ЧЕРКЕСЫ (САМОНАЗВАНИЕ АДЫГИ) – ДРЕВНЕЙШИЕ ЖИТЕЛИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА

ИХ ИСТОРИЯ, ПО МНЕНИЮ МНОГИХ РОССИЙСКИХ И ИНОСТРАННЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ, КОРНЯМИ УХОДИТ ДАЛЕКО ВГЛУБЬ ВЕКОВ, В ЭПОХУ КАМНЯ.

Детство и юность Батараза

А в это время жена Химиша — маленькая гуаша — родила сына и как только родила, то, даже не покормив его грудью, собралась вернуться в отцовский дом: не могла она простить Химишу того, что он не сдержал данного ей когда-то слова, обозвал ее разиней-недоростком!

Никто еще не знал о горькой участи Химиша. Старики и старухи, обеспокоенные решением гуаши, упрашивали ее хоть раз покормить своим молоком новорожденного, но маленькая гуаша оставалась непреклонной. Гневалась она на своего мужа, но ее материнское сердце болело о сыне, и она сказала нартам:

— Запомните, что мой сын не возьмет ничьей груди. Не поите его ни коровьим, ни овечьим, ни козьим молоком, а поите его ореховым соком. Ореховый сок заменит ему материнское молоко.

Когда нарты вернулись из похода, они стали размышлять о том, как быть им с маленьким сиротою. Одни даже советовали убить его, бросить в море. Но мудрым старикам очень понравился крупный, не по возрасту резвый ребенок.

—Могучий вырастет нарт, — говорили они.

— Он будет так же смел и силен, как Химиш,— сказал старейший из нартов. — Воспитаем его, не говоря ему о гибели отца. Много подвигов и славных дел совершит он, потому назовем его Батаразом — "Много подвигов совершающим".

Так и назвали ребенка и отдали его на воспитание мудрой женщине по имени Ваква. Старухе полюбился красивый и смышленый мальчик и, устремив на него свой проницательный взор, она сказала:
"Много свершит сын Химиша
Нового в старой вселенной.
Все переменно на свете,—
Нарты еще не рождались
В дни, когда мир создавался.
Небо созвездья сплетало,
Юное тело земное
Первой корой покрывалось,
Нынешнее Пятигорье
Кочкой невидной казалось.
Псыж был ручьем неприметным, —
А в существе человека
Сила уже созревала.
Сердце мужчины да будет
Сыну Химиша наследством.
Юноша будет приметлив,
Ловок, приветлив и статен.
Сердце свое от рожденья
Жаждою мщенья наполнит.
Помня о гибели отчей,
Меч свой отточит острее".

Так сказала приемная мать и отвела мальчику подобающее ему место.
Дно его люльки нарядной
Вырезано из самшита,
Шелком расшитым покрыто.
Выточено из ореха
Люльки его изголовье.
Кожи воловьей ремнями
К люльке привязан ребенок.
Вытянувшись, изголовье
Мальчик пробил головою,
Тельце живое напружил —
Лопнув, ремни разорвались.
Выскочил мальчик из люльки
И на полу зарезвился...

Вернулась Ваква от соседей и увидела своего любимого приемыша на полу. Она воскликнула:
"Подрастет он и мужчиной будет вскоре, —
Много горя от него враги увидят..."

Любя своего воспитанника и тревожась о его судьбе, Ваква пошла к мудрому старцу, которому доверяла, и привела его к себе.

Долго смотрел старец на необыкновенного мальчика и сказал:

— Много было на земле богатырей, много сказаний о славных нартах переходят из уст в уста, но этот мальчик превзойдет все виденное и все слышанное. Береги его, и пусть Маруко не знает о необычайном его росте и мужестве, а то не сдобровать Батаразу.

Ваква скрывала от всех необыкновенный разум и недетскую силу своего приемыша.

Батараз стал жить в тайной пещере. Пока он был мал, старая Ваква приходила к нему оберегать его ночью, а дни проводила дома. Время шло. Батараз подрастал, выходил из своей пещеры, бродил по ближнему лесу, стрелял из лука, который ему принесла Ваква.

— Слушай, — сказал он однажды своей прием ной матери, — я научился владеть луком, я сбиваю на лету птицу, попадаю стрелой в бегущую лань. Если бы у меня был конь, я бы уезжал подальше и охотился на зверей.

— Не торопись, сынок, кости твои еще не окрепли, для езды на могучем альпе ты еще не на брался сил, побегай пока, нарт должен быть быстро ногим. Научись догонять зверей, а не только стрелять в них.

И Батараз стал гоняться за горными ланями: быстрый в беге, он без труда догонял лань и хватал ее за заднюю ногу.

Любовно следила за ним старая Ваква. Однажды она сказала Батаразу:

— Видала я, сынок, что ты легко отодвигаешь меньший из камней, лежащих у входа в твою пещеру. Не попробовать ли тебе поднять этот камень и отбро сить в сторону?

Батараз поднял камень одной рукой и отбросил на сто шагов; он хотел поднять и другой камень, побольше, но Ваква его удержала.

Однажды Батараз забавлялся метанием камней. Поднял он лежавший у пещеры большой камень и бросил его так, что при его падении затрещали вековые деревья и загрохотало в ущелье. Старая Ваква в это время как раз подходила к пещере. Увидев, что делает юноша, она сказала:

— Ты хватаешь за ногу бегущую лань, сби ваешь птиц с облаков. Ты зашвырнул камень вели чиной с дом так далеко, что его не видно. Скоро, сынок, ты будешь достоин прекрасного коня.

Как-то Батараз отошел далеко от пещеры и очутился в густом березовом лесу. Березы были очень велики и трава под ними высока и сочна.

Юноша влез на дерево, чтобы оглядеть окрестность, и увидел, как на ближнюю полянку вышел из чащи табун вороных коней.

Когда они приблизились, Батараз прыгнул с дерева, чтобы поймать одного коня, но кони шарахнулись от него и ускакали. Он не стал их преследовать, а просидел всю ночь на дереве, думая, что утром красивые кони придут обратно. Так и случилось: в полдень вороные кони появились на той же самой полянке. Батараз прыгнул с дерева, схватил одного из коней за заднюю ногу и удержал, а остальные ускакали. С трудом Батараз усмирил коня, вскочил на него и долго гонял; но конь не понравился юноше: далеко ему было до настоящего альпа. Батараз позволил ему скакать куда хочет, и конь двинулся но направлению к морю. Батаразу хотелось узнать, где обитает табун, из которого он взял коня.

Долго нес его вороной конь, и, наконец, перед всадником показалось море. Вороной ринулся в воду вместе со своим седоком. Скоро Батараз почувствовал, что конь слабеет и вот-вот пойдет ко дну. Отпустив коня, он поплыл обратно к берегу. Ступив на берег, шел он целую ночь и под утро вернулся в тайную пещеру.

Когда Ваква пришла к своему питомцу, он сказал ей:

— Не пора ли открыть мне, кто мой отец и кто его убийца? Я уж достаточно возмужал, чтобы от платить за отца.

— Ой, сынок, ты еще не так силен, чтобы бо роться с убийцей твоего отца. Не торопись, подожди: придет время — я сама тебе назову имя убийцы.

Видя непреклонность старой Ваквы, Батараз не стал упрямиться. Он рассказал ей о табуне вороных, о том, как поймал одного коня, как отпустил его, потому что он ему не приглянулся.

— Это заморские кони,— сказала Ваква.—Они приходят в наш лес, чтобы попастись. Заморские кони — настоящие альпы. Но для тебя, мой джигит, пригоден только вожак альпов; если он попадется тебе на глаза, — захвати его. Я и аркан тебе при пасла на случай.

Юноша три дня и три ночи просидел в березовом лесу, ожидая чудесных коней, и только на четвертое утро появился заморский табун.

На этот раз среди лошадей Батараз заметил черносмоляного коня удивительной красоты, силы и резвости.

Недолго думая, молодой нарт закинул аркан и поймал красавца-коня. Конь так рванулся, что разорвал аркан и чуть не ускользнул от Батараза, но юноша схватил его за уши и вскочил на него. Целый день безустали объезжал вороного Батараз, но не мог усмирить его. Пытаясь сбросить всадника, конь вдруг рванулся, перелетел через вершину горы и поскакал по ущелью. Это было не лесистое, просторное место, и нарт дал волю коню, — пусть скачет сколько его душе угодно.

Только к вечеру Батараз слез с коня. Укрощенный конь не сдвинулся с места.

— Вот это настоящий альп! — ласково сказал юноша и потрепал по шее своего нового друга. — Что ж, Карапца, теперь поедем домой.

Так Батараз дал имя своему вороному. У пещеры его радостно встретила Ваква.

— Я вижу, сынок, — сказала она, — что ты нашел достойного альпа. Вот взгляни, я приготовила отмен ные доспехи, седло, уздечку и все, что нужно всаднику.

Полюбовался Батараз принесенным снаряжением и только хотел спросить Вакву, как она уже ответила ему:

— Я знаю, о чем ты хочешь спросить меня. Теперь я скажу тебе, кто убил твоего отца, славного нарта Химиша. Убил его вероломный Маруко со своими родичами-приспешниками.

— Я исполню свой долг! — воскликнул Бата раз. — Я отплачу пролившим кровь моего отца. Больше мне нечего делать в лесной пещере. Или я вернусь домой, или ты услышишь обо мне.

Добрая Ваква обняла его, благословила, и Батараз на своем Карапце отправился в дальний путь.

Добавить комментарий

Комментарии


Защитный код
Обновить

HotLog
Rambler's Top100