ЧЕРКЕСЫ (САМОНАЗВАНИЕ АДЫГИ) – ДРЕВНЕЙШИЕ ЖИТЕЛИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА

ИХ ИСТОРИЯ, ПО МНЕНИЮ МНОГИХ РОССИЙСКИХ И ИНОСТРАННЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ, КОРНЯМИ УХОДИТ ДАЛЕКО ВГЛУБЬ ВЕКОВ, В ЭПОХУ КАМНЯ.

Золотое дерево

Нартской земле на славу,
Нартам на удивленье
Дерево золотое
Вырастил бог плодородья:
Утреннею зарею
Яблоко нарождалось,
И до заката зрело
Яблоко наливное.

Спелый и несравнимый,
Плод из плодов небывалый:
Белый — наполовину,
Наполовину — алый.
Солнце пол-яблока утром
Красило красным цветом,
Скрытое от светила
Белым пол-яблока было.
Женщина дочку рожала,
Если в бесплодье съедала
Белую половину;
Женщина сына рожала,
Если в бесплодье съедала
Алую половину.
Только одно каждодневно
Яблоко вырастало.
Зрело на дереве за день,
Ночью же исчезало...

Нартам неведомо: вредный,
Кто похититель бесследный?
Как изловить его?.. Нарты
В гневе сошлись на Хасу:
"Нам, одолевшим горы
И океанов просторы,
Нам не снести позора,
Яблоко похищают, —
Мы не находим вора..."

Нарты вкруг дерева-чуда
Крепость из камня воздвигли:
Нет в эту крепость входа,
Выхода нет оттуда.

Крепость не ограждает, —
Яблоко исчезает...

В гневе, в печали нарты
Снова собрали Хасу.
И порешили ставить
На ночь поочередно
Из молодых и старых
По-двое на охрану.
Подняли роги сано,
Хасы скрепив решенье,
Выпили бочку сано
И разошлись с песнопеньем...

Витязи, сна не зная,
Яблоню охраняют
И еженощно стражу —
Как решено — меняют.
Стража в смятенье: снова
Каждую ночь пропажа, —
С дерева золотого
Яблоко исчезает.
Бродят по свету дозоры, —
Вора и следу нету.
Тайный, неслышный, незримый
Вор был неуловимый.
* * *
В знатном роду Гуазо
Были у нарта Дада
Два близнеца, два сына,
Два удальца-джигита.
Очередь их настала
К яблоне стать дозором.
Солнце вдали поникло,
Тени легли косогором.
В сумраке, на закате
Альпов-коней оседлали,
Взяли свои самострелы,
Сели под яблоней братья..,

И на исходе ночи,
Лишь облака посветлели,—
К дереву золотому
Три голубка прилетели.

Пиджа дремал беспечно.
Видел Пидгаш, как с ветки
Голуби яблоко рвали.
Он самострел свой меткий
В белую грудь направил:
Голубя ранил стрелою.
С яблоком голуби скрылись,
След оставляя кровавый.
Витязь платок из шелка
Кровью смочил голубиной,
Спрятал на грудь и брату
Все рассказал, что было.

Сели на альпов братья,
Едут кровавым следом.
След их приводит к морю,
Дальше им путь неведом:
На берегу пропадает
След голубиный, алый.
С думой единой братья
Слезли с коней устало...

В полночь родились братья:
Как две звезды, две капли
Светлой воды — похожи,
Схожи лицом и телом.
Кони их одномастны,
Остры мечи и стрелы, —
Братьям мечи и стрелы,—
Делал из равной стали
Тлепш — бог оружья и мастер...

"Пиджа! — Пидгаш промолвил, —
Вместе мы в чреве лежали,
Мать нас одна вскормила,
Душу одну вложила.
Дал нам отец в наследство
Львиное сердце нарта.
Не опозорим рода,
Мать не оставим в горе:
Мы голубей белогрудых
Будем искать повсюду.
Нартской клянемся честью:
Мы их жилище отыщем!
С яблоком дивным на Хасу
К нартам вернемся вместе!
Пиджа! На дно морское
Я опущусь разведать.
Жди меня год у моря,
У голубиного следа.
Если со дна морского
Я через год не выйду,
Помни последнее слово:
Род наш да будет счастлив!"

"Братец! — ответил Пиджа. —
Нартом рожден я на свете:
Землю тряхнет — не вздрогну,
Море взревет — не охну.
Мать нас одна вскормила,
Душу одну вложила.
Клятву свою не нарушу, —
Жду тебя год у моря..."

Глянул Пидгаш в стремнину,
Прянул Пидгаш в пучину,
Волны раскрыли объятья, —
Так разлучились братья.
* * *
Тихого дна достигнув,
Шел по равнине витязь.
Видит: среди пустыни
Светлый чертог подводный.

Насторожен, бесстрашен,
По двору он проходит.
В сени ведут ступени, —
Нет ни души, ни тени.
Витязь вошел в покои,
Сел под окном ожидая.
Меч, на боку сверкая,
Был, словно пес, наготове.

Ждал он ни много, ни мало,
Вдруг распахнулись двери,—
Семеро юношей статных,
Семеро братьев вбежало.
С почестями, радушно
Братья встречают нарта, —
Гостем его величают,
Гостя за стол сажают.

Братьям подстать красавцам
Следом две девушки милых
Яства внесли и на блюде —
Яблоко наливное,
Дивное яблоко нартов
С дерева золотого.

"Яблоко непростое, —
Старший из братьев молвил. —
Жители мы морские.
Мать наша с лона земного
Изгнана всемогущим
Тха за непослушанье.
Тайно от гневного бога
Скрылась она в пучине.
Стала в подводном мире
Рек и морей богиней.
Тха, лишь узнал об этом,
Землю потряс, негодуя,
Все взбушевал моря он,
Вихрями яростно дуя;
Скалы ломал, пытаясь
Наше жилище разрушить...
Нас проклинает Уашхо,
Солнцем багровым сверкая.
Стрелы вонзая в море,
Злобствует молниеносный
Огненно-грозный Шибла...
Наша не сгибла сила!
Знай: Аушдгер — отец наш,
Мать — всех морей богиня;
Семь сыновей — семь братьев
И три сестры — под стать нам..."

Видя двух девушек стройных,
Двух яснолицых красавиц,
Молвил Пидгаш, улыбаясь:
"Где же сестрица третья?"

Старший из братьев ответил:
"Выросли наши сестры,
О женихах загадали:
Нет их в краях подводных!
И, превращаясь в голубок,
В Нартскую землю летали,
Там, на путях перекрестных,
Все женихов искали.
Поиски были напрасны.
И порешили сестры:

"Если есть витязи в мире, —
Мы их найдем среди нартов.
Бог плодородья нартам
Вырастил дерево-диво:
Дерево каждодневно
Яблоко приносило:
Спелый и несравнимый,
Плод из плодов небывалый:
Белый — наполовину,
Наполовину— алый.
Яблоко это станем
Красть по ночам у нартов;
Выставят нарты стражей —
Витязей самых отважных;
Нас той порой застигнут,
Следом пойдут за нами,
Бездны морской достигнут, —
Их назовем женихами..."

Но еженощно сестры
Яблоко похищали, —
Витязей с острым взором,
Воинов, смелых душою,
По сердцу им достойных,
Так и не повстречали...
Вот оно, пред тобою,
Яблоко нашей печали:
В белую грудь глубоко
Раненная стрелою
Нартского стража, третья
При смерти наша сестрица...
Может спасти от смерти
Кровь, что на землю нартов
Пролита ею. Но к нартам
Гневным не подступиться..."

"Вот ее кровь!" — сурово
Витязь Пидгаш воскликнул,
Вынул платок он, от крови
Голубя яркобагровый.

К милой сестре поспешили
Братья с платком багряным.
Раны платком коснулись, —
Разом сестру излечили.
Радостно братья сказали:
"Витязь земли и моря!
Нас ты от горя избавил,—
Чем мы тебе отплатим?
Сестры тебе подобных
В Нартской Стране искали.
Три здесь сестры пред тобою, —
В жены бери любую.

Братьям Пидгаш ответил:
"Та, кого поразил я,
Та, кого исцелил я, —
Будет моей супругой..."

Девушка с белою грудью
И с голубыми глазами,
"Да, — Мигазеш сказала, —
Да, — прошептала, — буду..."

...Долго родня пировала
В светлом чертоге подводном,
Роги подняв, кричала
Здравицу, чествуя юных
И жениха и невесту.
* * *
Весело в море глубоком.
Жарки жены объятья.
Год истекает сроку, —
Вспомнил Пидгаш о брате.

И с Мигазеш из пучины
Вышли на берег пустынный.
Брата Пидгаш не встретил, —
Видит: шалаш у моря.
Но в шалаше — лишь ветер,
Ветер шумел крылатый.
С криком на поиски брата
К лесу Пидгаш устремился.

Вскоре с удачной охоты
К морю вернулся Пиджа, —
Жирную тушу оленью
Нес к шалашу на ужин.
"Где же твой брат? Почему же
Ты одинок возвратился?.."
Так Мигазеш сказала,
Так повстречала нарта.
Грудью к нему прильнула,
Нежно обняв и целуя.
Так Мигазеш обманулась,
Пиджа приняв за мужа...

Грустный Пидгаш в то время
Вышел на холм прибрежный;
Он увидал, как брата
Нежно жена обнимала.
Сердце его запылало:
Не пережить измену!
Взял он стрелу из колчана,
Лук натянул с колена,—
Взвилась стрела за тучу
И на лету обратном
Темя пробила нарта,
Тело стрела пронзила,
В землю ушла, взъярилась —
За семь земель зарылась. .

Пиджа, объятый горем,
Выхватил меч из ножен:
"Смертное ложе разделим.
Место мне — рядом с братом!.."
В сердце себя поражая,
Пиджа пал рядом с братом.

"О! —Мигазеш вскричала, —
В смерти их я виновата!..
Как две звезды, неразлучно
Ваши сияли души, —
Вместе угасли, верность
Братскую не нарушив..."

Долго она причитала,
Долго рыдала, тоскуя.
Вырыла братьям могилу,
Похоронила братьев.
И, поклонясь кургану
На берегу пустынном,
Бросилась в синие волны,
В бездну безмолвной пучины.
Так Мигазеш вернулась
К людям подводного края...

Видит богиня морская, —
Дочь ее матерью будет.
"Брать от земли не надо
То, что земле присуще.
Тха всемогущий грозен, —
Нам он не даст пощады.
Дочь моя! — мать сказала, —
К нартам иди бесстрашным.
Род умножая нартский,
Нартов расти отважных..."

И Мигазеш поселилась,
Море покинув, у нартов.
Вскоре у ней два сына,
Два близнеца народились,
Как две звезды, две капли
Светлой воды, — похожи.
Звать одного Имысом,
Уазырмесом другого.

Добавить комментарий

Комментарии


Защитный код
Обновить

HotLog
Rambler's Top100