ЧЕРКЕСЫ (САМОНАЗВАНИЕ АДЫГИ) – ДРЕВНЕЙШИЕ ЖИТЕЛИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА

ИХ ИСТОРИЯ, ПО МНЕНИЮ МНОГИХ РОССИЙСКИХ И ИНОСТРАННЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ, КОРНЯМИ УХОДИТ ДАЛЕКО ВГЛУБЬ ВЕКОВ, В ЭПОХУ КАМНЯ.

// реклама

Дружественные государства

Англия и Польша — вот два государства, которые поддерживали черкесов в их длительной борьбе за свободу своей родины. Польша, на протяжении многих веков грани­чащая с Россией, подвергалась частым нападениям русских и неоднократно попадала под господство России. После раздела в 1770 году Польши большая часть польских земель отошла к Российской империи. Таким образом, поляки испытали на себе весь ужас колониально­го угнетения. В ответ на жестокую колониальную политику России поляки в 1830 году подняли восстание. Русские прибегли к самым суровым мерам против повстанцев. В результате этого восстания многие поляки вынуждены были покинуть родину, оставляя свои владения и имуще­ство, и скрываться в странах, которые предоставили им убежище и защиту от жестоких преследователей. Тех, кто не смог бежать, русское правительство сослало в различ­ные части России, в том числе и на Кавказ, где временами их число доходило до тридцати тысяч. В их числе были офицеры, солдаты, политические деятели, мятежники и другие. Бесчеловечное обращение с ними в ссылке заставляло многих из них дезертировать с русских линий и лагерей и переходить на сторону черкесов, чтобы пополнить ряды товарищей по борьбе против общего врага.
Поляки, которые давно следили за борьбой черкесов против русских, сочувствовали им. Мы уверены, что они действовали из самых лучших побуждений, и их сочувствие было, несомненно, результатом страданий и кровоточащих ран, нанесенных им русским государством. Мы также верим, что чувства их были благородными и искренними, и потому достойны самого высокого уважения и восхище­ния.


Черкесы сначала с недоверием относились к побегам поляков на их земли. Они подозревали, что польские дезертиры могли быть шпионами России, особенно после того, как они стали свидетелями позорной подрывной деятельности русских тайных агентов в Грузии, Крыму и самой Польше. Агенты и провокаторы в Польше устраивали бунты и беспорядки и вели пропаганду, направленную на то, чтобы ослабить моральный дух поляков и подорвать их сопротивление изнутри. С течением времени, однако, черкесы убедились в добрых намерениях поляков, приняли их как братьев и добрых гостей, воспользовались их услугами в военном деле.Поляки внимательно следили за военными событиями на Кавказе и связывали с ними свои надежды, видя прямую связь между ее результатами и судьбой своей собственной страны, которая была под русским игом. Польские политические деятели в Европе пытались заставить дружественные государства оказать Кавказу материаль­ную и моральную поддержку. Их пропаганда была направлена на то, чтобы европейские государства узнали о справедливой борьбе кавказцев, и призывали поляков на Кавказе помогать кавказцам своим военным опытом. В результате этих усилий был сформирован польский полк под командованием Лапинского, как упоминалось выше. Из-за отсутствия согласия между ним и Сефером Заноко, который собрал вокруг себя сомнительных венгров, таких, как Бандье, Фентон и другие, единственной целью которых была материальная выгода, действия Лапинского не дали ощутимых результатов. Спустя некоторое время после прибытия поляков на Кавказ, между ними начались разногласия, и полк вынужден был вернуться назад, пробыв на Кавказе всего три года — с 1857 до смерти Сефер-бея в 1860 году. Впоследствии полк был отправлен в Турцию и расформирован.Вернувшись в Стамбул, Лапинский оказался без денег и работы. Такое положение вынудило его предложить свои услуги русским, против которых он сражался на стороне черкесов.Позднее кавказцы решили послать двух человек по имени Ибрахим и Ахмед за границу искать военную помощь. Ибрахим пытался убедить польского князя Адама Чарторийского представлять кавказцев за границей, а Ахмед, представитель восточного Кавказа, уверял, что дагестанцы без колебаний выступят против России, если они получат военную помощь. Русские продолжали сосредоточивать свои войска для нанесения решающего удара и дали понять кавказцам, что они готовы достичь своих целей силой. Таким образом, черкесы стояли перед выбором: либо сдаться русским и переселиться на места, которые русские выберут для их расселения, либо оставить свои места и эмигрировать в Турцию.Перед лицом нависшей угрозы черкесы решили создать национальный совет на территории, которая еще не была оккупирована русскими. Это в основном были земли шапсугов, убыхов и часть земель абадзехов. Совет состоял из пятнадцати членов, которые должны были предприни­мать все необходимые меры для продолжения войны, с одной стороны, а с другой — послать делегации в Европу, чтобы получить военную помощь из-за рубежа. Совет направил свои обращения английскому и французскому правительствам через польского князя Чарторийского. Кроме того, польский князь Михаил, который содействовал формированию этого совета, пытался устроить встречу совета и русского командования для переговоров о мире между двумя сторонами. С этой целью он послал своего представителя к царю Александру II.Делегация, которая отправилась на переговоры с царем, представила ему общую картину состояния дел на Кавказе и выдвинула главным условием переговоров возвращение оккупированных кавказских территорий и отвод русских войск. Со своей стороны Александр II предложил черкесам немедленно сдать оружие, если они действительно желают мира. Условия, выдвинутые царем, были неприемлемы и необоснованны, поэтому черкесы отклонили их и отказа­лись сдать оружие. Так был закрыт путь к переговорам. Князь Чарторийский тоже потерпел неудачу в переговорах с европейскими государствами, которые по разным политическим причинам не обратили внимания на кавказ­скую проблему и не осмеливались послать туда подкрепле­ние.Так, стороны возобновили военные действия, и в 1860 го­ду русские направили свои силы на захват кавказского побережья и продвижение вглубь Кавказа. К 1862 году они сумели захватить большую часть оставшихся черкесских земель. Оккупированные территории заселялись казаками. Было основано тридцать станиц /казачьих деревень/ на захваченных землях. Черкесы продолжали сопротивлять­ся, отвечая сильными контратаками, которые заставили русских приостановить на время переселение новых колонистов.Одновременно черкесский национальный совет решил направить делегацию в Лондон и Париж, а также в Стамбул, где к черкесской делегации присоединилась дагестанская. Таким образом они пытались привлечь внимание мировой общественности к Кавказу. В результа­те европейские круги начали проявлять внимание не только к черкесам, но и к Польше, которая была готова снова восстать, а также к Дагестану, который, в свою очередь, ждал сигнала с Запада, чтобы снова начать борьбу. Кроме того, они внимательно следили за внутренним положением в самой России, которое все больше и больше ухудшалось и было чревато социальной революцией, которая могла поставить под угрозу само правительство и режим. Эти делегации внесли большой вклад в дело пропаганды кавказской проблемы как в Европе, так и в Оттоманской империи. Кавказцы, жившие в Оттоманской империи и занимавшие высокие посты в стране, делали все, чтобы помочь этим делегациям, и собирали пожертвования на это дело.Делегация во главе с Хусейном Хостом побывала в Париже и Лондоне. Она сумела не только вызвать интерес британской общественности к кавказской пробле­ме, но и сумела с помощью поляков, проживавших в Лондоне, основать общество, которое называлось «Общество помощи Кавказу». В состав этого общества в качестве его членов входили польские князья Чарторий-ский и Замойский, а также друг черкесов Давид Уркварт, который одним из первых понял стратегическое значение Кавказа для Британской империи в ее связях с Востоком. Этот мудрый политик посетил Кавказ в 1834 году и прожил там некоторое время среди шапсугского племени на берегах Черного моря и установил с ними тайную связь. С того времени он питал к черкесам симпатию и преду­преждал их, что в борьбе за свою свободу они должны полагаться только на себя, а не на иностранную помощь. Таким образом, он сказал им правду и не пытался обмануть подслащенными обещаниями и соблазнительны­ми надеждами на будущее. Он достоин похвалы и восхище­ния за свою искренность и добрые намерения по отношению к кавказцам, которых он любил. Он не забывал их всю свою жизнь и помнил Кавказ и его красоту до конца своих дней.Уркварт способствовал всеми силами успеху дела кавказцев. Вступив в «Общество помощи Кавказу», он делал все, что велела ему совесть, для пользы дела. По его рекомендации общество приняло следующие решения:1.Отправить британское судно к черкесским берегам в целях демонстрации.2.Послать несколько судов к черкесским берегам, чтобы поднять черкесский флаг.Вести широкую пропаганду за дело кавказцев в Европе и оттоманских кругах и послать оружие и снаряжение, которое удастся собрать, на Кавказ.Действительно, британское торговое судно отправилось на Кавказ с грузом боеприпасов, купленных на личные средства князя Чарторийского и Уркварта, благородного друга кавказцев, который, как говорили, продал личные вещи и домашнее серебро для этой цели. Судно, однако, не достигло места назначения. По прибытии в Стамбул оно приняло на борт нескольких польских офицеров и добро­вольцев, изъявивших желание отправиться к кавказским берегам. Но тут вмешался русский консул в Трапезунде и потребовал от оттоманского правительства задержать корабль. Хотя усилия консула были безуспешными, корабль остался в Стамбуле, так как в этот момент капитан, напуганный заявлением русских, отказался следовать дальше. Так и не удалось доставить груз на Кавказ.Вопреки всем этим трудностям и неудачам, кавказцы и поляки не теряли надежды на получение военной и политической помощи. Поляки разрабатывали планы мятежа против России в Польше и самой России, в котором могли бы принять участие грузины, украинцы и казаки. Они пытались также убедить британское и оттоманское правительства объявить войну России. Нет сомнений, что если бы эти мероприятия оказались успешными, положение в России стало бы неустойчивым, и "поляки смогли бы достичь своих целей по освобождению своей страны от русского ига. К сожалению, все попытки были тщетны, ибо политические круги Европы игнорировали просьбы кавказ­цев и поляков, а дружественное отношение Наполеона III к России положило конец распространявшимся слухам о возможности войны между Россией и западными державами. Его пассивная политика повлияла также и на оттоманскую политику в нежелательном для кавказцев направлении.Британская империя, имевшая политические и экономи­ческие связи с Востоком, внимательно следила за всеми событиями там, в особенности военными и политическими, которые могли иметь отношение к ее собственным жизненным интересам. Вот почему Кавказ стал занимать важное место во внешней политике Англии, и она хотела помочь кавказцам. Однако международное положение, создавшееся после поражения Наполеона, не позволяло британскому правительству оказать реальную помощь Кавказу. Это могло бы сказаться на хороших отношениях, установившихся между Россией и Англией, направленных против Франции, которая при Наполеоне распространила свое влияние в Европе, затем в Египте, находившимся в то время под мамлюкским господством. Военные столкно­вения между черкесами Египта и Наполеоном вызвали у кавказцев недоброжелательные чувства к французам и привели к установлению хороших отношений между кав­казцами и англичанами, которые воевали с Наполеоном и вынудили его бежать из Египта.Однако, несмотря на хорошие результаты, достигнутые англичанами в международных делах после поражения Наполеона как н-а Востоке, так и на Западе, их дела шли не так, как им хотелось. Распространение влияния России на Востоке стало беспокоить британцев, ибо в результате Адрианопольского договора, а также соглашения 1833 го­да Босфорский пролив чуть не попал под контроль русских. Это была серьезная угроза британским путям сообщения с Индией. Поэтому Британия поручила своему послу в Стамбуле Понсонби обратить внимание на кавказскую проблему, и он послал Давида Уркварта, как упоминалось выше, на Кавказ.Палмерстон, министр иностранных дел Англии в то время, был глубоко убежден, что лучшей политикой была та, которая могла обеспечить целостность и независимость Кавказа, но в то же время он пытался любой ценой сохранить и хорошие отношения между Англией и Россией. Он был убежден, что русские, в свою очередь, будут придерживаться этого разумного взгляда и будут осто­рожны в проблемах, связанных с Кавказской войной.Палмерстон решил помочь кавказцам, но тайно, чтобы не поставить под угрозу хорошие отношения между Россией и Англией. Он попросил своего посла в Санкт-Петербурге попытаться выступить посредником между русскими и черкесами с тем, чтобы добиться перемирия или мирного договора между ними, на условиях, что русские отведут войска к северу от Кубани, а оставшиеся черкесские земли переходят их населению. Тем временем он тайно посылал на Кавказ военную помощь и решил' набрать отряды из поляков и представителей других народов, чтобы направить их на Кавказ на помощь черкесам. Из этого становится ясным, что хотя у англичан были добрые намерения по отношению к кавказцам, положение их было затруднительным, и они не могли вести прямых действий или достаточно эффективно выступить на поле боя.Понсонби через Сефера Заноко выдвинул предложение о заключении мира. По условиям мира черкесы должны были прекратить набеги на русские поселения, река Кубань должна была стать границей, разделяющей две сражаю­щиеся стороны. Русские же должны были отвести свои силы к северу от Кубани, а черкесы получали право разрушить крепости, построенные русскими на черкесских землях. Сам Сефер-бей должен был сообщить британскому послу о результатах, если черкесы одобрят эти условия.Был собран национальный совет, который обсудил условия мира. На нем было принято заявление, что, соглас­но конституции совета, все земли, лежащие между Каспий­ским морем и Анапой на Черном море, являются кавказскими землями, и русские должны покинуть эти территории. Россия ответила, что, согласно договорам, заключенным между Россией и Оттоманской империей, эти земли не принадлежали черкесам, ибо турки отказались от них в пользу России. Таким образом, никто не имел прав на эти земли, кроме бога на небесах и царя на земле. Черкесы поэтому должны были подчиниться, иначе русские были готовы захватить Кавказ силой и смести его жителей с лица земли. В итоге переговоры были прерваны. Однако черкесы не предпринимали никаких действий, которые могли бы уменьшить шансы на мир и безопасность, и долгое время хранили спокойствие. Чтобы показать свое мирное настроение и добрую волю к миру, они издали манифест, адресованный Западу и дружественным госу­дарствам. В нем говорилось:«Сотни и тысячи русских солдат, которые сегодня воюют против нас, завтра будут воевать против вас. Сотни русских солдат, которые сражаются сегодня с нами в наших глубоких долинах, завтра протянут руки к Ирану и   оттоманским   территориям.   Если   русским удастся уничтожить нас, ваши земли останутся без прикрытия, без защиты. Они заявляют, что мы варвары, чтобы оправдать свою агрессию против нас, но пусть они знают, что среди нас находятся тысячи русских беглых, которые предпочи­тают наше мнимое варварство русской цивилизации».Несмотря на усилия русских, черкесы отклонили их условия и не отказались от своих земель. Так, посредниче­ство англичан оказалось безрезультатным.Когда Палмерстон понял, что не удастся решить кавказскую проблему в соответствии с его желаниями и надеждами, он изменил стратегию и решил оказать кавказцам моральную поддержку. Он пытался уменьшить вред, причиненный черкесам русскими, мирным путем, но и здесь его попытки оказались бесплодными. Заключение Парижского мирного договора в 1856 году ухудшило положение вещей, так как кавказский вопрос не получил серьезного обсуждения в нем. Согласно этому договору русские должны были оставить Севастополь и Крым, но кавказцам от этого не было никакой пользы.

Добавить комментарий

Комментарии


Защитный код
Обновить

HotLog
Rambler's Top100