким соседством встал против их войною, пленил их, и перевел для жительства на Кубань, где принудил их принять закон магометанский. Они, оставаясь там довольное время, по смерти хана так помешались с магометанами, что потомки их, возвратясь к Тереку на прежние места свои, забыли свой отечественный язык и прежнее христианское исповедование». Любопытно знать, какой язык «отечественный» забыли кабардинцы?

Приведем еще одно непонятное описание Я. Рейнеггеса: «Однако кабардинцы в течение долгого времени приняли обычаи, одежду и язык черкесов, они были даже названы черкесами». В этом документе так же сказано: «Кабардинцы пользуются татарским языком и пользуются им при письме» (В. М. Аталиков, ук. раб. с. 146).

Адам Алеарий пишет следующее: «Черкесы теперь заметно мягче и ласковее, может потому, что они теперь живут среди русских, язык их общий с другими татарами».

В сообщениях Генриха Бруса сказано: «Черкесские татары живут в окрестностях города Тарки» (перевод Б. С. Зевакина), - в Дагестане. Дополнением к сказанному можно привести высказывание Галонифонтибуса: «в Татаркасии живут белые и черные таркасы»; как известно, это характерное деление тюркских народов: «черные болгары, белые гунны, белые хазары, черная Кумания, белая Кумания, ак ногаи, кара ногаи и т. д.».

По свидетельству Дортелли: «многие франки женились на черкешенках, так что в настоящее время получили от черкесов, название «френкардаш», что на их языке означает - франки наши братья». Логично задать вопрос, мог ли католический монах Доминиканского ордена, проживший в Кафе 10 лет спутать тюркский и адыгский язык?(Кардаш - тюркское «брат»).

Н. Витсен (1640 г.) пишет следующее: «Страна черкесов лежит у самого Каспийского моря. Языком, одеждой они похожи на дагестанцев (тарковских татар), только носят они четырёхугольные шапки, по образу жизни они очень похожи на ногайцев». (А.Б и К стр. 92)

Абри Де Ла Мотре (1674 г.): «Они – черкесы, заимствовали несколько терминов у московитов, татар и персов, ногайцы обычно понимают черкесский язык». (ук. р. стр. 129)

Жан Де Люка (1625 г.) : «Черкесы очень похожи на ногайских татар».(ук. р. стр. 79)

Ферран (1670 – 1713 г.г.): «Чрезвычайно хотелось мне объяснить догматы христианской веры черкесам, а я языка татарского не знал». (ук. р. стр. 112).

Карл Пейсонель (1727 – 1790 г.г.): «Черкесская Татария тянется в настоящее время от Босфора Киммерийского до Кабарды. Черкесы живут приблизительно как ногайцы». Автор приводит классовое деление черкесов: беи, сипаги, уздени и кулы. Как мы видим это тюркские классовые термины. (ук. р. стр. 200)

Карачеркесы - Кемпфер таким этнонимом называл карачаевцев, перечисляя народы Кавказа; Белл отождествляет Дагестан, кумыков с Черкессией (ук. раб. стр. 67).

Черкесы-татары по Шоберу от Шедрина до Грузии живут разные татарские народы, по большей части черкесы (ук. раб. стр. 68 В. М. Аталикова)

Черкесы-татары, Хенуей: «страна черкесских татар простирается от Пятигорска до Черного моря» (там же стр. 68).

Черкесские татары - в книге «Воспоминание офицера, состоявшего на службе в Пруссии, России и Великобритании» П. Г. Бруса (ук. раб. стр. 64.)

По словам Рейнеггса, у кабардинцев были различные предания, согласно которым они, кабардинцы, произошли либо от Чингиз-хана, либо от кумыков и авар (там же, стр. 122).

На правом берегу реки Лабы, по сведениям Т. Лапинского, жило несколько татарских разбойничьих орд - черкесов магометанского вероисповедания, которые только номинально признают власть султана и с христианскими абазами находились в беспрерывной борьбе (ук. раб. стр. 203).

Другой вопрос: почему казаков называют именно так? Откуда созвучие «казак - казах»? Причем в самих тюркских языках созвучие это полное «къазакъ - къазакъ». Н. М. Карамзин в 5 томе «история государства Российского» констатирует происхождение казаков: «Торки и берендеи назывались черкасами, казаки также назывались черкасами». Получается нонсенс - поскольку торки и берендеи были тюрками под общим названием «черные клобуки» (кара калпак, Н. Б.), тогда при чем здесь адыги и зачем ставить знак равенства между ними и черкесами? А. С. Стрыжак писал: «Первые казаки Дона были татары». «Казаки прежних веков, как это ни странно звучит для историков, - пишет Е. П. Савельев, - не считали себя русскими, великороссами или москвичами: в свою очередь само правительство смотрело на казаков, как на особую народность, хотя и родственную. Вот почему сношение с казаками в XVI – XVII вв. происходило через Посольский приказ министерства иностранных дел.» («Казаки», стр. 4). Вся переписка с казаками велась на татарском языке.

Это отмечает и М. Аджиев: «Казаки никогда не позволяли называть себя русскими. На вопрос «разве ты не русский?», неизменно отвечали «никак нет, я казак» (ук. раб. стр. 54)».

Полковник польской армии Теофил Лапинский в период кавказской войны отметил следующее: «Казаки Дона сплошь состоят из татар». «Казаки Урала и Оренбурга это смесь татар, турок, башкир, тунгусов, киргизов, туркмен и только немногие из московитов» (ук. раб. стр. 33).

Основатель Войска Донского Сарык-азман и его ближайшие сподвижники в основном имели тюркские имена: «Кабан, Татар, Черкас, Ермак, Карабай, Огуз, Черкас, Тока, Ляпуш и т. д.» (А. М. Некрасов, МОНЗК, стр. 74). Что же касается этнографических материалов, упомянутых С. Хатхо, имеется ряд возражений. Форма и технология жилища и отапливание его кизяком - типичная для степной зоны Евразии; конское седло запорожских казаков - ближайший аналог седел, найденных в захоронениях половцев и черных клобуков; ношение клочка волос на макушке отмечено в более раннюю эпоху у тюрков. Подобную прическу имели хазары, болгары, печенеги, татары и даже монголы. Это касается одежды и вооружения казаков.

Тюркизмы в русском и украинском языках образуют многочисленный пласт, но казацкие говоры наиболее насыщены тюркизмами, особенно в военной терминологии: «атаман, кошевой, казак, караул, бунчук, есаул, хорунжий, майдан, шашка и т. д.». Как видно из всех перечисленных фактов, слова ко-са, косахи, кошаки, косаки, кайсаки, касоги, козары, хагасы, казахи, козаки связаны с этнонимами тюрков. Слова казак и черкес - синонимы и имеют общее тюркское происхождение.

Казак - воин (удальцы, разбойники, вольные люди, тюрки).

Черук - воин (тюрк.), черукас, янги чери - новые воины, сокращенно янычар, черкес, чери кес - дружинник, военный человек.

Существенным дополнением к сказанному являются сведения Махмуда Кашгарского XI в.: «Черуки – одно из 22 описываемых тюркских племён».

От слова казак в карачаево-балкарском языке образовано слово «война», как и в русском от слова воин. Воин – война, къазакъ - къазауат (къазагъат) с последующим переходом «гъ» в «у» (гъ – в – у).

Къазыкъ – пограничный столб.

Къазмак - скитаться, бродить, кочевать (тюрк)

Къазак - этническое самоназвание казахов.

Къазакъ - именование казахов всеми тюркскими народами.

Къазакъ - личное и родовое имя у карачаевцев, балкарцев, татар, кумыков и ногайцев.

Казак, казах - топонимы, широко встречающиеся на территории Юга России, Казахстана, Азербайджана и Киргизии.

По пункту 9. В Крыму действительно часто встречаются топонимы со словами черкес, кабарта. Но это не связано с проживанием там адыгов. По мнению известного исследователя истории Крыма А. А. Якобсона, предположение о том, что ряд топонимических названий в Крыму (Черкес-эли, Черкес-кермен, Черкес-тобай, Кабарта и т. д.) связаны с проживанием там кабардинцев, не подтверждается, ни письменным, ни эпиграфическими памятниками. Тем более что слово «черкес» некогда имело в Крыму не только нарицательное, но и собственное значение, т. е. часто как фамилия, прозвище, имя («Раннесредневековые поселения Крыма» МИА стр. 481).

А. М. Байрамкулов пишет: «Никаких исторических документов о пребывании адыгов в Крыму не обнаружено. Никто пока не обнаружил в Крыму исторических или современных адыгских топонимов». Еще П. Кеппен показал, что этноним черкес в Крыму не имеет отношения к современным адыгам. Вот что писал об этом вышеупомянутый знаток географии и истории Крыма В. Кандараки: «Академик Кеппен, узнав, что в Крыму бессчетное множество селений, гор, холмов и другого рода мест именуется черкесами, справедливо заметил, что если бы считать их за поселения, основанные черкесами, адыгами, то пришлось бы думать, что вся страна занималась ими» (Кандараки ч. 1, стр. 121) (ук. раб. стр. 196).

Этнотопонимы Черкас, Черкес, Шеркес зафиксированы и встречаются от Украины до Северо-Восточного Казахстана, Южного Туркменистана и до верхней части Среднего Урала. Только в «Алфавитном списке предприятий связи СССР без указаний направления почты» пишет А. М. Байрамкулов, таких топонимов мы обнаружили 28. (ук. раб. стр. 135). Ареал распространения этнонима черкес строго локализуется в местах проживания тюркских племен, во многих из них в данный момент живут тюрки.

В этом плане интересны сведения Д. К. Кантемира: «У черкасов, которые разделены на колонии, имеются пять провинций, главными городами в которых являются Изиум, Харковия, Охтырка, Рыбинск, Сумы и Чугуев». Как видите, из 6 городов черкасов-казаков пять имеют тюркские названия. Это отметил Дж. Коков: «некоторые наименования возникшие на Кавказе по характеру местности, перейдя на север, стали обозначать географические объекты независимо от их особенностей». Единственно автор, по всей видимости, забыл указать, что эти перекочевавшие топонимы с Кавказа тюркские. Об этом свидетельствует А. С. Стрижак: «…один из районов города Черкассы и поныне называется Бештау («пять гор» тюркс.)» («Ученые записки» т. 23 стр. 310). По данным В. Ф. Горленко, одно из наиболее древних поместий г. Черкассы называется Казбет (казбет ногай - сохранившийся этноним ногайцев).

Следует обратить внимание на одну существенную деталь, село Черкасивка в Коменец-Подольской области и рядом село Карачиевцы, Черкасивка в Полтавской области, там же хутор Карачай. В этой связи следует подчеркнуть существование армянской общины Каменец-Подольска, которая разговаривала на западно-кипчакском диалекте тюркского языка, на котором разговаривают карачаевцы, балкарцы, кумыки, крымские татары и ногайцы. Логично еще раз задать вопрос - какой национальности были черкасы?

Вкратце требует пояснения утвердившее мнение о происхождении армянской общины в Каменец-Подольске. Считается, что часть армян в X-XII вв., спасаясь от турков-сельджуков, бежала в половецкие степи и образовала свою колонию. Такую трактовку нельзя считать убедительной.

В «Истории албан» Моисея Утийского сказано: «Правителем Армении Бабиком была выделена земля в области Сюник, предводителям тюрков Гору и Газану». В разное время в Закавказье приглашались наемники из савир, хазар, алан (в хрониках гуннов). Это отмечает Б. Р. Лагашов в работе «Тюркские топонимы на северо-востоке Ирана»: «Размещение тюркских народов в Закавказье связано не только с исторически сложившимися условиями их миграции в Иран X-XII вв., но и государственной политикой многих правителей, которые укрепляли свою власть, создавая заслон воинственными племенами тюрков». (Этническая ономастика 1984 г.).

Таким образом, возникает несколько вопросов:Во-первых, чем половцы были добрее сельджуков? Во-вторых, почему бежала только небольшая часть, причем в дикие половецкие степи, земли «незнаемые» даже для русских? В-третьих, если даже предположить, что армяне забыли свой язык и перешли на тюркскую речь, трудно поверить, что одни из первых христиан называли бы Господа Бога древнетюркским именем «Тенгри-хан».

Вероятнее всего, Каменец-Подольская община - это часть военных поселенцев-тюрков, принявших христианство в Закавказье, которые после столкновения с турками-сельджуками вернулась в родные степи. Это объясняет близость языка Каменец-Подольских документов, и языка карачаево-балкарцев, кумыков, ногайцев и крымских татар.

С. Х. Хатхо пишет, что мамлюки-каранисы - это опытные воины-ветераны. Но этимология самого слова не выяснена. Обратимся к орфографии арабского языка (как мы отмечали выше, буква «ч» заменяется в различных вариантах буквами «дж», «ш» и «с»). В средневековых тюркских государствах существовало военно-административное сословие карачи-беки, которое пополнялось из опытных воинов-ветеранов и приравнивалось к дворянскому сословию. Карачи-беки были в Крымском ханстве, Шемхальстве Тарковском, в Ногайской Орде. В переводе с тюркского слово означает «опытные наставники смотрители, или наблюдатели», карачи - синоним слова «бек».

Употребление термина «ал-къаум» по отношению к мамлюкам имеет свои параллели в языке балкарцев и карачаевцев «Ал къаум, бир къаум, къаум адам», слово «ал» означает передний, головной, первый (КБС, стр. 46), къаум - группа людей, некоторые люди, община людей (там же, стр. 403). Как мы видим, слово ал-каум в карачаево-балкарском языке раскрывает смысловое значение термина: головная группа (костяк) людей в отношении воинов мамлюков.

Что же касается эмира Алана Караджа, считаю нужным еще раз напомнить: слово алан из всех народов Северного Кавказа встречается только у карачаевцев и балкарцев. Алан - обращение к соплеменнику. Русские летописи кавказских аланов называли ясами и считали их тюркоязычным народом. В этой связи существует беспрецедентный случай: осетины, которые себя считают аланами (хотя слово «асагаллон» на их языке означает чужой), называют карачаевцев и балкарцев асами, а страну Асией, то есть Аланией. Этнонимом алан называют карачаевцев и балкарцев менгрелы и сваны Грузии, ногайцы. Кумыков некоторые народы Дагестана называют терскими аланами, диркъалан - даргинцы. Очень интересно, что имя алан в мамлюкских хрониках встречается вкупе с этнонимом Карача (карачаевец): Алан Карача. Считаю, что назначение Алана Караджа послом в Турцию было основано в первую очередь исходя из его тюркского происхождения и знания языка. По мнению исследователей Северной Осетии, в частности А. А. Цуциева, аланское происхождение стало одним из наиболее используемых интегрирующих мифов, неважно, насколько реально осетины являются потомками алан, какова мера языковой преемственности, соотношение с северо-кавказским субстратом. («Некоторые предпосылки и факторы осетино-ингушского конфликта» / Северная Осетия. Этнополитические процессы М. 1995 г. стр. 45).

Напомним, что кумыс – напиток, изготовляемый исключительно тюрко-монгольскими народами. Употребление и изготовление мамлюками кумыса, бозы, айрана лишний раз подтверждает их тюркское происхождение. Как известно, пища является довольно консервативным элементом, поэтому стоит напомнить об употреблении мамлюками конины, что характерно для тюрков. Связующим звеном является и тактика ведения мамлюками войны, десятичное деление войска; употребления тюркских чинов (атабек, атахан, карачи); вооружение всадников; походные юрты-мечети, однозначно подтверждают свое происхождение.

Нет основания считать, что арабы путали термин тюрк и черкес - ведь именно арабы создали один из первых арабо-кипчакских словарей. К тому же Египет и Сирия не единственные государства, в которых правили мамлюки. Как известно, основным показателем для идентификации народа является язык. Если первые словари были созданы в период династии бахритов, чем объяснить создание тюрко-арабских словарей в бурджитский период? Почему они не создали адыго-арабские словари? До сегодняшнего дня истории неизвестны ни арабо-грузинские, ни адыго-арабские словари мамлюков. «Несведущие» арабы создали три словаря мамлюко-тюркского языка: «Китабу булгат ал-муштак фи лугат ат-турк Вал-кифчак; Китаб ал-идрак лисан ал-атрак; Эт-тухват-уз-закия фил-лугат-ит туркия».

По словам И. Ю. Крачковского, арабы «дали полное описание всех стран от Испании до устья Инда с обстоятельным перечнем населенных пунктов, с характеристикой культурных растений, мест нахождения полезных ископаемых. Их интересовали не только географические или климатические условия, но в той же мере и быт, промышленность, культура, язык, религиозные учения». (И. Мизиев, «История рядом», стр. 112).

Благодаря арбским ученым, которые перевели труды греческих авторов на арабский язык, они уцелели от костров инквизиции. Познания арабов в языкознании в эпоху средневековья удивительны, созданные ими классические словари тюркского, монгольского и персидского языков - это бесценный вклад в науку. Как мы видим, не арабы путались в определении национальности мамлюков, а современные историки в стремлении выдать желаемое за действительное, путают черкесов-тюрков с адыгами. В принципе арабам была безразлична национальность мамлюков, от них требовалось одно - защищать ислам от врагов. Но то, что при выборе воинов они всегда предпочитали представителей тюркского этноса, подробно объясняют сами арабы (М. Асадов).

Нет ничего странного в том, что арабские хронисты называли армян, аланов, грузин, кипчаков, черкесов, монгол, русских и греков тюрками, поскольку армии этих стран состояли из тюрков. В плен попадали чаще воины, для черной работы они не годились, а цены на них были высокими. Перевалочным пунктом являлась набожная Византия, крупнейший центр работорговли в средневековье, а уже дальше невольники поступали на рынки Востока. Упомянутые выше аланы и черкесы не первый раз фигурируют, как тюрки. Вот что пишет Абу-л-Фида: «Аланы - суть тюрки, которые приняли христианство. Они в большом количестве обосновались в этой стране, так же к Западу от Ворот (Дербента)». Мы ранее приводили примеры якобы армянской колонии Каменец-Подольска, гвардии хана Атрака в Грузии, Черных клобуков Руси, войск хазар в Византии и т. д. С кипчаками и аланами все ясно - это тюрки.

В главе «Личные имена мамлюков» мы приводили пример: мамлюк Ибн Тангри Берди считается греком. Возможно ли подобное - представитель одного из первых христианских народов носил языческое имя Тангри Берди (данный богом Тейри, Тангри). Если даже допустить, что арабы, возможно, где-то напутали, как объяснить богатое литературное наследие мамлюков оставленное на тюркском языке в бахритский и бурджитский периоды и полное отсутствие текстов на других языках? По всей видимости, такие же сомнения появились у известного исследователя династий Востока К. Э. Босворта: «В рамках независимого правления мамлюков, длившегося два с половиной столетия несколько искусственно различают две линии султанов-Бахри и Бурджи» (ук. раб. с. 101). Но что значит искусственно? В дальнейшем автор уточняет: «Бахриты-тюрки, тогда как Бурджиты в основном были черкесы с Кавказа. Среди Бахритов в общем преобладал семейный принцип власти, а среди Буруджитов «нечто вроде древнетюркской системы сеньората», а согласно логике должно было быть все наоборот, но черкесы-буруджиты - тюрки, чего не знал Босфорт.

Архитектурным памятникам, оставленным мамлюками Египта, посвящена отдельная глава (см. выше). Влияние стиля сказалось в монументальном строительстве Востока, которое зародилось на просторах Средней Азии. Опять возникает вопрос. Если считать, что мамлюки-бурджиты - адыги, чем объяснить полное отсутствие архитектурных памятников на их исторической родине?

Свидетельство о бытовании среди мамлюков аталычества, атабекства очевидно. Аталык, атабек - во всех тюркских языках «воспитатель», что само по себе доказывает, откуда пришел данный обычай. М. Будай считает: «У адыгов воспитатель назывался «Аталык», за неимением в лексике адыгских племен понятия «воспитатель». (ук. р. ст. 32)

На каком языке черкесы султана Барсбия общались с туркменами малоазийского княжества Эрегли?

Если последний султан Кансух ал-Гури был адыгом, с какой целью он приказал Татар Али Эфендию перевести поэму Фирдоуси на мамлюко-половецкий язык? (Кстати, сам Фирдоуси посвятил ее мамлюкскому султану тюркской династии Махмуду Газневи).

Следует особо отметить - все имеющиеся исторические сведения о мамлюках ведут нас на юг России и Среднюю Азию. Факты истории, выстроенные в строгом порядке, не требуют доказательств, их нужно констатировать. Возможно допустить, что арабы могли ошибаться, (что маловероятно), но как быть с историческими хрониками Грузии, Персии, Византии и Руси? Столь массовых заблуждений не бывает. Очевидно и другое. Нельзя из одной крайности бросаться в другую, поскольку действительно в армиях мамлюков были представители многих народов. Но это были отдельные случаи. Сложность и запутанность проблемы заключается в каноническом представлении этнонима черкес. В истории крайне сложно освободится от стереотипов и обросших мхом гипотез. Исследуя конкретно тему, мы пришли к выводу о логической связи между этнонимами: коса, косоги, кашаки, касахи, кайсаки, казары, казахи, казаки, керкесы (киргизы), черкесы Запорожья, черкесы Кавказа, шеркесы Казахстана, черкеш-татары, черкаские казаки тюркского происхождения, шеркесы казахи, черкесы Кавказа, шаркасы, джаркази Египта. Мамлюки разговаривали на тюркском языке западно-кипчакской группы, имели тюркские имена. Черкесы Грузии - это кипчаки. Бурджиты Египта - Бурджоглу, Бурчевичи - одно из подразделений половцев (кипчаков). К сказанному следует добавить, что балкарцы и карачаевцы кабардинцев называют так же - черкесами. Обратите внимание кабарды – тюрки – кабардинцы - адыги, шеркесы – тюрки – черкесы - адыги, черкесы - киргизы, черкеши - татары.

Мы вправе поставить вопрос несколько иначе. Возникновение этнонимов имеет множество вариантов. Так, например, современные македонцы не имеют ничего общего с греко-македонским государством античности, как и татары Поволжья (болгары Б. Н.) с татарами Чингизхана в Монголии. Если в первом случае славян называли македонцами по местности, то болгар Поволжья из-за общего языка с пришельцами. Болгары хана Аспаруха, будучи в меньшинстве, представляли армию и аристократию. Утратив язык, они сохранили этноним. Осетины также ничего не имеют общего с тюркоязычными племенами алан и асов (ясов). Существуют случаи, когда этноним исчезает, а затем через века вновь появляется. Древние тюрки и спустя несколько веков - турки-сельджуки появляются на арене истории воскресив былую славу. Известно, что викинги (варяги) составляли элиту древнерусского государства. Это послужило образованию этнонима русский. Поскольку о народе судят по его феодальной верхушке.

Вернемся теперь к этнониму черкес. В разные исторические периоды русские называли этим именем чуть ли не все народы Северного Кавказа и Украины. На самом деле ни один из этих народов не имеет такого самоназвания. В данном случае исключением являются западные казахи младшего жуза и алабугские татары, которые считают себя потомками половцев-чиркасов, и с этим надо считаться. Слово казак и черкес синонимы, имеют тюркское происхождение. Ареал распространения топонимов, связанных с ними, локализуется в местах проживания тюркских племен (Украина, Юг России, Татарстан, Казахстан, Туркмения, Чувашия, Башкортостан). Известно, что стерильных наций не существует, вопрос в том, какую роль сыграли пришельцы или наоборот, аборигены. В этом плане мы вкратце коснемся истории кабардинцев.

В науке существует утвердившееся мнение: приход предков кабардинцев на нынешнюю территорию с низовий Кубани и Черного моря, состоялся после походов среднеазиатского завоевателя Тимура, т. е. в XV веке. Вобщем это не имеет значения - все народы когда-то откуда-то пришли, важно другое. Л. Г. Гулиева исследовала гидронимы нижнего течения Кубани и Таманского полуострова и составила морфологический анализ тюркских гидронимов Кубани («Советская тюркология» 1976. № 2, стр. 52). Исследование показало, что большинство названий водных объектов имеют тюркские основы. Нет надобности приводить полный перечень гидронимов, важно отметить существование идентичных названий объектов в Карачае и Балкарии: Чирикколь - Чирюкол, Кызыл - Кызыл, Балыклы - Балыксу, Карасу - Карасу, Ташлытала - Ташлыкол и т. д.; любопытно, что там есть река Карачай.

Тюрки и адыги контактировали на протяжении веков и, безусловно, это отразилось на их языке и культуре. Однако наличие такого числа общих слов, как отметил Б. Х. Мусукаев, в языке карачаево-балкарцев и кабардинцев одними языковыми явлениями, приведшими к структурным изменениям, внутриязыковому развитию, не объяснишь (ук. раб. стр. 5).

Трудно объяснить и другое: почему народ, пришедший с побережья Черного моря, не имеет в основном словарном фонде своего языка слов «море» и «озеро» и пользуется тюркскими словами «Кара тенджиз» (кара тенгиз), гуэл (гел, кел). Следует обратить внимание: у эскимосов более 20 названий, обозначающих понятие «снег», тогда как у многих народов, живущих на экваторе, нет ни одного. Эту взаимосвязь отметил русский лингвист И. И. Срезневский: «Каждое слово есть представитель понятия, бывшего в народе: что было выражено словом, то было и в жизни; чего не было в жизни, для того не было и слова. Каждое слово для историка есть свидетель, памятник, факт жизни народа, тем более важный, чем важнее понятие, им выражаемое». («Балкаро-кабардинские языковые связи» Б. Х. Мусукаев, стр. 28). В исследованиях Х. Яхтанигова и С. Н. Бейтуганова отмечено, что предки многих кабардинских фамилий были выходцами из Карачая, Балкарии, Кумыкии, Ногая и Крыма. Мы не включаем в этот реестр переписавших свою национальность в 1944 г., в момент выселения балкарцев в Среднюю Азию и Казахстан.

Тюркское влияние на народы Кавказа в области языка и культуры началось еще в глубокой древности. Один из первых, кто обратил внимание на это явление, был доктор Мордман: «известно, что армяне относятся к индоевропейским народам, но их язык подвергся сильному влиянию туранского языка. Здесь я имею ввиду не турецкие слова, а тюркские элементы в письменном языке V-VII веков, вошедшие в него, когда еще никто не слышал о сельджуках, османах и других». В грузинских летописях мы находим подтверждение этому: «После захвата восточной Грузии и Тифлиса хазаро-болгарскими племенами в 628 году, в Грузии начали говорить на гуннском языке.». Как известно, на протяжении многих веков тюркский этнический массив на Северном Кавказе был одним из многочисленных и могущественных племенных объединений - до распада Золотой Орды. В предыдущей главе мы приводили примеры, когда народы меняли свои названия. Гораздо более устойчивым показателем этноса является образ жизни, хозяйственный уклад, пища и т. д.

«Существует множество примеров превращения кочевников в оседлое и полуоседлое население, а вот обратное развитие - явление достаточно феноменальное, вряд ли это можно обосновать». (И. М. Мизиев, стр. 26).

В академической истории не зафиксированы обратные скачки. Для наглядности приведем несколько примеров, описывающих быт западных адыгов и кабардинцев.

Эвлия Челеби, описывая жилище западных адыгов (адыгейцев) в Причерноморье, характеризует их как прочные дома в густых лесах, обнесенные крепким тыном с башнями по углам. Об этом можно судить на основании статейных списков русских послов. (В. П. Кобычев, ук. раб. стр. 10) Совсем противоположное мнение сложилось у ряда ученых, посетивших регион Северного Кавказа во второй половине XVIII века. Паллас сообщает о кабардинцах, что они кочуют при своих набегах в маленьких хижинах из войлока, служащих им палатками. И в самом деле, отмечает В. Кобычев, «археологи знают множество кабардинских захоронений, относящихся к XVI-XVII вв., но не могут указать ни на одно синхронное им поселение». Французский консул в Крыму М. Пейсонель, хорошо знакомый с положением дел на Кавказе, писал: «Черкесы живут приблизительно так же, как и ногайцы: у них нет ни городов, ни постоянных жилищ». Эту точку зрения полностью разделяет Жан де Люк, который не различал образ жизни перекопских татар и черкесов. И. П. Дельпоццо пишет: «До сих пор они (кабардинцы) имеют привычку или обыкновение переменять свое жилище по своему произволу с одного места на другое». Подобные сведения о подвижности и непостоянстве кабардинских селений отмечено А. Миллером, Л. И. Лавровым, Ю. Клапротом, Е. С. Зевакиным. По словам старожилов, село Заюково 30 раз меняло свое местоположение. (Все эти данные приведены из работы В. П. Кобычева «Поселения и жилища народов Северного Кавказа в XIX-XX вв.»)

Наиболее точной исторической наукой считается археология. Вероятно, требует объяснения сам факт перехода кабардинцев к курганным захоронениям, поскольку курганы являются атрибутом кочевников Евразии и не свойственны другим народам Кавказа. Причем даже тюрки сохраняют свои обряд курганных захоронений только будучи в составе большой массы родственных им народов. В отличие от западных адыгов, кабардинцы в основном занимались скотоводством и разведением лошадей и вели полукочевой образ жизни. Суммируя эти факты, совершенно очевидно, что в этногенезе кабардинцев приняло участие тюркское племя черкесов (западные казахи).

Сделаем выводы, из которых наша точка зрения станет абсолютно ясной и изложенные факты, могут выстроиться в цепь, удовлетворяющую всем требованиям логики:

Мнение о том, что династия Бурджитов в мамлюкском Египте была по происхождению адыгской, ошибочна, поскольку основано только на том, что бурджитов назвали черкесами, кавказцами. Примечательно, что придворный летописец мамлюков, которого С. Хатхо легкомысленно обвиняет в невежестве, писал: «Черкесы - это тюрки» .

Приведенные выше факты красноречиво свидетельствуют о том, что черкесы - это одно из крупнейших тюркских (западно-казахских) племен, сыгравшее большую роль в средневековой истории южных регионов России и Украины.

Причины того, что позднейших адыгов стали называть черкесами, заключаются в том, что они, в определенный период (достаточно рано, поскольку уже на карте Константина Багрянородного (X в.) побережья Черного моря обозначено как Касахия), подчинили часть адыгов, стали их знатью и увлекли их на восток, после похода Тимура на Кавказ, (1395 г.) а именно - к Прикаспию, где и сейчас обитают казахи-черкесы Младшего жуза.

В результате кабардинцы оторвались от основного массива адыгов, а их язык и культура оказались в высшей степени пропитаны элементами языка и культуры тюрков (казахов-черкесов). Не случайно, что и родоначальник кабардинских князей носил тюркское имя и титул - Инал-тегин, как и другой известный деятель - Темрюк (от тюркского «темир окъ» - «железная стрела» или «железный», где «укъ» - распространенный имяобразующий суффикс).

Следует добавить, между прочим, что в тюркских языках термин «окъ» имеет несколько значений:
стрела, пуля;
наследник, сын;
род, племя;

Поэтому соединенные стрелы в гербе кабардинцев означали просто «соединение племен» - по тюркски къос-окъ (косоги); иными словами, это унаследовано кабардинцами-адыгами от их тюркоязычных предков (казахов-косогов-черкесов), как и многое другое, например, обычай козлодрания (у карачаево-балкарцев его нет), захоронения в колодах с саблей, в курганах и т. д.

Ни арабы, ни грузины, ни генуэзцы не могли перепутать тюрков с адыгами, слишком различны их языки, нравы, культура, образ жизни и т. п. Предками адыгов, передававшими им язык, вероятнее всего, были зихи.

В генеалогии кабардинских князей почти до XVII в. не встречаются адыгские имена, а сплошь тюркские. Вероятно, долгое время черкесы-тюрки, составляя правящее сословие у кабардинцев-адыгов, не смешивались с ними в той степени, которая позволяла бы говорить об ассимиляции (ср. имена дочерей Темрюка - Алтынчач, Малхурун, Гошаней (от гоша - тюркская «княжна»), оставаясь достаточно чуждыми основной массе. В XVIII в. эта знатная прослойка большей частью была истреблена.

Судьба остальных черкесов оказалась иной. Они положили начало запорожским казакам, влились в состав формирующихся из остатков хазар донских казаков; а другая часть оказалась в Египте, вместе со своими соплеменниками - кипчаками, чтобы оставить яркий след в истории под именем мамлюков. Как мы уже упоминали, в северо-западном Казахстане живут казахи-черкесы, а в Калмыкии и Астраханской обл. татары-черкеши.

ЧЕРКЕСЫ В ИЗРАИЛЕ

«ДЕЛО
В ТРАДИЦИИ»

 

Черкесы, столетия живущие на Святой земле, верят, что лучше кого бы то ни было могут служить мостом между евреями и арабами

 

Во время «второй интифады», когда по стране прокатились чудовищные теракты палестинских смертников, а израильские арабы угрожали поджечь страну изнутри, группа черкесов из деревни Абу-Гош под Иерусалимом выступила с неожиданным для мусульман обращением. Обращение это не только не содержало обвинений в адрес Израиля, но, напротив, подчеркивало недопустимость террора и несовместимость его с нормами ислама. Коран не содержит ни малейшего указания, которое можно было бы интерпретировать как одобрение преднамеренного убийства гражданского населения, говорилось в нем. «Мы с самого начала пытались и пытаемся доказать, что между евреями и мусульманами вовсе не существует непримиримых противоречий. Мы говорили палестинцам, что заключив мире Израилем, они получат намного больше, чем чем если попытаются добиться того же силой. Поначалу они отказывались нас слушать и даже называли предателями. Но теперь в частных беседах они все чаще и чаще говорят нам, что мы правы. Что было бы лучше жить в мире и сотрудничать с евреями, чем вести бесконечные войны», - говорит один из инициаторов и авторов обращения, Набиль Абу-Сальман, житель Абу-Гоша и представитель одного из четырех черкесских кланов, живущих в деревне. С начала «второй интифады» Набиль принимает активное участие в деятельности, направленной на сближение мусульман и евреев. По словам Арье Галина, директора организации «Корни и крона», объединяющей всех, кто выступает за библейское право евреев на свою землю, Набиль Абу-Сальман сам предложил сотрудничество в 2001 году. «Он позвонил мне, сказал, что хочет участвовать в деятельности организации и способствовать пониманию между двумя народами. Это был подарок для нас, поскольку в обстановке воинствующей истерии и фанатизма даже просто сочувствующие Израилю мусульмане боятся говорить о своих симпатиях. То, что Набиль не просто проявил интерес к нашей организации, но и не побоялся скрывать своего участия, очень воодушевило меня. Ведь мы - не левая организация. Мы опираемся на древние пророчества ТАНАХа о возрождении еврейского государства, и потому понимание наших целей мусульманами нам столь важно. Набиль -необычайно скромный человек, а такой поступок требует большого мужества», - говорит Галин.
Абу-Сальман не склонен комментировать свои поступки и не торопится рассказывать о себе. «Дело не во мне, дело в традиции, - говорит он. - И традиции нашей деревни, и традиции черкесов. Черкесы никогда не были склонны к фанатизму или экстремизму. Что же касается моего желания наладить диалог между евреями и арабами, то это естественно. Мы лучше кого бы то ни было способны сделать это - как мусульмане, которые были и остаются лояльными гражданами Израиля».
Абу-Гош действительно славится своей уникальной и дружелюбной атмосферой. В ресторанчиках здесь всегда можно встретить израильтян, желающих посидеть в тиши и отведать первосортного хумуса и шашлыка. Они приезжают сюда из Иерусалима и из центра страны, и никто и никогда еще не пожаловался на плохое отношение и неприязнь, не говоря уже о выпадах или провокациях. За все годы кровавого насилия в Абу-Гоше не произошло ни одного антиизраильского инцидента. Попытки местных подростков подражать своим арабским сверстникам и бросать камни в израильские машины и автобусы были сурою пресечены старейшинами деревни.
Такова традиция, уходящая своими корнями в годы еврейского подполья, и сформировалась она во многом благодаря политике нейтралитета и сотрудничества с евреями, которую проводили старейшины черкесских кланов. «Всем известно, что здесь нашли убежище от британских властей Шамир, Бегин и Геула Коэн, -рассказывает Набиль. - Менее известен другой эпизод. Когда англичане уходили из Палестины, они всячески стремились стравить евреев и мусульман, и Абу-Гош не был исключением. Британский генерал цинично передал ключи от военного лагеря, который покидали англичане, лидерам еврейских формирований, и одновременно - главам черкесских кланов. Это должно было спровоцировать кровопролитие. Наши старейшины, узнав об этом, пошли к евреям и... отдали им ключи. Все закончилось благополучно. Более того, мы и местным арабам говорили, что они не должны убегать. К сожалению, многие нас не послушали». Черкесы и сегодня делают все, чтобы Абу-Гош оставался дружественной Израилю деревней. Во время последней ливанской войны жители Абу-Гоша приняли пятьсот беженцев с севера, обеспечив их всем самым необходимым. Черкесы подчеркивают свой нейтралитет в политике, но служат в ЦАХАЛе. Правда, главным образом, в спасательных и вспомогательных частях, чтобы не настраивать против себя палестинцев. «Мы - маленькая община, и мы не хотим конфликта с арабами. Но мы никогда не откажемся от традиционно дружеских отношений с евреями. А они сложились задолго до всех потрясений последнего столетия и британского правления, ЛЕХИ и Геулы Коэн», - улыбается Набиль.
ЭЛИТНЫЙ СПЕЦНАЗ СУЛТАНА

В Абу-Гоше сегодня живут четыре черкесских клана: Абд-Рахман, Ибрагим, Ростман и Джабар. Набиль Абу-Сальман принадлежит к первому из них. А появился это клан на Святой земле семьсот лет назад, во время правления мамлюков. Здесь стоит сделать небольшой исторический экскурс. На Ближний Восток черкесы в средние века попадали двумя путями: в качестве рабов, продаваемых кочевниками, и в частности, монголо-татарами, арабским правителям, и в виде наемников, используемых этими же правителями в борьбе со своими внешними и внутренними врагами. В любом случае, черкесские воины ценились необычайно высоко за выносливость, силу, а главное - преданность. Из них формировали личную гвардию, они служили телохранителями султанов и эмиров.
В ХII-ХIII веках практически во всех странах Ближнего Востока существовала значительная и достаточно влиятельная черкесская диаспора, часто определявшая ход истории в регионе. Многие даже становились властителями, как султан Калаун в Египте, правивший этой страной с 1280 по 1290 год. Неудивительно, что вся его личная гвардия состояла из адыгов-черкесов. У татарских ханов Калаун выкупил 12 тысяч пленников черкесов, и к концу его правления черкесские формирования составляли отборные подразделения султана. Черкесам было поручено не только охранять монарха, но и тренировать мамлюков (бывшие рабы с Кавказа и прикавказских степей, а также тюрки и берберы), на которых держалась египетская армия.
В конце XIV столетия к власти в Египте приходит черкесская династия. Она правит до начала XV века и старается всячески привлечь в страну выходцев с Кавказа, и особенно - своих сородичей. Известный египетский султан Аз-Захир Сайф Баркук -черкес, про которого итальянский летописец Бертрандо де Мижнанелли пишет, что он «родом из области Зиха или Черкесия, что близ Руси». Будущий султан был похищен в юности пиратами, продан сирийскому эмиру, а затем подарен последним египетскому султану. Подарок был отменный, учитывая необычайную силу, выносливость и уникальную памать Баркука. После смерти султана Баркук стал регентом при его малолетнем сыне, а по смерти последнего сам занял трон. Вскоре он уже был правителем не только Египта, но также Сирии и Палестины. Его уникальные способности как полководца стали поистинне даром небес для Ближнего Востока, когда сюда вторгся грозный Тамерлан. Черкесско-мамлюкское войско Баркука сумло отбить наступление знаменитого Тимура и спасти регион от разрушения. Другой известный египетский султан черкесского происхождения - эль-Ашраф ад-Дин Инал, сперва командовавший египетским флотом, а в 1453 году (год падения Константинополя) пришедший к власти в этой стране. В XVI веке правнук Инала Темрюк вернулся в Кабарду и заключил союз с Москвой против Крымского хана. Обе династии - черкесская и русская - скрепили союз в 1561 году, когда Иван Грозный женился на дочери Темрюка Гуашане (после крещения - Марии).
С середины XVI века черкесы начинают обретать влияние в Османской империи. Их возвышение происходит при знаменитом Сулеймане Великолепном, взявшем в жены черкешенку из бесланеевского княжеского рода.
В конце XVI столетия первым визирем Османской империи становится черкес Осман-Паша -сын бывшего невольника, ставшего позднее наместником Йемена. Осман-Паша пришел на Кавказ в качестве могущественного полководца, освобождая его от иранцев. Черкесами были также визири Дервиш Мохаммед-Паша, Ахмед-Паша и другие.
Следует сказать, что первоначально черкесы были христианами, находившимися под сильным влиянием Византии, и лишь много позднее приняли ислам. При этом до сих пор у них сохраняются рудименты христианских традиций. Более того, по словам Набиля Абу-Сальмана, изучавшего историю своего народа, часть черкесских племен на Кавказе, находясь под влиянием Хазарского царства, приняла иудаизм (правда, очень поверхностный) и только потом перешла в ислам.
Так это или нет, сказать трудно, но несомненно, что религиозное рвение никогда не было свойственно черкесам. Свои победы они одерживали за счет доблести и воинского искусства, но не фанатизма. И то, и другое было по достоинству оценено турками-османами. Когда они пришли на Ближний Восток, клан Абд-Рахман уже обосновался в Абу-Гоше, перебравшись в Святую землю из Йемена. Почему именно в Абу-Гоше? Причина проста: эта деревня лежала на пути шествия христианских паломников и, кроме того, занимала крайне удобное положение, находясь на высотах в непосредственной близости от Иерусалима. Таким образом, черкесы могли взимать традиционную дань с паломников и одновременно контролировать близлежащую к Иерусалиму местность, отбивая набеги бедуинских банд. Благодаря своим ратным успехам они завоевали признание местного населения и при этом сохраняли дружественные отношения с жившими в Святом городе евреями и христианами.
Когда турки подошли к Иерусалиму, они натолкнулись на неожиданное сопротивление. «Паша Хамад Али рассчитывал маршем войти в Иерусалим, походя взяв под контроль Абу-Гош. У турок было около трех тысяч солдат. Нам неизвестно, сколько точно воинов было у черкесов в Абу-Гоше, но известно, что здесь жили приблизительно пятьсот семей. Можно подсчитать, сколько они могли выставить боеспособных мужчин, но в любом случае ясно, что силы были далеко не равны, - рассказывает Абу-Сальман. - Черкесы отбили первую атаку и вынудили противника отступить. Это разозлило турок, не привыкших к неудачам, и вскоре они послали подкрепление - теперь уже около семи тысяч человек. Их поддерживали арабские ополченцы из Шхема. После кровопролитных боев черкесы были совершенно истощены, однако не отступили из Абу-Гоша. Было ясно, что турки без труда возьмут деревню при следующем штурме, но они проявили дальнозоркость. Убедившись в силе и решительности черкесов, они решили не истреблять их, а сделать своими союзниками и более того, поручить им контроль над подходами к Иерусалиму. Черкесы согласились, но поставили условие, что путь в город будет открыт для паломников и никаких притеснений в отношении евреев и христиан не будет». По словам Абу-Сальмана, черкесы придерживались этой политики покровительства евреям и христианам и в дальнейшем, во время конфликта между турецким султаном и египетским правителем Мохаммедом Али, оспаривавшими друг у друга право на Палестину.
«ВЫЖЖЕННАЯ ЗЕМЛЯ» ПАМЯТИ

В середине XIX века черкесская община на Святой земле, в том числе и в Абу-Гоше, резко увеличивается. И обстоятельство это связано с одной из самых мрачных страниц в истории черкесского народа, а возможно, и всего человечества. Ибо пополнение это происходит не счет добровольных иммигрантов, и даже не за счет невольников, имевших шансы подняться на самые высокие ступени мусульманского общества, как это происходило в Средние века, но за счет беженцев с выжженной земли, в которую превратился Кавказ. Трагедия черкесов стала преддверием геноцидов нового времени.
В середине XVIII века начинается русско-кавказская война. Она по праву может быть названа «столетней», ибо продолжалась 101 год и формально завершилась в 1864-м. После этого Черкесия, всего два столетия назад являвшаяся союзницей России и заключавшая династические браки с русскими царями, фактически перестала существовать. И как страна, и как народ. Черкесы лишились 90% своих исконнных земель и потеряли 95% (!) населения. Часть была физически вырезана, часть депортирована в Османскую империю, причем сотни тысяч беженцев (предположительно 200-250 тысяч человек) погибли в дороге. Вот сухие цифры. В конце XVIII - начале XIX вв. численность черкесов на Кавказе достигала двух миллионов. В конце XX столетия их было всего полмиллиона. То есть население сократилось вчетверо, в то время как при нормальной демографической ситуации (даже с учетом локальных войн) численность народов с аналогичным приростом населения за полтора столетия возрастет в несколько раз. Массовое уничтожение черкесов достигло апогея к концу войны, когда царская Россия поставила перед собой цель «очистить от туземцев» кавказский коридор, соединяющий Россию и Грузию.
Английская STAR писала в 1863 году: «Мы получили из Черкесии вести, которые возбудят негодование всех цивилизованных людей. В деревне Хафифе, в области шапсугов, разыгралась людоедская сцена. Мужчины этой деревни находились на пограничных форпостах. Воспользовавшись их отсутствием, царские солдаты напали на остальное население, которое осталось без защиты, и стали убивать, грабить, жечь. Среди жертв было восемнадцать старух, восемь детей и шесть стариков. На спине одной из убитых женщин оставили доску со следующими словами: «Идите и жалуйтесь кралице (королеве) Англии, к которой поехали ваши депутаты просить помощи». На теле маленького мальчика была обнаружена такая надпись: «Оставайся здесь вместо того, чтобы продаться своим покровителям-туркам». Наконец на трупе старика, у которого выкололи глаза, было написано: «Поезжай к своим депутатам, в Париже есть хорошие глазные врачи». Так царские армии распространяют цивилизацию».
Можно сказать, что подобные описания - инсинуации Запада, как это любят делать в России, но вот как описывает события 1863-64 года офицер русской армии Иван Дроздов. «В конце февраля пшехский отряд двинулся к речке Мартэ, чтобы наблюдать за выселением горцев, а если понадобится, то и силой выгонять их... Поразительное зрелище представилось глазам нашим по пути: разбросанные трупы людей, женщин, стариков, растерзанные, полуобъеденные собаками; изможденные голодом и болезнями переселенцы, едва поднимавшие ноги от слабости, падавшие от изнеможения и еще заживо сделавшиеся добычей голодных собак... Едва ли половина отправившихся в Турцию прибыла к месту. Такое бедствие и в таких размерах редко постигало человечество; но только ужасом и можно было подействовать на воинственных дикарей и выгнать их из неприступных горных трущоб... Теперь в горах Кубанской области можно встретить медведя, волка, но не горца».
На протяжении нескольких лет после войны жители прибрежных деревень не употребляли в пищу рыбу, поскольку морское дно было усеяно трупами затонувших при отправке в Турцию людей. Тех, кто выжил, турки расселяли по всей Османской империи, содавая черкесские формирования и используя их в основой для службы в полиции. Палестина в этом смысле не стала исключением.
ГОРДОСТЬ И ТЕРПИМОСТЬ

Сегодня большинство черкесов рассеяно по миру. Это, пожалуй, самая большая диаспора после еврейской и армянской. Около пяти миллионов человек проживают в более чем 45 странах: Турции (более четырех миллионов), Ливии (350 тысяч), Сирии (90 тысяч), Иордании (120 тысяч), Германии (20 тысяч), Египте, Израиле и США (по пять тысяч), Франции (две тысячи) и в других странах. При этом нынешние мусульманские правители, как султаны и эмиры далекого прошлого, высоко ценят воинственность и лояльность черкесов. Так, они составляют личную гвардию иорданского короля. «Хашимиты традиционно доверяют им самые ответственные задачи, и прежде всего - охрану королевской семьи. В щекотливой ситуации, в которой находится Иордания, они знают, что лучше всего могут полагаться на черкесов», - говорит Абу-Сальман.
По его словам, многие генералы в турецкой армии также черкесского происхождения. «Это обстоятельство в значительной степени объясняет, почему генералитет здесь негативно относится к любым проявлениям религиозного экстремизма и стремится сохранить светский характер государства. Радикализм всегда был чужд черкесам, их подход отличается рационализмом и терпимостью».
В Израиле они проживают главным образом в Кафр-Каме, Рейхании, а также - в других деревнях, в частности, в Абу-Гоше. Набиль говорит, что у черкесов до сих пор сохранились внешние отличия от арабов и специфический акцент. «Мы говорим по-арабски, но с акцентом. Для израильтянина он трудноразличим, но арабы его распознают», - говорит он. По его словам, многие черкесы сохраняют более светлую кожу и светлые глаза. Сам Набиль - типичный житель Средиземноморья, черноглазый шатен. «Я похож на мать. Но мой отец - рыжий, с голубыми глазами, и таких в нашем роду немало», - улыбается он.
Черкесы, говорит он, стараются сохранять национальные традиции, рассказывают молодому поколению историю и трагедию своего народа. «К сожалению, в нашем время сделать это становится все сложнее». Не чувствуют ли себя черкесы ущемленными? «Абсолютно нет, - не задумываясь говорит Набиль. - У нас в Абу-Гоше прекрасная инфраструктура, лучше, чем во многих еврейских населенных пунктах. Представители нашей общины, конечно, живут в разных местах, и это затрудняет общение, но у нас превосходные связи с иорданскими черкесами. Наши дети чувствуют себя равными и среди израильтян, и среди арабов».
После начала «интифады», говорит он, на черкесскую молодежь оказывала воздействие пропаганда исламистов, но сейчас это явление идет наубыль.« Наоборот, арабы прислушиваются к нам, наша позиция получает признание у местного арабского окруже ния», - говорит Набиль. Во всяком случае, своих детей (а их у него семеро) Абу-Сальман воспитывает в традициях своего народа: они должны уметь постоять за себя, но и быть терпимыми к другим. Маленькая община древних горцев знает цену мужества. Как и цену безумия и ненависти...

Нарты в войне с Троей

Новая версия о Троянской войне, согласно которой победителями оказываются не греки-ахейцы, а хетты и их союзники. Одним из доказательств тому служит сравнительный анализ двух эпических памятников: гомеровских поэм и нартского эпоса.

Случилось так, что, по всей видимости, человечество столкнулось с еще одним заблуждением. На этот раз речь идет о Троянской войне, которая известна миру благодаря единственному дошедшему до нас греческому источнику — поэмам Гомера «Илиада» и «Одиссея» (другой известный источник — «Энеида» римского поэта Вергилия, — как мы знаем, является производным от «Илиады»). Суть новой исторической версии, которую попытаюсь представить, состоит в том, что легендарная Троя (за номером VII a, как принято ее классифицировать) в 1260–1250 гг.. до н.э. не пала под натиском ахейцев, предков греков, а была взята хетто-хаттами, предками кавказских народов. И произошло это после того, как изменники с помощью ахейцев узурпировали прохеттскую власть в Трое. Осаду, а затем вторжение в союзническую Трою, хетты совершили в соответствии с заключенным с правителями Трои договором о взаимной военной помощи.

К такому выводу я пришел благодаря изучению вновь открывшихся археологических находок, глиняных хеттских клинописных табличек, новых результатов этногенетических ДНК-исследований о происхождении народов и анализу двух героических эпосов кавказских нартских сказаний и гомеровских преданий «Илиада» и «Одиссея».

Итак, основными союзниками хеттов в военной акции против Трои были, во-первых, подвластные им хатты, которые хоть и были завоеваны, но все же не были полностью ассимилированы (известно, что хетты переняли религию и традиции народов хати, а язык оставили для секретных переговоров) и, во-вторых, их северные соседи — родственные племена касги, или касгейцы (осетины, русские и грузины называли так кабардинцев). В настоящее время известно, что эти народы являются общими предками многих кавказских народов (к такому выводу пришли многие ученые, в том числе абхазские и адыгские исследователи). Участвовали в этом походе и другие анатолийские народы, союзники хеттов.

В этой связи возможно, что в основу истории Троянской войны, заложена не только «Илиада», как ранее было принято считать, но и нартский эпос, сохранившийся до наших дней в целом благодаря трем современным южным народам — осетинам, адыгам и абхазам (здесь не учтены другие кавказские народы, носители нартского эпоса, в связи с тем, что они уступают указанным полнотой текстов и общим своим объемом).

Как это ни парадоксально, но именно нартский эпос раскрывает правду о Троянской войне. Его сюжеты о событиях вокруг осады знаменитой крепости, как и его греческий аналог, основаны на реальных событиях 50-х годов XIII века до н.э., которые имели место в Анатолии (территория современной Турции). В это время здесь властвовали хетты, объединившиеся в могущественное хеттское государство с центром в Хаттуса (первый индоевропейский народ, период существования царства — 1750—1180 гг., II тыс. до н.э.).

Важно в самом начале отметить, что история эта не совсем простая. И не все здесь однозначно. Дело в том, что хетты-индоевропейцы в начале создания своей великой державы покорили племена хаттов, аборигенов Анатолии. Хетты переняли у хаттов большинство их языческих богов и религиозных верований, однако при этом не состоялась языковая ассимиляция ни одной из сторон. Хатты были покорены, но не ассимилированы, и в дальнейшем выступали как преданные союзники хеттов. Отличное положение имели соседствующие, родственные хаттам племена — касги (по одной из версий являются предками кабардинцев). Они населяли южные причерноморские земли и, хоть и занимали независимое положение, все же находились в плену авторитета хеттской державы. В целом, если не считать такие государственные объединения, как Милоуанда, Лукка и Ассуа (о них будет сказано позже), расположенные на юго-западе, то на арене событий в Анатолии того времени присутствовали пять основных субстратов, сыгравших главную роль в создании героического эпоса о нартах. Они же, следовательно, явились героями сюжета будущей эпической поэмы «Илиада» Гомера (поэма создана спустя 500 лет после падения Трои) и нартского эпоса.

Первый субстрат — это индоевропейцы хетты, по всей видимости предки «кобанцев» — одного из субэтноса индоевропейцев осетин. Затем следуют хатты, явившиеся одним из субэтносов абхазов и осетин. Третьи — касги (касгейцы), являвшиеся предками адыгов. И, наконец, сами троянцы — также индоевропейский народ — являлись этническими родственниками хеттов.

Еще одно действующее лицо — главный соперник хеттов по господству над древними городами Западной Анатолии — Ахейское государство. Его роль в троянской истории сводилась к всевозможному противодействию хеттам.

Перейдем к деталям. В задачу данного исследования входит путем приведения достоверных фактов, в том числе, используя результаты современных методов этногенетических исследований, доказать право на существование новой версии о происхождении народов Кавказа, а также опровергнуть существующие до настоящего времени исторические параллели между героическим нартским эпосом и Троянской войной.

Итак, попробуем проанализировать и доказать вышеобозначенную версию.

Первый способ, который мне более всего по душе, — это давно забытая, но, как я считаю, в нашем случае очень необходимая наука: Ее Величество Логика.

Начнем с главного.

1. Существует, на мой взгляд, несколько очень схожих версий разных героических эпосов о Троянской войне как историческом событии.

Две из них наиболее полные и более древние: греческая — «Илиада» и «Одиссея» Гомера и нартский эпос народов Кавказа. Возьмем для сравнения один из похожих эпизодов об осаде Трои, или Хизы по Гомеру, и нартскому эпосу соответственно.

Сначала приведем похожие действия.

— В обеих версиях похищается жена одного из главных героев, затем происходит поход в стан врага и осада крепости.

В гомеровском варианте «Илиады», «Одиссеи» и «Энеиды» Вергилия (в дальнейшем предлагаю читать сокращенно «ИОЭ») осада с безуспешными военными действиями длится 10 лет, в нартских сказаниях («НС») — 7 лет.

— Гибель в обеих версиях любимого друга героя.

Взятие крепости с помощью якобы принесенного в качестве подношения троянцам в связи с официальным перемирием деревянного коня у Гомера и такого же приема с подношением принесенной в жертву коровы у нартов. В обоих случаях для большей правдоподобности отводятся войска нападающей стороны.

2. Есть и некоторые незначительные отличия — факт, который скорее положительный, чем отрицательный для понимания предмета исследования. Об этом постараюсь дать разъяснения ниже.

Так, в нартском эпосе приношение жертвенной коровы было совершено, чтобы выманить для сражения хозяина хизской крепости, отца красавицы Бедоки (хотя в некоторых других вариантах в «НС» у некоторых кавказских народов есть сюжеты, где одетые в коровью шкуру в одном случае Сослан, в другом — Батраз попадают с помощью военных хитростей в крепость. Сюжет с забрасыванием нартских героев, одетых в коровьи шкуры, через крепостную стену, в том числе с помощью огромной стрелы, со временем заменил возможный исторический эпизод с троянским конем, который в действительности был тараном, созданным в виде лошади. То есть произошла подмена коня-гиганта на примитивное, более понятное современным горцам действие. В жизни им не приходилось иметь дело с такими «конеподобными» гигантскими таранными сооружениями. Не секрет, что письменная запись нартского эпоса состоялась только в 19 веке н.э. — период не самого высокого развития обществ кавказских народов, если не сказать больше, и, следовательно, многие исторические события, о которых повествует эпос, могли сильно видоизмениться за более чем 3200 лет, в то время как «Илиада» и «Одиссея» Гомера были записаны не позже чем спустя 500 лет, в период наивысшего расцвета греческой цивилизации. В этом и есть их отличие как в наполненности, так и правдивости.

Однако это не значит, что нартский эпос был вторичен, т.е. заимствован. Совсем нет. И даже в некоторых случаях наоборот. И вот почему! В истории конца бронзового века нет сведений о том, что Троя была взята и тем более разрушена именно ахейцами. Есть только сведения о том, что ахеяне стояли у стен Трои. А вот то, что троянских правителей поддержали союзники, — это факт, и от этого никуда не уйти. Значит, в Троянской войне участвовали не только ахейцы и троянцы. Была еще третья сила и даже не одна. Во-первых, как уже было сказано, это великая хеттская держава, находившаяся в союзническом соглашении с Троей, то есть с хеттской Вилушей. Как мы знаем, хетты времен Трои владели большей частью Малой Азии — Анатолией. С ними по договору были обязаны выступать на общих врагов такие великие государства, как Ассирия и Египет. И тем более — прохеттские малые города-государства. Среди них, например, были причерноморские племена касгов и другие. Так было и в этот раз. Узнав о реальной угрозе завладения Троей со стороны сепаратистов, поддерживаемых новой крепнущей ахейской цивилизацией, царь хеттов Хаттусили III снарядил многотысячную экспедицию в Трою (Вилушу), осадил ее и затем взял и, как говорят хеттские глиняные таблички, «захватил богатую добычу» (см. примечания). Отстояв Трою, хетты стали реальными участниками Троянской войны, поставившими в ней последнюю точку. Хотя за этой точкой не последовало нового расцвета этих держав, главными героями этих событий по праву следует считать хеттов, вставших на защиту дружественной страны.

Если считать, что хетты являются предками абхазов, адыгов и частично осетин, то ясно, что и нартский эпос, и «Илиада» являются первоосновой, т.е. взяты с оригинала. Другое дело — кто есть кто среди героев-участников конфликта в Троянской войне и в обоих эпосах?! И самое главное — кто были нарты?! Это мы постараемся выяснить ниже.

Начнем по порядку.

Итак, если принять за основу факт, что события вокруг крепости Хиза в нартском эпосе и сюжеты из гомеровских поэм о троянской войне в основном идентичны и созданы на основе первоисточника, т.е. не были заимствованы, а носителями их были два противоборствующих лагеря, то можно сделать несколько главных выводов.

А) Вышеприведенные схожие сюжеты эпосов во время взятия знаменитой крепости (если считать эту крепость Троей) вполне могли иметь место в истории, хотя бы потому, что сказания двух эпосов развивались на разных дорогах и национальных почвах: кавказский — по пути с Малой Азии на Кавказ, от хеттов к народам Кавказа, а гомеровский — по пути на Запад, на почву зарождающейся греческой цивилизации, от ахейцев к грекам.

Б) В связи с тем, что в обоих эпосах празднуется победа, один из них через своих «носителей» присвоил себе завоевание Трои и поэтому преднамеренно немного видоизменил некоторые его сюжеты.

В) Тот эпос, где явно нет объяснений действий героев, т.е. они абсолютно абсурдны с точки зрения жизненной практики или не объясняются причинами примитивизма или «издержек» в связи с течением времени, является преднамеренным вымыслом. Такие «абсурды» возможны, только если происходит преднамеренное художественное склеивание вымысла с действительными событиями из того материала, который был у сочинителя.

Г) Были ли исторические письменные или иные достоверные источники, в которых можно найти условия, при которых возможны преднамеренные искажения действительности о Троянской войне?

В данном исследовании постараюсь использовать именно эти выводы.

Начнем с последних двух.

Допустим, что хетты присвоили победу над Троей и, соответственно, подобный обманный вариант через хеттов воспели кавказские народы. Затем с героических песен разных уже по сути народов Кавказа, потомков хеттов-хаттов и касгов, была в недавнем прошлом (около 100 лет) произведена запись российскими этнографами историками.

Попробуем рассудить. Думаю, что такой обман не имеет смысла, и вот почему. Если бы Трою насильно завоевали ахейцы, что в принципе было невозможно по причине гегемонии хеттов во всей Анатолии и их союзнических обязательствах перед Троей, то ахейцы воспели бы победу и над хеттами, которых они должны были по вышеуказанным причинам одолеть. Но здесь история явно опровергает подобный вариант развития событий. Подробности их приведу ниже. Как мы знаем, победу над великой еще на тот момент хеттской державой им не пришлось праздновать и, соответственно, воспеть.

А мог ли народ, знавший об этих событиях из первоисточника, приписать эту ахейскую победу себе? Конечно, нет. У хеттов и своих побед хватало на многие поколения вперед. Такое невозможно еще потому, что эти известные события воспевались неграмотными людьми. А народы эти, как правило, не имели письменности, они даже не догадывались, о какой аналогии идет здесь речь. И самое главное — нартский эпос, в отличие от сочинений Гомера, был записан современными этнографами уже в наши дни, и поэтому здесь не могло быть никаких подмен.

Теперь о правде и неправде гомеровских сочинений.

Начнем с троянского коня, изготовленного выше крепостных ворот. Если бы этого коня решили изготовить для тайной переправы ахейских воинов через ворота Трои, то им не надо было бы создавать дополнительную трудноразрешимую задачу для троянцев — ломать крепостную стену из-за высоты деревянного коня. Как мы знаем, троянский конь и так вызывал большие подозрения. А разбить многовековую крепостную стену, чтобы вкатить коня-гиганта — это нужно быть умалишенным с рождения, а придумавшие и затратившие силы и средства для изготовления заведомо невмещающегося в троянские ворота изваяния, должны быть умалишенными вдвойне. Это очень важный аргумент. И даже, несмотря на все усилия, которые для «склеивания» этого «вымысла» с «реальностью» предпринял Гомер, данный «абсурд» невозможно объяснить никакими доводами.

По этому поводу очень выразительно высказался выдающийся ученый-востоковед Василий Абаев: « Эта наивная военная хитрость напоминает скорее распространенные анекдоты на тему „Кто глупее?“. Не знаешь, чему больше удивляться: наивности ахейцев, соорудивших этого коня, или легковерию троянцев, решивших во что бы то ни стало втащить его в город, не поинтересовавшись его содержимым. Как военная хитрость троянский конь совершенно немыслим».

Далее Абаев выдвигает версию о троянском коне как шаманском тотемическом обряде, существующем в поверьях у некоторых народов, — обретении силы через вхождение в шкуру животного. Конечно, этот вариант был бы неоспорим, если бы не одно важное обстоятельство, о котором Василий Иванович мог еще не знать, а именно то, что нартский эпос является более правдивым пересказом Троянской войны, в том числе в том месте, где речь идет о так называемом «коне-спасителе». И эта правда, а также уверенность, основанная на новых фактах археологических находок и результатов генетической экспертизы происхождения народов о родственности народов Кавказа, носителей нартского эпоса, с хетто-хатскими предками, привела меня к истине. Еще одно обстоятельство помогло мне раскрыть правду о Трое. В сравнительном анализе, который был мной произведен исключительно на основе реальных событий, заранее использовалось представление о том, что нартский эпос, хоть и иносказательно, передает действительные исторические события.

Абаев при исследовании двух эпосов не ставил задачу отразить историческую действительность, что является естественным: «В настоящей работе, — пишет он, — мы ставим задачу объяснить «Илиаду» как сюжетную структуру, отвлекаясь от того, чем является «Илиада» как отражение исторических событий и древнегреческой действительности».

Тем не менее, В. Абаев, не обладая новыми источниками, интуитивно предполагая несоответствие реальности некоторых сюжетов гомеровских поэм, произвел сравнительный анализ «Илиады» и нартского эпоса, тем самым облегчив изучение темы данной статьи. Не случайно он пишет в самом начале своей работы под названием «Троянский конь»: «Греко-кавказские фольклорные связи — богатейшая тема, которая ждет еще своего исследователя… Возникает скорее мысль о каком-то общем греко-кавказском культурном субстрате».

Браво! Какое профессиональное чутье! Знал бы он, что этот субстрат был не только культурным, но и общеисторическим, основанным на реальных событиях!

Может, у кого-то возник вопрос: почему именно мне, историку, осмелившемуся произвести исследование, использовав исторический подход в изучении фольклорного произведения, открылась правда о героических эпосах?

Ответ, если не учитывать те обстоятельства, о которых я высказался ранее, есть у того же Абаева. «Узкофилологический подход, — говорит он, — приводит к тому, что история эпоса подменяется историей текста… Здесь нужен не филологический, а историко-фольклористический анализ».

Без комментариев. Продолжим дальше.

Не менее абсурдным в поэме является эпизод после того, как троянского коня втащили в крепость. Троянская принцесса, обладающая колдовскими чарами, изображала голоса жен героев, для того чтобы вызвать у героев, сидевших в троянском коне, панику и тем самым выдать себя.

Если она — колдунья и, догадавшись о том, кто там может прятаться, прибегла к таким исхищрениям, что заговорила голосами их жен, то не лучше было бы ей приказать просто вскрыть коня и захватить агрессоров?

Напротив, если хорошо подумать, то, сравнив это с подобным эпизодом в нартском эпосе, можно объяснить эти абсурды следующим образом.

Представим, что первоисточник этого события — нартский эпос, а не гомеровская поэма. В кавказских сказаниях нет подобного обмана. Есть единственный случай, когда Сослан выманил алдара хизской крепости, притворившись мертвым в шкуре быка. Троянского коня специально изготовили огромным и не предполагали, что защитники крепости втащат его к себе через ворота. Во-первых, он был изготовлен не ахейцами, а осадившими Трою хеттами. Во-вторых, это сооружение в виде коня служило хеттам в качестве тарана, которым они, как показала история, с успехом воспользовались. И здесь есть подсказка. Подобную укрепленную крепость хетты уже брали в 1275 году до н.э., и это была крепость Кадеш в Сирии. Союзниками хеттов этой битве, кстати, были сами троянцы, или дарданы («дарданы» в переводе с осетинского «водные ворота» или дуардон), как их еще именовал Гомер. Сохранился даже текст этого договора, где Царь Вилуши (или Трои) Алаксандр и хетты брали на себя обязанности вместе выступать против врага. А вот текст из глиняных табличек об одной осаде крепости с применением конеподобного тарана: «Они сломали таран. Царь вышел из себя, и лицо его омрачилось… Не сидите без дела! Изготовьте такой таран, как у хуритов, и пусть его доставят на место. Изготовьте «гору», и ее пусть доставят на место. Вырубите большой таран в горах Хасу, и пусть его доставят на место. Начинайте насыпать вал. Когда закончите, пускай все займут свои посты. Пускай только враг выйдет на битву! Все его планы смешаются» («Хетты», О.Р. Гарни, Москва, Центр полиграф, 2009 г., стр.220). Сохранилось также изображение тарана в виде силуэта лошади. Внутри тарана, как предполагалось, могли также находиться люди. При подкате к крепости из него был безопасный выход прямо на вражескую стену.

Таким образом, троянский конь был ничем иным, как таранным устройством, которое штурмующие хетты примкнули к крепостным стенам Илиона (Вилуши).

Можно ожидать справедливый вопрос: а как расценить необъяснимый на первый взгляд поступок Сослана в нартском эпосе, когда он притворялся мертвым в шкуре быка? Думаю, это была некая имитация якобы мнимого отступления, которая являлась излюбленным методом у хеттов, чтобы выманить врага в западню. Такой же излюбленный способ мнимого отступления в сражении, если помните, был у скифов и некоторых других народов. А вот таран нарта Батраза сквозь стены крепости наглядно демонстрирует истинную версию случившегося. Еще один вопрос: как расценить в нартском эпосе причитания невесты Сослана у его мнимой могилы? Не походит ли это на сюжет с голосами жен ахейцев, озвученных троянской колдуньей перед троянским конем? Последний сюжет был в «Энеиде» Вергилия и, скорее всего, был придуман или заимствован. И вообще, как я полагаю, гомеровские поэмы в некоторых «абсурдных» местах были или надуманы, или переняты из других эпосов, и, скорее всего, из нартского.

Теперь о самом интересном. Была ли женщина? Если, как я сказал ранее, эпосы не заимствовали друг у друга этот сюжет, во всяком случае, не нартский эпос, то, возможно, в этой истории была некая правда. Так, например, хеттские цари часто прибегали к различным уловкам. Например, перед тем, как напасть на врага, ему предлагалось выдать некоего виновника. В случае отказа хеттский правитель говорил, что не он виноват в начале войны и нападал без зазрений совести. Что касается женщин, то во время захватнических войн с участием анатолийских государств часто происходили случаи, когда захватывали женщин, в том числе знатного рода. И об этом существует множество свидетельств. Но думаю, что если так случалось, что у хеттов воровали какую-либо знатную женщину, вряд ли они давали бы этому освящение в своих источниках, так как такое являлось позором для народа, который не смог защитить их. Но случаи эти все же были и у хеттов. Пример тому — кража у царя Хеттии 7 тысяч пленных его врагом Пиямарадом (см. источник об этом случае ниже), среди которых, возможно, было немало знатных женщин.

Еще одна причина, заставившая меня полагать, что хетто-хатты, нарты и осетины (в хаттской принадлежности адыго-абхазов сейчас уже ни у кого нет сомнения) имеют этническую связь, — это то, что и в осетинских нартских сказаниях, и в быту хаттский язык также представляется секретным языком для избранных (осет.— хатиаг ывзаг — хаттский язык.) Таким же, исходя из хеттских источников, он являлся и для хеттов. Не правда ли, интересный факт? Другой интересный факт. Рассматривая период становления, расцвет и упадок кобанской и майкопских культур, нельзя не заметить обратную синхронную аналогию происходящих событий, связанных с упадком хеттской державы. Так, начало распада хеттского царства пришлось на конец XIII века. В это же время происходит зарождение кобанской культуры, «расцветает» и северокавказская культура. Вряд ли это может быть случайностью. Об этом говорят и множество археологических аналогий этих двух регионов, Кавказа и Анатолии. Подтверждают эту версию и недавно полученные этногенетические результаты о происхождении народов Кавказа.

Немного об этногенетических исследованиях по ДНК-диагностике народов Кавказа (см. таблицу). Согласно новым генетическим исследованиям лейпцигской лаборатории о происхождении народов, осетины, адыги и абхазы на треть являются носителями гаплогруппы J2, родина которой — Анатолия, расположенная на той территории, где существовало хеттское царство. Разница состоит только в том, что осетины помимо этого на 40— 70% являются обладателями аланской гаплогруппы G.

В конце статьи приведу один немаловажный интересный факт: оказывается, на территории современной Турции даже сейчас насчитывается более 70 названий населенных пунктов, которые переводятся на осетинский язык. И это, скорее всего, тоже неслучайно. Например, вряд ли кто-то слышал, что в Турции, так же, как и в Осетии, есть город Дигор, который расположен у реки Дигор. Или другой пример: только под названием «Айдан» (зеркало) там есть четыре населенных пункта. Что и следовало доказать.

Приложения

ПИСЬМО ХАТТУСИЛИ III — ЦАРЯ ХАТТИ АХЕЙСКОМУ ЦАРЮ, 1250 г. до н.э., из хеттских глиняных табличек, найденных в Турции.

ПИСЬМО ТАВАГАЛАВАСА
о злодее Пиямараде

«Я прибыл в Яланду. Мои войска трижды отражали натиск врага. Я истребил врагов и сравнял Яланду с землей, взял множество пленных. Брат мой, я расскажу, что произошло. У нас было мало воды, и мы оставили семь тысяч пленных в тени под малой охраной, но Пиямарад отбил их. Я готов простить все, но не это. Брат мой, я написал ему в последний раз, чтобы он явился ко мне и пишу тебе — знаешь ли ты об этих событиях? Они произошли еще до пересечения твоей границы. Когда твой гонец прибыл, он передал мне приветствие без обычных даров. Ты сказал отдать Пиямарада в мои руки наместником Милаванды. Я попросил встречи с братом твоим Тавагалавасом, но мне сказали, что его нет. Я потребовал выдать Пиямарада, но мне сказали, что он бежал. А знаешь ли ты, что он отбил у меня 7 тысяч пленных, когда из-за знойной жары оставил их в тени с легкой охраной? И на фоне этих оскорблений ты прислал мне письмо с тоном дерзким, недостойным беседы двух равных.

Ты запрещаешь мне, мне схватить Пиямарада. Ты, брат мой, Великий царь, равный мне. Но в письме нет обращения ко мне как к равному. Не с твоего ли благословения Пиямарад говорит, что он, его жена, дети и даже мои 7 тысяч пленных находятся под твоей защитой?

Мы ведь друзья — ты и я, между нами нет разногласий после Вилуши, где я, казалось, убедил тебя, что у нас нет их, чтобы начинать войну друг против друга. Что касается прихода моих войск в Милованду, то это дружеский визит. Сожалею, если показался тебе невежливым и дерзким. Верно, я был немного горяч в прошлом. С этого дня будем жить в мире и согласии».

ПИСЬМО ТУТХАЛИЯ IV — ЦАРЯ ХАТТИ,
1220 г. до н.э.

фрагменты текста на глиняных табличках, обнаруженных в Берлине в 1982 г.

Из глиняных табличек выясняется, что в 1220 г. до н.э. Алаксандр из Вилуши умер (имеется в виду тот самый Парис из гомеровской Трои). На его место поставили нового прохеттского наместника — Вальму.

«Но затем войска… они пришли, а он… к полуночи… и когда их земля не была, правитель услышал вести. Он бежал… И они поставили нового правителя над собой, неизвестного мне. Но верительные грамоты, посланные мной для Вальму, они сохранили.

Это началось еще во времена моего отца. Разгорелась война. Но изменники сговорились с греками. Вилуша была осаждена, и хеттские отряды были переброшены на Запад. Хотя врагов и поддерживали греки, царь хеттов развернул наступление и победил, привезя в Хаттусси богатую добычу».

Из наскальной надписи,
найденной в Турции

Эта надпись найдена недавно. Из нее, а также благодаря реконструкции рисунков и записей в горном проходе, выясняется, что в 1260 году до н.э. хеттская армия двигалась по направлению к Вилуше, т.е. Трое.

И вскоре достигла ее пределов, осадила и затем захватила.

По недавним археологическим находкам в прибрежных морских водах было изъято из утонувшего древнего корабля приблизительно времен Трои множество бронзовых слитков и золота. Этот факт лишний раз показывает, что именно привлекало внимание чужеземцев к Трое.

Черкесы (адыги). Кто они такие?

Черкесы (адыги). Кто они такие?[1] (Краткие сведения из истории и современного состояния.)

 

Черкесы (самоназвание адыги) – древнейшие жители Северо-Западного Кавказа, чья история, по мнению многих российских и иностранных исследователей, корнями уходит далеко вглубь веков, в эпоху камня.

Как отмечал в январе 1854 года «Иллюстрированный журнал Глисона», «их история столь продолжительна, что за исключением Китая, Египта и Персии, история любой другой страны не более чем рассказ о вчерашнем дне. У черкесов поразительная особенность: они никогда не жили в подчинении внешнему господству. Адыги терпели поражение, их вытесняли в горы, подавляли превосходящей силой. Но никогда, даже на короткий срок, не подчинялись никому, кроме собственных законов. И сейчас они живут под властью своих вождей по собственным обычаям.

Черкесы интересны еще и тем, что представляют собой единственный народ на поверхности земного шара, который столь далеко в прошлое может проследить независимую национальную историю. Они немногочисленны, но их регион столь важен, а их характер столь поразителен, что черкесы хорошо известны древним цивилизациям. Упоминание о них в обилии встречаются у Герадота, Вария Флакка, Помпония Мелы, Страбона, Плутарха и других великих писателей. Их предания, легенды, эпос представляют собой героическое повествование о свободе, которую они сохраняют, по меньшей мере, в течение последних 2300 лет перед лицом самых могущественных в человеческой памяти правителей»[2].


История черкесов (адыгов) – это история их многосторонних этнокультурных и политических связей со странами Северного Причерноморья, Анатолии и Ближнего Востока. Это обширное пространство являлось их единым, сообщающимся внутри себя миллионами нитей, цивилизационным пространством. При этом основная масса данного населения, по результатам исследований З.В. Анчабадзе, И.М.Дьяконова, С.А.Старостина и других авторитетных исследователей древней истории, долгий период была сосредоточена на Западном Кавказе.

Язык черкесов (адыгов) относят к западно-кавказской (адыго-абхазской) группе северо-кавказской языковой семьи, представители которой признаны лингвистами древнейшими жителями Кавказа. Обнаружены тесные связи этого языка с языками Малой и Передней Азии, в частности, с ныне мертвым хаттским, носители которого обитали в указанном регионе 4-5 тыс. лет назад.

Древнейшими археологическими реалиями черкесов (адыгов) на Северном Кавказе являются Дольменная и Майкопкая культуры (III тыс. д. н. э.), принявшие активное участие в образовании адыго-абхазских племен. По мнению известного ученого Ш.Д. Инал-ипа ареал распространения дольменов и есть в основном «первоначальная» родина адыгов и абхазов. Интересным является тот факт, что дольмены встречаются даже на территории Пиренейского полуострова (в основном на западной части), островов Сардиния и Корсика. В связи с этим археолог В.И. Марковин выдвинул гипотезу об участи пришельцев из западного Средиземноморья в раннем этногенезе черкесов (адыгов) путем слияния с западнокавказским древнейшим населением. Он же считает басков (Испания, Франция) посредниками лингвистических связей Кавказа и Пиринеев.

Широкое распространение, наряду с Дольменной культурой, имела и Майкопская раннебронзовая культура. Она занимала территорию Прикубанья и Центрального Кавказа, т.е. несменяемую на протяжении тысячелетий область расселения черкесов (адыгов). Ш.Д.Инал-ипа и З.В. Анчабадзе указывают на то, что распад адыго-абхазской общности начался во II тыс. д.н.э. и завершился к концу античной эпохи.

В III тыс. д.н.э., в Малой Азии динамично развивалась хеттская цивилизация, где адыго-абхазы (Северо-восточная часть) носили название хаттов. Уже во второй половине III тыс.д.н.э. Хатти существовало как единое государство адыго-абхазов. Впоследствии, часть хаттов не подчинившаяся мощной Хеттской империи, образовала в верховьях реки Галис (Кызыл-Ирмак в Турции) государство Каску, жители которой сохранили свой язык и вошли в историю под названием касков (кашков). Название касков ученые сопоставляют со словом, которым позднее различные народы именовали адыгов – кашаги, касоги, касаги, касахи и др. На протяжении существования Хеттской империи (1650-1500 гг. до 1200 г. д.н.э.) царство Каску являлось его непримиримым врагом. В письменных источниках оно упоминается вплоть до VIII в. д.н.э.

По мнению Л.И.Лаврова, существовала также тесная связь Северо-Западного Кавказа с Южной Украиной и Крымом, которая уходит своими корнями в доскифскую эпоху. Данная территория была населена народом, получившим название киммерийцев, которые, согласно версии известных археологов В.Д. Балавадского и М.И. Артамонова, являются предками адыгов. К остаткам киммерийцев В.П.Шилов относил меотов, являвшихся адыгоязычными. Принимая во внимание тесные взамодействия черкесов (адыгов) с иранскими и франкийскими народами в Северном Причерноморье, многие ученые предполагают, что, киммерийцы являлись разнородным союзом племен, в основу которого лег адыгоязычный субстрат – племя киммеров. Образование киммерийского союза относят к началу I тыс.д.н.э.

В VII в. д.н.э. из Центральной Азии хлынули многочисленные орды скифов и обрушились на Киммерию. Скифы вытеснили киммерийцев на запад от Дона и в степи Крыма. Они сохранилиcь в южной части Крыма под названием тавров, а к востоку от Дона и на Северо-Западном Кавказе под собирательным именем меоты. В частности, к ним относились синды, керкеты, ахеи, гениохи, саниги, зихи, псессы, фатеи, тарпиты, досхи, дандарии и др.

В VI в.д.н.э. образовалось древнеадыгское государство Синдика, вошедшее в IV в. д.н.э. в Боспорское царство. Боспорские цари всегда опирались в своей политике на синдо-меотов, привлекали к военным походам, выдавали своих дочерей за их правителей. Область меотов была основным производителем хлеба. По сведениям иностранных наблюдателей, синдо-меотская эпоха в истории Кавказа совпадает с эпохой античности VI в. до н.э. – V в. н.э. По В.П. Шилову, западной границей меотских племен было Черное море, Керченский полуостров и Азовское море, с юга-Кавказский хребет. На севере, по Дону, они граничили с иранскими племенами. Они жили также на побережье Азовского моря (Синдская Скифия). Их восточной границей являлась река Лаба. Вдоль Азовского моря меотами была обжита неширокая полоса, к востоку обитали кочевники. В III в. до н.э. по мнению ряда ученных, часть синдо-меотских племен вошла в союз сарматов (сираков) и родственных им алан. Большое влияние на их этногенез и культуру оказали, помимо сармат, ираноязычные скифы, но, это не привело к потере этнического лица предков черкесов (адыгов). А ученый-лингвист О.Н. Трубачев на основе проведенного им анализа древних топонимов, этнонимов и личных имен (антропонимов) с территории распространения синдов и других меотов, высказал мнение о принадлежности их к индо-арийцам (праиндийцам), оставшимся якобы на Северном Кавказе после ухода их основной массы на юго-восток во втором тысячилетии до н.э.

Ученый Н.Я.Марр пишет: «Адыги, абхазы и ряд других кавказских народов принадлежат к средиземноморской «яфетической» расе, к которой принадлежали эламы, касситы, халды, шумеры, урартийцы, баски, пеласги, этруски и другие мертвые языки Средиземноморского бассейна»[3].

Исследователь Роберт Эйсберг, изучив древнегреческие мифы, пришел к выводу, что цикл древних сказаний о Троянской войне возник под влиянием хеттских сказаний о борьбе своих и чужих богов. Мифология и религия греков формировались под влиянием пеласгов, родственных хаттам. По сей день, историков поражают родственные сюжеты древнегреческих и адыгских мифов, в частности, обращает на себя внимание сходство с нартским эпосом.

Нашествие аланских кочевников в 1-2 вв. вынудило меотов уходить в Закубанье, где они совместно с жившими здесь другими меотскими племенами и племенами Черноморского побережья заложили основы в формирование будущего черкесского (адыгского) народа. В этот же период зарождаются основные элементы мужского костюма, ставшего позднее общекавказским: черкеска, бешмет, ноговицы, пояс. Несмотря на все трудности и опасности, меоты сохранили свою этническую самостоятельность, свой язык и особенности своей древней культуры.

В IV — V вв. меоты, как и Боспор в целом, испытали на себе натиск тюркских кочевых племен, в частности, гуннов. Гунны разгромили алан и вытеснили их к горам и предгорьям Центрального Кавказа, а затем подвергли уничтожению часть городов и селений Боспорского царства. Политическая роль меотов на Северо-Западном Кавказе сошла на нет, а их этническое название в V веке исчезает. Как и этнонимы синдов, керкетов, гениохов, ахеян и целого ряда других племен. На смену им приходит одно большое название – Зихия (зихи), возвышение которой началось еще с 1 века н.э. Именно они, по мнению отечественных и иностранных ученых, начинают играть основную роль в объединительном процессе древнечеркеских (адыгских) племен. Со временем их территория значительно расширилась.

До конца 8 века н.э. (раннее средневековье) история черкесов (адыгов) не находит глубокого отражения в письменных источниках и изучается она исследователями по результатам археологических раскопок, которые подтверждают места обитания зихов.

В VI-X вв. серьезное политическое и культурное влияние на ход черкесской (адыгской) истории оказали Византийская империя, а с начала 15 века-генуэзские (итальянские) колонии. Однако, как свидетельствуют письменные источники того времени, насаждение христианства среди черкесов (адыгов) успеха не имело. Предки черкесов (адыгов) выступали как крупная политическая сила на Северном Кавказе. Греки, занимавшие восточный берег Черного моря задолго до рождества Христова, передали сведения о наших предках, которых они называют вообще зюгами, а иногда керкетами. Грузинские же летописцы именуют их джихами, а край называют Джихетиею. Оба эти названия живо напоминают слово цуг, которое на нынешнем языке значит человек, так как известно, что все народы первоначально называли себя человеками, а своим соседям давали прозвание по какому либо качеству или местности, то и наши предки, жившие на берегу Черного моря, сделались известными своим соседям под названием человеков: циг, джик, цух.

Слово керкет, по мнению специалистов разных времен есть, вероятно, название, данное им соседними народами, а может быть и самими греками. Но, настоящее родовое название черкесского (адыгского) народа есть то, которое уцелело в поэзии и в преданиях, т.е. ант, изменившееся с течением времени в адыге или адыхе, причем, по свойству языка буква т изменилась в ди, с прибавлением слога хе, служившего в именах наращением множественного числа. В подтверждение этого тезиса, ученые говорят о том, что еще недавно в Кабарде жили старцы, которые выговаривали это слово сходным с прежним его произношением – антихе; в некоторых же диалектах говорят просто атихе. Чтобы более подкрепить данное мнение, можно привести пример из древней поэзии черкесов (адыгов), в которой народ всегда называется ант, например: антынокопьеш – антский княжеский сын, антигишао – антский юноша, антигиуорк – антский дворянин, антигишу – антский всадник. Витязи или знаменитые вожди назывались нарт, это слово есть сокращенное нарант и значит «глаз антов». По мнению Ю.Н. Воронова граница Зихии и Абхазского царства в 9-10 веках проходила на северо-западе у современного поселка Цандрипш (Абхазия).

Севернее зихов сложился этнически родственный касожский племенной союз, который впервые упоминается в 8 веке. В хазарских источниках говорится о том, что «все живущие в стране Кеса» за аланами платят хазарам дань. Это говорит о том, что этноним «зихи» постепенно ушел с политической арены Северо-Западного Кавказа. Русские, как и хазары и арабы, пользовались термином кашаки в форме касоги. В X–XI собирательное имя касоги, кашаки, кашки покрыло собой весь проточеркесский (адыгский) массив Северо-Западного Кавказа. Кашагами их называли и сваны. Этническая территория касогов к X веку проходила на западе по Черноморскому побережью, на востоке по реке Лаба. К этому времени они имели общую территорию, единый язык и культуру. В дальнейшем, по различным причинам, происходило формирование и обособление этнических групп в результате перемещения их на новые территории. Таким образом, например, в XIII-XIV вв. образовалась кабардинская субъэтническая группа, мигрировшая в нынешние их места обитания. Ряд мелких этнических групп поглощались более крупными.

Разгром алан татаро-монголами позволил предкам черкесов (адыгов) в XIII-X1V вв. занять земли в предгорьях Центрального Кавказа, в бассейне рек Терек, Баксан, Малка, Черек.

Последний период средневековья они, как и многие другие народы и страны, находились в зоне военно-политического влияния Золотой орды. Предки черкесов (адыгов) поддерживали различного рода контакты с другими народами Кавказа, Крымским ханством, Русским государством, Великим княжеством Литовским, Польским королевством, Османской империей.

По мнению многих ученых, именно в этот период, в условиях тюркоязычной среды, возникло адыгское этническое наименование «черкесы». Затем этот термин был воспринят лицами, посетившими Северный Кавказ, а от них вошел в европейскую и восточную литературу. По утверждению Т.В. Половинкиной, эта точка зрения сегодня является официальной. Хотя ряд ученых ссылаются на связь этнонима черкесы и термина керкеты (причерноморское племя античного времени). Первым из известных письменных источников, зафиксировавших этноним черкес в фрме серкесут, является монгольская хроника «Сокровенное сказание. 1240 г.». Затем данное имя в различных вариациях появляется во всех исторических источниках: арабских, персидских, западно-европейских и русских. В 15 веке из этнического названия возникает и географическое понятие «Черкесия».


Сама этимология этнонима черкес не установлена с достаточной достоверностью. Тебу де Мариньи, в своей книге «Путешествие в Черкесию», изданной в Брюсселе в 1821году, приводит одну из самых распространенных в дореволюционной литературе версий, которая сводится к тому, что это имя татарское и означает с татарского Чер «дорога» и Кес «отрезать», а полностью «отрезающие путь». Он писал: «Мы в Европе знали эти народы под именем Cirkassiens. Русские называют их черкесы; некоторые предполагают, что имя татарское, поскольку Tsher означает «дорога» и Kes «отрезать», что дает имени черкесов значение «отрезающие путь. Интересно, что черкесы сами себя называют только «адыгэ» (Adiqheu)».[4] Автор же изданного в 1841 г. сочинения «История нещастных чиракес» князь А. Мисостов считает этот термин переводом с персидского (фарси) и означающим «головорез».

Вот как повествует о черкесах (адыгах) Дж. Интериано в своей книге «Быт и страна зихов, именуемых черкесами», изданной в 1502 году: «Зихи – называемые так на языках: простонародном, греческом и латинском, татарами же и турками именуемые черкесы, сами себя называют — «адига». Они живут на пространстве от реки Таны до Азии по всему тому морскому побережью, которое лежит по направлению к Босфору Киммерийскому, ныне называемому Восперо, проливом Святого Иоанна и проливом Забакского моря, иначе – моря Таны, в древности называвшегося Меотийским болотом, и далее за проливом по берегу моря вплоть до мыса Бусси и реки Фазиса и здесь граничит с Абхазией, то есть частью Колхиды.

Со стороны суши граничат они со скифами, то есть с татарами. Язык их трудный – отличающийся от языка соседних народов и сильно гортанный. Они исповедают христианскую религию и имеют священников по греческому обряду»[5].

Известный ориенталист Генрих — Юлиус Клапрот (1783 – 1835) в своей работе «Путешествие по Кавказу и Грузии, предпринятое в 1807 – 1808гг.» пишет: «Название «черкес» — татарского происхождения и составлено из слов «чер» — дорога и «кефсмек» отрезать. Черкесан или Черкес-джи имеет одинаковое значение со словом Иоль-Кеседж, которое употребительно в тюркском и обозначает того, кто «отрезает путь».

«Происхождение названия Кабарда установить трудно, пишет он,- так как этимологию Рейнеггса – от реки Кабар в Крыму и от слова «да» — деревня, — едва ли можно назвать правильной. Многих черкесов, по его мнению, называют «кабарда», а именно узденей (дворян) из рода Тамби у реки Кишбек, впадающей в Баксан; на их языке «кабарджи» обозначает кабардинского черкеса.

…Рейнеггс и Паллас придерживаются того мнения, что эта нация, первоначально населявшая Крым, была оттуда изгнана в места их теперешнего поселения. На самом деле там находятся руины замка, который называется у татар Черкес– Керман, а местность между реками Кача и Бельбек, чья верхняя половина, называемая еще Кабарда, носит название Черкес-Туз, т.е. черкесская равнина. Однако я не вижу в этом оснований для того, чтобы считать, что черкесы пришли из Крыма. Мне кажется, более вероятным считать, что они одновременно жили как в долине севернее Кавказа, так и в Крыму, откуда они, вероятно, изгнаны татарами под предводительством хана Бату. Однажды один старый татарский мулла объяснил мне совершенно серьезно, что имя «черкес» составлено из персидского «чехар» (четыре) и татарского «кес» (человек), потому что нация происходит от четырех братьев».[6]

В своих путевых заметках венгерский ученый Жан-Шарль Де Бесс (1799 – 1838гг.) изданных в Париже под названием «Путешествие в Крым, на Кавказ, в Грузию, Армению, Малую Азию и в Константинополь в 1929 и 1830гг.», говорится о том, что «…черкесы представляют собой многочисленный, храбрый, сдержанный, отважный, но мало известный в Европе народ…Мои предшественники, писатели и путешественники, утверждали, что слово «черкес» происходит из татарского языка и составлено из «чер» («дорога») и «кесмек» («перерезать»); но им не приходило в голову придать этому слову более естественный и более подходящий к характеру этого народа смысл. Нужно отметить, что «чер» в персидском языке означает «воитель», «мужественный», а «кес» означает «личность», «индивидуум». Из этого можно заключить, что именно персы дали название, которое сейчас носит этот народ».[7]

Затем, вероятнее всего, в ходе Кавказской войны, словом «черкес» стали называть и другие народы, не принадлежащие к черкесскому (адыгскому) народу. «Не знаю почему, — писал Л.Я Люлье-один из лучших знатоков адыгов в первой половине XIX века, среди которых он прожил много лет, — но мы привыкли все племена, населяющие северную покатость Кавказских гор, называть черкесами, между тем как они называют себя Адыге». Превращение этнического термина «черкес» по существу в собирательный, как это имело место с терминами «скиф», «алан», приводило к тому, что за ним скрывались самые различные народы Кавказа. В первой половине XIX в. стало обычным называть «черкесами не только абазинов или убыхов, близких им по духу и образу жизни, но и совершенно отличных от них по языку жителей Дагестана, Чечено-Ингушетии, Осетии, Балкарии, Карачая».

В первой половине XIX в. с причерноморскими адыгами весьма сблизились в культурно-бытовом и политическом отношениях убыхи, которые, как правило, владели, наряду с родным и адыгским (черкесским) языком. Ф.Ф.Торнау по этому поводу замечает: «…убыхи, с которыми я встречался, говорили по - черкески» (Ф.Ф.Торнау, Воспоминание кавказского офицера. – «Русский вестник», т. 53, 1864, №10, стр. 428). Абазины также к началу XIX в. находились под сильным политическим и культурным влиянием адыгов и в быту мало, чем от них отличались (там же, стр. 425 — 426).

Н.Ф.Дубровин в предисловии к своей известной работе «История войны и владычества, русских на Кавказе» также отмечал наличие вышеуказанного заблуждения в русской литературе первой половине XIX века насчет причисления северо-кавказских народов к черкесам (адыгам). В ней он отмечает: «Из многих статей и книг того времени можно вывести заключение, что только два народа, с которыми мы дрались, например, на Кавказской линии: это – горцы и черкесы. На правом фланге мы вели войну с черкесами и горцами, а на левом фланге, или в Дагестане, с горцами и черкесами…». Сам он производит этноним «черкес» от тюркского выражения «саркяс».

Карл Кох, автор одной из лучших книг о Кавказе, изданных в то время в Западной Европе, с некоторым удивлением констатировал путаницу, существовавшую вокруг имени черкесов в современной западноевропейской литературе. «Представление о черкесах до сих пор еще остается неопределенным, несмотря на новые описания путешествий Дюбуа де Монпере, Белля, Лонгворта и др.; иногда под этим названием подразумевают живущих на берегу Черного моря кавказцев, иногда же считают черкесами всех жителей северного склона Кавказа, указывают даже, что Кахетия, восточная часть лежащей по ту сторону Кавказа области Грузии, населена черкесами».

В распространении подобных неверных представлений о черкесах (адыгах) были повинны не только французские, но, и, в равной мере, многие немецкие, английские, американские издания, сообщавшие те или иные сведения о Кавказе. Достаточно указать, что Шамиль очень часто фигурировал на страницах европейской и американской печати, как «вождь черкесов», в число которых таким образом включались и многочисленные племена Дагестана.

Вследствие такого совершенно неправильного употребления термина «черкесы», необходимо с особой осторожностью относиться к источникам первой половины XIX в. В каждом отдельном случае, даже при использовании данных наиболее осведомленных в кавказской этнографии авторов того времени, следует предварительно разобраться, о каких «черкесах» идет речь, не подразумевает ли автор под черкесами кроме адыгов и другие соседние горские народности Кавказа. Удостовериться об этом особенно важно, когда сведения касаются территории и численности адыгов, ибо в таких случаях очень часто к черкесам причислялись неадыгские народы».[8]

Расширенное истолкование слова «черкес», принятое в русской и иностранной литературе первой половины XIX в., имело под собой то реальное основание, что адыги действительно в то время были значительной этнической группой на Северном Кавказе, оказывавшей большое и всестороннее влияние на окружающие их народы. Иногда небольшие племена иного этнического корня были, как бы вкраплены в адыгскую среду, что способствовало перенесению на них термина «черкес».

Этноним адыги, впоследствии вошедший в европейскую литературу, не был столь широко распространен, как термин черкесы. По поводу этимологии слова «адыги» существует несколько версий. Одна исходит из астральной (солярной) гипотезы и переводит это слово как «дети солнца» (от термина «тыгъэ», «дыгъэ»-солнце), другая-так называемая «антская» о топографическом происхождении данного термина («поляне»), «мариниистская» («поморяне»).

Как свидетельствуют многочисленные письменные источники, история черкесов (адыгов) XVI-XIX вв. тесно связана с историей Египта, Османской империи, всех ближневосточных стран, о которой не только современные жители Кавказа, но, и сами черкесы (адыги) имеют сегодня весьма смутное представление.

Как известно эмиграция адыгов в Египет имела место на всем протяжении средних веков и нового времени, и была связана с развитым институтом найма на службу в черкесском обществе. Постепенно черкесы, благодаря своим качествам, занимали все более привилегированное положение в этой стране.

До сих пор в этой стране имеются фамилии Шаркаси, что означает «черкес». Проблема образования черкесского господствующего слоя в Египте представляет определенный интерес не только в контексте истории Египта, но и в плане изучения истории черкесского народа. Возрастание мощи мамлюкского института в Египте относится к эпохе Айубидов. После смерти знаменитого Саладина его бывшие мамлюки, в основном черкесского, абхазского и грузинского происхождения, чрезвычайно усилились. Согласно исследованию арабского ученого Рашид ад-Дина, главнокомандующий армии эмир Фахр ад-Дин Черкес в 1199 году совершил государственный переворот.

Доказанным считается черкесское происхождение египетских султанов Бибарса I и Калауна. Этническая карта мамлюкского Египта в этот период состояла их трех слоев: 1) арабо-мусульманский; 2) этнические тюрки; 3) этнические черкесы (адыги) – элита мамлюкского войска уже в период с 1240 года. (см работу Д. Айалона «Черкесы в мамлюкском королевстве», статью А.Поляка «Колониальный характер мамлюкского государства», монографию В.Поппера «Египет и Сирия при черкесских султанах» и другие).

В 1293 году черкесские мамлюки во главе со своим эмиром Тугджи выступили против тюркских мятежников и разгромили их, убив при этом Бейдара и еще нескольких высокопоставленных тюркских эмиров из его окружения. Вслед за этим, черкесы возвели на трон 9-го сына Калауна Насир Мухаммада. При обеих вторжениях монгольского императора Ирана Махмуда Газана (1299, 1303) черкесские мамлюки сыграли решающую роль в их разгроме, что отмечается в хронике Макризи, а также в современных исследованиях ДЖ.Глабба, А.Хакима, А.Хасанова. Эти военные заслуги чрезвычайно повысили авторитет черкесской общины. Так один из её представителей эмир Бибарс Джашнакир занял пост визиря.

Согласно существующим источникам утверждение черкесской власти в Египте было связано с уроженцем прибрежных областей Зихии Баркуком. О его зихском-черкесском происхождении писали многие, в том числе и лично знавший его итальянский дипломат Бертрандо де Мижнавели. Мамлюкский хронист Ибн Тагри Бирди сообщает, что Баркук происходил из черкесского племени каса. Касса здесь видимо означает касаг-кашек — обычное для арабов и персов наименование зихов. В Египте Баркук оказался в 1363 году, а уже через четыре года при поддержке черкесского наместника в Дамаске стал эмиром и начал усиленно вербовать, покупать и переманивать на свою службу черкесских мамлюков. В 1376 году он становится регентом при очередном малолетнем Калауниде. Сосредоточив в своих руках фактическую власть, Баркук в 1382 был избран султаном. Страна ждала прихода к власти сильной личности: «В государстве установился самый лучший порядок, — писал современник Баркука основоположник социологической школы Ибн Халдун, — люди были рады, что входят в подданство султана, умеющего правильно оценить дела и управлять ими».

Крупнейший мамлюковед Д.Аалон (Телль-Авив) назвал Баркука государственным деятелем, устроившим самую масштабную этническую революцию за всю историю Египта. Тюрки Египта и Сирии восприняли восшествие на трон черкеса крайне враждебно. Так эмир-татарин Алтунбуга ас-Султани, наместник Абулустана, сбежал после неудачного мятежа к чагатаям Тамерлана, напоследок заявив: «Я не буду жить в стране, где правитель которой черкес». Ибн Тагри Бирди писал, что Баркук имел черкесское прозвище «Малихук», что означает «сын пастуха». Политика выдавливания тюрок привела к тому, что к 1395 году все эмирские должности в султанате были заняты черкесами. Кроме того, в руках черкесов были сконцентрированы все высшие и средние административные посты.

Власть в Черкессии и в черкесском султанате удерживалась одной группировкой аристократических семейств Черкессии. На протяжении 135 лет они сумели сохранить свое господство над Египтом,Сирией, Суданом, Хиджазом с его священными городами – Меккой и Мединой, Ливией, Ливаном, Палестиной (а значение Палестины определялось Иерусалимом), юго-восточными районами Анатолии, частью Месопотамии. Эта территория с населением, по меньшей мере, в 5 млн. человек подчинялась черкесской общине Каира в 50-100 тыс. человек, которая в любой момент могла выставить от 2 до 10-12 тысяч превосходных тяжеловооруженных всадников. Память об этих временах величия наибольшего военно-политического могущества, сохранилась в поколениях адыгов вплоть до XIX века.

Через 10 лет после прихода к власти Баркука, на сирийской границе появились войска Тамерлана – второго по рангу завоевателя после Чингиз-хана. Но, в 1393-1394 годах наместники Дамаска и Алеппо нанесли поражение передовым отрядам монголо-татар. Современный исследователь истории Тамерлана, Тильман Нагель, уделявший взаимоотношениям Баркука и Тамерлана большое внимание, в частности, отмечал: «Тимур уважал Баркука…узнав о его смерти, он так обрадовался, что подарил сообщившему это известие 15000 динаров». Султан Баркук ал-Черкаси умер в Каире в 1399 году. Власть наследовал его 12-летний сын от греческой невольницы Фарадж. Жестокость Фараджа привела к его убийству, организованному черкесскими эмирами Сирии.

Один из ведущих специалистов истории мамлюкского Египта П.Дж. Ватикиотис писал о том, что «…черкесские мамлюки… были способны продемонстрировать высочайшие качества в сражении, особенно это проявилось в их конфронтации с Тамерланом в конце XIV века. Их султан–основатель Баркук, например, был не только способным султаном и в оном, но оставил также великолепные манументы (медресе и мечеть с мавзолеем), свидетельствующие об его вкусе в исскустве. Его преемники были способны завоевать Кипр и удерживать этот остров в вассальной зависимости от Египта вплоть до османского завоевания».

Новый султан Египта Муаййад Шах, окончательно утвердил черкесское господство на берегах Нила. В среднем, ежегодно в его армию вливалось 2000 уроженцев Черкессии. Этот султан с легкостью разгромил ряд сильных туркменских князей Анатолии и Месопотамии. В память о его правлении в Каире стоит великолепная мечеть, которую Гастон Вьет (автор 4-го тома «Истории Египта») назвал «самой роскошной мечетью Каира».

Скопление черкесов в Египте привело к созданию мощного и боеспособного флота. Горцы Западного Кавказа преуспевали в качестве пиратов с древних времен и вплоть до XIX века. Античные, генуэзские, османские и русские источники оставили нам достаточно развернутое описание зихского, черкесского и абазгского пиратства. В свою очередь, черкесский флот свободно проникал в Черное море. В отличие от тюркских мамлюков, никак не проявивших себя на море, черкесы контролировали Восточное Средиземноморье, грабили Кипр, Родос, острова Эгейского моря, сражались с португальскими корсарами на Красном море и у берегов Индии. В отличие от тюрок, черкесы Египта имели несравненно более устойчивую подпитку из своей родной страны.

На всем протяжении египетской эпопеи с XIII в. черкесов характеризовала национальная солидарность. В источниках черкесского периода (1318-1517 гг.) национальная сплоченность и монопольное господство черкесов выражались в употреблении терминов «люди», «народ», «племя» исключительно по адресу черкесов.

Ситуация в Египте стала меняться с 1485 года, после начала первой османо-мамлюкской войны, которая длилась несколько десятилетий. После смерти опытного черкесского военачальника Кайтбая (1468-1496), в Египте последовал период междуусобных войн: за 5 лет на троне сменилось четыре султана – сын Кайтбая ан-Насир Мухаммад (назван так в честь сына Калауна), аз-захир Кансав, ал-Ашраф Джанбулат, ал-Адиль Сайф ад-Дин Туманбай I. Ал-Гаури, взошедший на трон в 1501 году был опытным политиком и старым воином: в Каир прибыл уже 40-летним и быстро занял высокое положение благодаря протекции своей сестры – жены Кайтбая. А на каирский престол Кансав ал-Гаури взошел в возрасте 60 лет. Он проявил большую активность во внешнеполитической сфере ввиду возрастания османского могущества и ожидавшейся новой войны.

Решающее сражение между мамлюками и османами произошло 24 августа 1516 года на Дабикском поле в Сирии, которое считается одним из наиболее грандиозных сражений в мировой истории. Несмотря на сильный обстрел из пушек и аркебузов, черкесская кавалерия нанесла огромный урон, армии османского султана Селима I. Однако, в тот момент, когда победа уже казалась, была в руках черкесов, наместник Алеппо эмир Хаирбей со своим отрядом перешел на сторону Селима. Это предательство в буквальном смысле убило 76-летнего султана Кансава ал-Гаури: его охватил апокалепсический удар и он скончался на руках своих телохранителей. Битва была проиграна и османы заняли Сирию.

В Каире мамлюки избрали на трон последнего султана – 38-летнего последнего племянника Кансава – Туманбая. С многочисленным войском он дал четыре сражения османской армаде, численность которой доходила от 80 до 250 тысяч солдат всех национальностей и вероисповеданий. В конце концов, войско Туманбея потерпело поражение. Египет стал частью Османской империи. За период черкесско-мамлюкского эмирата у власти в Каире было 15 черкесских (адыгских) правителей, 2 боснийца, 2 грузина и 1 абхаз.[9]

Несмотря, на непримиримые отношения черкесских мамлюков с османами, история Черкессии была тесно связана также и с историей Османской империи, наиболее мощным политическим образованием средневековья и нового времени, многочисленными политическими, религиозными, семейными отношениями. Черкессия никогда не входила в состав этой империи, но, её выходцы в этой стране составляли значительную часть правящего класса, совершая успешную карьеру по административной либо военной службе.

Этого вывода придерживаются, также представители современной турецкой историографии, которые не считают Черкесию зависимой от Порты страной. Так, например, в книге Халила Иналджыка «Османская империя: классический период, 1300-1600 гг.» приводится карта, отражающая по периодам все территориальные приобретения Османов: единственная свободная страна по периметру Черного моря – это Черкесия.

Значительный черкесский контингент имелся в армии султана СелимаI (1512-1520) , получившего за свою жестокость прозвище «Явуз» (Грозный). Будучи еще принцем, Селим, подвергся преследованию со стороны отца и был вынужден, спасая свою жизнь, оставить наместничество в Трапезунде и бежать морем в Черкессию. Там он познакомился с черкесским князем Тамани Темрюком. Последний стал верным другом опального царевича и на протяжении трех с половинной лет сопутствовал ему во всех его странствиях. После того, как Селим, стал султаном, Темрюк был в большой чести при османском дворе, а на месте их встречи, по указу Селима, была воздвигнута крепость, получившая наименование Темрюк.

Черкесы составили особую партию при османском дворе и оказали большое влияние на политику султана. Оно сохранилось и при дворе Сулеймана Великолепного (1520-1566), поскольку он, как и его отец, Селим I, до своего султанства пребывал в Черкессии. Его мать гирейская принцесса, была наполовину черкешенка. В правление Сулеймана Великолепного Турция достигла пика своего могущества. Один из самых блистательных полководцев этой эпохи – Черкес Оздемир-паша, который в 1545 году получил чрезвычайно ответственный пост командующего османским экспедиционным корпусом в Йемене, а в 1549 году «в вознаграждение за стойкость» назначен наместником Йемена.

Сын Оздемира, Черкес Оздемир-оглу Осман-паша (1527-1585) унаследовал от отца его могущество и талант полководца. Начиная с 1572 года деятельность Осман-паши была связана с Кавказом. В 1584 году Осман-паша становится великим визирем империи, но продолжает лично руководить армией в войне с персами, в ходе которой персы терпят поражение, и Черкес Оздемир-оглу захватывает их столицу Тебриз. 29 октября 1585 года Черкес Оздемир-оглу Осман-паша погиб на поле битвы с персами. Насколько известно, Осман-паша был первым великим визирем из числа черкесов.

В Османской империи XVI столетия известен еще один крупный государственный деятель черкесского происхождения – наместник Кафы Касым. Он происходил из клана Жане и имел титул дефтердара. В 1853 году Касим-бей представил на рассмотрение султана Сулеймана проект о соединении каналом Дона и Волги. Среди деятелей XIX века выделялся Черкес Дервиш Мехмед-паша. В 1651 году он являлся наместником Анатолии. В 1652 году занял пост командующего всеми морскими силами империи (капудан-паша), а в 1563 году становится великим визиром Османской империи. Резиденция, построенная Дервиш Мехмед-пашой, имела высокие ворота, отсюда и прозвание «Высокая порта», которой европейцы обозначали османское правительство.

Следующая не менее колоритная фигура из числа черкесских наемников – Кутфадж Дели-паша. Османский автор середины XVII века Эвлия Челеби писал, что «он происходит из отважного черкесского племени Болаткой».

Сведения Кантемира находят полное подтверждение в османской исторической литературе. У автора, жившего пятидесяти годами ранее – Эвлии Челяби — имеются весьма живописные персоналии военоначальников черкесского происхождения, информация о тесных связях между выходцами с Западного Кавказа. Весьма важным представляется его сообщение о том, что черкесы и абхазы, жившие в Стамбуле, посылали своих детей на родину, где те получали воинское воспитание и знание родного языка. Согласно Челяби, на побережье Черкессии существовали поселения мамлюков, возвратившихся в разное время из Египта и других стран. Территорию Бжедугии Челяби называет землей Мамлюков в стране Черкесстана.

В начале XVIII века большим влиянием на государственные дела пользовался Черкес Осман-паша, строитель крепости Ени-Кале (современный Ейск), командующий всеми морскими силами Османской империи (капудан-паша). Его современник, Черкес Мехмед-паша, был губернатором Иерусалима, Алеппо, командовал войсками в Греции, за успешные военные действия был пожалован в трехбунчужные паши (маршальское звание по европейским меркам; выше только великий визир и султан).

Много интересных сведений о видных военных и государственных деятелях черкесского происхождения в Османской империи содержится в фундаментальном труде выдающегося государственного и общественного деятеля Д.К.Кантемира (1673-1723) «История роста и упадка Османской империи». Сведения интересны тем, что около 1725 года Кантемир посетил Кабарду и Дагестан, лично знал многих черкесов и абхазов из высших константинопольских кругов конца XVII века. Помимо константинопольской общины он дает много сведений о каирских черкесах, а также подробный очерк истории Черкессии. В нем получили освещение такие проблемы как взаимоотношения черкесов с московским государством, Крымским ханством, Турцией и Египтом. Поход османов в 1484 году в Черкессию. Автор отмечает превосходство военного исскуства черкесов, благородство их обычаев, близость и родство абазов (абхазо-абазин), в том числе по языку и обычаям, приводит много примеров о черкесах, обладавших самыми высокими должностями при Оттоманском дворе.

На обилие черкесов в правящем слое османского государства указывает историк диаспоры А.Джурейко: «Уже в XVIII веке черкесских сановников и военачальников в Османской империи было так много, что их трудно было бы всех перечислить». Тем не менее, попытка перечислить всех крупных государственных деятелей Османской империи черкесского происхождения была предпринята еще одним историком диаспоры Хасаном Фехми: он составил биографии 400 черкесов. Крупнейшей фигурой черкесской общины Стамбула второй половины XVIII века был Гази Хасан-паша Джезаирли, который в 1776 году стал капудан-пашой — главнокомандующим морскими силами империи.

В 1789 году черкесский военачальник Хасан-паша Меййит, непродолжительное время являлся великим визирем. Современник Джезаирли и Меййита Черкес Хусейн-паша, по прозвищу Кучук («маленький») вошел в историю как ближайший сподвижник султана-реформатора Селима III (1789-1807), сыгравшего важную роль в войне с Бонапартом. Ближайшим сподвижником Кучук Хусейн-паши являлся Мехмед Хосрев-паша, родом из Абадзехии. В 1812 году он стал капудан-пашой и занимал этот пост до 1817 года. Наконец, он становится великим визирем в 1838 году и сохраняет за собой этот пост да 1840 года.

Интересные сведения о черкесах в Османской империи сообщает русский генерал Я.С. Проскуров, путешествовавший по Турции в 1842-1846 гг. и познакомившийся с Гасан-пашой, «природным черкесом, с детства увезенным в Константинополь, где воспитан»[10].

Согласно исследованиям многих ученых, предки черкесов (адыгов) приняли активное участие в формировании казачества Украины и России. Так, Н.А.Добролюбов, анализируя этнический состав Кубанского казачества в конце XVIII века, указывал, что оно частично состояло из «1000 душ мужского пола, добровольно вышедших из-за Кубани черкес и татар» и 500 запорожцев, вернувшихся из турецкого султана. По его мнению, последнее обстоятельство позволяет предположить, что эти запорожцы после ликвидации Сечи ушли в Турцию по причине общности веры, а значит можно также предположить, что эти запорожцы частично не славянского происхождения. Свет на проблему проливает Семеон Броневский, который ссылаясь на исторические известия, писал: «В 1282 году Баскак Татарской Курского княжества, призвав черкесов из Бештау или Пятигорья, населил ими слободу под именем Казаков. Сии, совокупясь с русскими беглецами, долгое время чинили всюду разбои, укрываясь от поисков над ними по лесам и оврагам». Эти черкесы и беглые русские в поисках безопасного места перебрались «ниже по Дпепру». Тут построили они себе городок и назвали его Черкаск, по причине, что большая часть из них были породою черкасы, составя разбойническую республику, которая прославилась потом под именем Запорожских Казаков».

О дальнейшей истории запорожских казаков тот же Броневский сообщал: «Когда турецкое войско в 1569 году приходило под Астрахань, тогда призван был с Днепра из Черкес князь Михайло Вишневецкий с 5000 запорожских казаков, которые, совокупясь с донскими, великую победу на сухом пути и на море в лодках над турками одержали. Из сих черкесских казаков большая часть осталась на Дону и построила себе городок, назвав его также Черкасским, что и было началом заселения донских казаков, а как вероятно, что многие из них возвратились также на родину свою к Бештау или Пятигорью, то сие обстоятельство могло подать причину назвать вообще кабардинцев украинскими жителями, бежавшими из России, как мы находим упоминание о том в наших архивах». Из сведений Броневского можно сделать вывод, что Запорожская Сечь, образовавшаяся в XVI веке в нижнем течении Днепра, т.е. «ниже по Днепру», и до 1654 года представлявшая собой казачью «республику», вела упорную борьбу с крымскими татарами и турками, и тем самым сыграла крупную роль в освободительной борьбе украинского народа в XVI – XVII веках. В своей основе Сечь состояла из упоминаемых Броневским запорожских казаков.

Таким образом, Запорожское казачество, образовавшее костяк Кубанского казачества, состояло частью из потомков некогда уведенных «из района Бештау или Пятигорска» черкесов, не говоря уже о «добровольно вышедшим из-за Кубани черкес». Следует особо подчеркнуть, что с переселением этих казаков, а именно с 1792 года, началась активизация колонизаторской политики царизма на Северном Кавказе, и в частности, в Кабарде.[11]

Следует подчеркнуть, что географическое положение черкесских (адыгских) земель, особенно кабардинских, имевших важнейшее военно-политическое и экономическое значение, явилось причиной вовлечения их в орбиту политических интересов Турции и России, предопределив в значительной мере ход исторических событий в этом регионе с начала XVI века и приведших к Кавказской войне. С этого же периода начинает усиливаться влияние Османской империи и Крымского ханства, а также сближение черкесов (адыгов) с Московским государством, впоследствии перешедшее в военно-политический союз. Женитьба в 1561 году царя Ивана Грозного на дочери старшего князя Кабарды Темрюка Идарова, с одной стороны, укрепила союз Кабарды с Россией, а, с другой, еще более обострила отношения кабардинских князей, распри между которыми не утихали уже вплоть до завоевания Кабарды. Еще более усугубляло её внутриполитическую обстановку и раздробленность, вмешательство в кабардинские (черкесские) дела России, Порты и Крымского ханства. В 17 в., в результате междоусобиц, Кабарда распадается на Большую Кабарду и Малую Кабарду. Официальный раздел произошел в середине 18 в. В период с 15 по 18 век войска Порты и Крымского ханства десятки раз вторгались на территорию черкесов (адыгов).

В 1739 году, по окончании русско-турецкой войны, между Россией и Османской империей был подписан Белградский мирный договор, согласно которому Кабарда была объявлена «нейтральной зоной» и «вольной», но, так и не сумела использовать предоставленную возможность для объединения страны и создания собственного государства в его классическом понимании. Уже во второй половине XVIII века правительство России разработала план завоевания и колонизации Северного Кавказа. Тем военным, которые находились там, давалась инструкция «остерегаться больше всего объединения горцев», для чего необходимо «стараться возжигать между ними огонь внутреннего несогласия».

Согласно Кючук-Кайнарджийскому миру между Россией и Портой, Кабарда была признана частью Российского государства, хотя сама Кабарда никогда не признавала себя во власти османов и Крыма. В 1779, 1794, 1804 и 1810 годах произошли крупные выступления кабардинцев против захвата их земель, строительства крепостей Моздок и других военных укреплений, переманивания поданных и по другим веским причинам. Они были жестоко подавлены царскими войсками во главе с генералами, Якоби, Цициановым, Глазенапом, Булгаковым и другими. Один только Булгаков в 1809 году разорил до тла 200 кабардинских селений. В начале XIX века вся Кабарда была охвачена эпидемией чумы.

По мнению ученых, Кавкзская война началась для кабардинцев со второй половины 18 века, после строительства русскими войсками в 1763 году крепости Моздок, а для остальных черкесов (адыгов) на западном Кавказе в 1800 году, со времени первого карательного похода черноморских казаков во главе с атаманом Ф.Я. Бурсаком, а потом М.Г. Власовым, А.А. Вельяминовым и другими царскими генералами на причерноморское побережье.


К началу войны земли черкесов (адыгов) начинались от северо-западной оконечности гор Большого Кавказа и охватывали обширную территорию по обе стороны главного хребта примерно на 275 км, после чего их земли переходили уже исключительно на северные склоны Кавказского хребта, в бассейн Кубани, а потом Терека, простираясь на юго-восток еще примерно на 350км.

«Черкесские земли… — писал в 1836 г. Хан-Гирей, — простираются в длину слишком на 600 верст, начиная от устье Кубани вверх по этой реке, а потом по Куме, Малке и Тереку до границ Малой Кабарды, которые простирались прежде до самого слияния Сунжи с рекою Тереком. Ширина различна и заключается от вышеупомянутых рек на полдень на юг по долинам и скатам гор в разных кривизнах, имеющих от 20 до 100 верст расстояния, составляя, таким образом длинную узкую полосу, которая, начиная от восточного угла, образуемого слияния Сунжи с Тереком, то расширяется то опять стесняется, следуя на запад вниз по Кубани до берегов Черного моря»[12]. К этому следует добавить, что по побережью Черного моря адыги занимали территорию протяженностью около 250 км. В самом широком месте земли адыгов простирались от берегов Черного моря на восток до Лабы примерно на 150 км (считая по линии Туапсе – Лабинская), затем при переходе из бассейна Кубани в бассейн Терека эти земли сильно сужались, чтобы опять расшириться на территории Большой Кабарды до 100 с лишним километров.


(Продолжение следует)

[1] Сведения составлены на основании архивных документов и научных трудов, изданных по истории черкесов (адыгов)

[2] «Иллюстрированный журнал Глисона». Лондон, январь 1854 г.

[3] С.Х.Хотко. Очерки истории черкесов. С.-Петербург, 2001. с. 178

[4] Жак -Виктор-Эдуард Тебу де Мариньи. Путешествия в Черкесию. Путешествия в Черкесию в 1817 году. // В.К.Гарданов. Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII – XIX вв. Нальчик, 1974. С. 292.

[5] Джорджио Интериано. (Вторая половина XV – начало XVI в.). Быт и страна зихов, именуемых черкесами. Достопримечательное повествование. //В.К.Гарданов. Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XII – XIX вв. Нальчик. 1974. С.46-47.

[6] Генрих-Юлиус Клапрот. Путешествия по Кавказу и Грузии, предпринятое в 1807 – 1808 гг. //В.К.Гарданов. Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII-XIX вв. Нальчик,1974. С.257-259.

[7] Жан-Шарль де Бесс. Путешествия в Крым, на Кавказ, в Грузию. Армению, Малую Азию и в Константинополь в 1829и 1830 гг. //В.К.Гарданов. Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XII-XIX вв. Нальчик, 1974.С. 334.

[8] В.К.Гарданов. Общественный строй адыгских народов (XVIII – первая половина XIX в.). М, 1967. С. 16-19.

[9] С.Х.Хотко. Очерки истории Черкесов от эпохи киммерийцев до Кавказской войны. Издательство С.-Петербургского университета, 2001. С. 148-164.

[10] Там же, с. 227-234.

[11] Сафарби Бейтуганов. Кабарда и Ермолов. Нальчик, 1983. С. 47-49.

[12] «Записки о Черкессии, сочиненные Хан-Гиреем, ч.1,СПБ., 1836, л. 1-1об.//В.К.Гарданов «Общественный строй адыгских народов». Изд. «Наука», Главная редакция восточной литературы. М.,1967. С. 19-20.

Восстание Араби

Восстание Араби, которое произошло в Египте, было вызвано должностным преступлением Утмана Рифки-паши, черкеса, военного министра Египта при раздаче чинов в египетской армии. По военной службе продвига­лись только черкесы и турки, в то время, как египтяне редко получали высокие посты и чины.

Ахмад Араби, по имени которого назвали это восстание, был египетским офицером, который, как и другие офицеры, был недоволен неравенством в присвоении воинских званий, обусловленным существующими правилами. Не­смотря на мелкие изменения и поправки, введенные при хедиве Тауфике, Ахмад Араби представил 15 января 1881 года петицию кабинету министров, требуя отставки Утмана Рифки и тщательного расследования дела о про­движениях по военной службе. Хедив был взбешен, приказал разжаловать Араби и его коллег и предать их суду.

Во время суда несколько солдат из числа сторонников Араби вошли в здание суда и силой освободили обвиняемого. Позднее Араби во главе своего отряда вышел навстречу хедиву, которому продолжал доказывать, что военный министр должен быть уволен и вместо него должен быть назначен Махмуд Сами эль-Баруди. Хедив был вынужден согласиться, однако мечты Араби и его сторонников не осуществились, так как эль-Баруди был разжалован. Кроме этого, был издан указ об их выселении в Стамбул. Араби снова двинул свои войска на дворец Абдин и заставил хедива распустить кабинет. Очень быстро Араби захватил власть в армии и издал манифест, обращенный к консулам иностранных государств, гаранти­рующий безопасность иностранцев и их имущества в Египте.

Англия и Франция воспользовались этим событием и последовавшими за ними волнениями для вмешательства во внутренние дела Египта. Они послали хедиву мемо­рандум, предлагая свою помощь. Египтяне и хедив были возмущены и выразили свой протест. Командующий британским флотом был готов вмешаться и обстрелял крепость Александрию 10 июля 1882 года, после чего британские войска захватили город. Французы отказались принимать участие в военной интервенции англичан. Англичане высадили армию из семнадцати тысяч солдат около Тель эль-Кабира /Большая гора/. Араби встретил их со своей армией из двадцати семи тысяч солдат, но был разбит. Спустя два дня англичане заняли Каир.

Перед первой мировой войной появляется ряд литера­турных произведений, как предшественников «Арабского национализма», написанных христианскими арабскими писателями, среди которых были Язджи, Юрджи Зейдан, священник Луис Шейко и другие, и воскрешающих арабский литературный язык, который был предан забвению в долгие века оттоманского господства.

В период между двумя войнами, когда возникли различные арабские государства, такие, как Сирия, Ирак и Иордания, был сделан второй важный шаг.

В результате дальнейшего развития в этом направлении появились движения «Арабское пробуждение» и «Араб­ский национализм», но они были подвержены влиянию многих политических течений, таких, как бассизм, насе-ризм, сирийское националистическое движение и другие.

Хотя все политические партии провозглашали своей конечной целью осуществление чаяний арабского мира, пути их расходились, и это приводило к беспорядку и смятению, а в конечном счете, к отклонению от основной цели. Самой важной из всех этих политических партий и доктрин, несомненно, является насеризм.

Как только новые правители-социалисты захватили власть в Египте, они стали запрещать все предыдущие формы правления и режима /так современные турки поступили с Оттоманской империей/. Они говорили: «Нет больше турок, черкесов и мамлюков... а только арабский национализм», который должен заменить и превзойти все режимы и правления, которые принесли Египту его славное прошлое. Но события показали, что мамлюки были не менее ревностными защитниками Египта против серьезных врагов, среди которых были крестоносцы, монголы и татары и другие, чем правители сегодняшнего дня.

Здесь следует отметить, что даже во время основания нового режима лучшими борцами за него были черкесы или получеркесы, как например, Али Сабри Салах Салем, Закария Мухиддин и другие.

Среди различных причин, приведших их на сторону нового режима, было, вероятно, и желание покончить с династией Мухаммеда Али, который истребил мамлюк­ских гостей у себя за обеденным столом в крепости Каира. Мамлюкские правители и другие правители иностранного происхождения, как например Салахаддин, считали себя истинными египтянами, и, будучи фанатичными мусульма­нами, чувствовали ответственность и жертвовали всем ради благополучия страны. Во время их правления египтяне смогли расправиться с многочисленными врага­ми. Даже великий завоеватель Наполеон вряд ли мог хвастать своей временной победой, хотя он вошел в Египет под предлогом его освобождения от «жестоких мамлюков». Однако очень скоро он был разбит Ахмед-пашой эль-Джазаром, «мясником», босняком христианином.

Со времен мамлюков египтяне сохранили глубокую неприязнь к ним, которая со временем вошла в поговорки и передается словами «жестокость мамлюков», в которой их обвиняли, и которую они проявляли по отношению к местному населению. Мы полагаем, что причины этой жестокости должны быть приписаны разнице в складе ума жителей равнин и гор; их правители, как горцы, были суровы по натуре и придерживались строгих форм правления, без которых им трудно было бы управлять, другими словами, их надо приписать контрасту между горами и равнинами, который всегда был важным фактором в истории.

HotLog
Rambler's Top100