ЧЕРКЕСЫ (САМОНАЗВАНИЕ АДЫГИ) – ДРЕВНЕЙШИЕ ЖИТЕЛИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА

ИХ ИСТОРИЯ, ПО МНЕНИЮ МНОГИХ РОССИЙСКИХ И ИНОСТРАННЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ, КОРНЯМИ УХОДИТ ДАЛЕКО ВГЛУБЬ ВЕКОВ, В ЭПОХУ КАМНЯ.

// реклама

Как Уазырмес убил лесного великана и освободил красавицу Дадух

Имыс и Уазырмес были братьями. Имыс недавно женился на красивой, но вздорной женщине. Стройный, молодой неженатый Уазырмес полюбился жене его брата, и однажды, когда Имыс отправился в поход, она стала добиваться любви родича. Уазырмес сначала увещевал ее, но видя, что женщина не унимается, взял свою звонкую пшину и ушел из родного дома.

— Пока ты живешь в этом доме, я не вернусь в него! — сказал он.

Поселился Уазырмес в дремучем лесу, куда редко заглядывали охотники, сделал шалаш из звериных шкур, жил, питаясь мясом убитых им животных. Убивал он не больше, чем было необходимо для пропитания, а вечером играл на своей звонкой пшине.

Время шло. Имыс вернулся из дальнего и долгого похода. Он спросил жену:

— Почему я не вижу своего брата?

— Какой это брат?!—закричала она. — Пес был бы тебе лучшим братом, чем этот распутник. Едва ты уехал, он сразу стал соблазнять меня и склонять к распутству. Я пригрозила, что расскажу тебе обо всем, когда ты вернешься. Он испугался и дал клятву: "Пока ты, жена моего брата, будешь в этом доме, я не войду в него!" С тех пор я его не видала.

Имыс поверил лгунье.

А Уазырмес жил и охотился в лесу. Однажды вечером, когда он варил на костре похлебку из дичи и, в ожидании ужина, играл на пшине, он услышал страшный шум и увидел из шалаша, что по лесу движется чудовище. Оно вырывало с корнем огромные деревья и вгоняло их макушками в землю, било стволом о ствол древние дубы; от шума и грохота рассыпались скалы, лесные звери в страхе разбегались во все стороны.

Уазырмес всмотрелся в чудовище: оно оказалось великаном с головой человека и туловищем зверя. Лесной великан вошел в шалаш Уазырмеса, держа в руках острый меч, но Уазырмес спокойно встретил его, играя на пшине и напевая старинную нартскую песню.

Допев ее до конца, он снял варево с огня, вынул мясо и положил его на треногий столик. Молча он указал вошедшему на пенек, приглашая присесть, молча отрезал ему кусок мяса и разделил с ним свой ужин.

А лесной великан пришел с дурным умыслом: он хотел убить Уазырмеса и взять себе его оружие и звонкую пшину. Только из боязни он не набросился сразу на одинокого нарта.

Поев, лесной великан встал и перед уходом сказал хозяину:

— Будем друзьями, станем навещать друг друга, мы оба лесные жители.

Ни слова не сказал ему Уазырмес, — он понял, что не с добром приходил гость и что надо опасаться его.

Из своего шалаша нарт услышал, что чудовище шло обратно уже без шума.

"Наверно это страшилище не станет открыто драться со мною, а вероломно нападет на меня ночью, когда я буду спать. Попробую-ка я его перехитрить", — решил Уазырмес.

Сказано — сделано. Он положил на свое ложе пень, укрыл его буркой, а сам притаился с луком наготове, поджидая коварного гостя. Ровно в полночь лесной великан заглянул в шалаш. Приняв накрытый буркой пень за нарта, он пронзил его мечом.

Он стал искать меч и пшину Уазырмеса, но тот, мгновенно выстрелив из лука, сразу двумя стрелами проколол чудовищу его светящиеся, как болотные огни, глаза.

— Ошибся ты, непрошенный гость! — крикнул нарт убегающему с ревом лесному великану и отпра вился вслед за ним.

Ослепленное чудовище бежало и кричало. А Уазырмес шел следом, — он хотел увидеть, куда скроется враг.

Ранним утром лесной великан добрался по узкому ущелью до пещеры, но не смог войти в нее и замертво свалился наземь. Вдруг из пещеры вышла девушка и посмотрела на лесного великана. Она толкнула труп ногою, обернулась и, увидев витязя, радостно бросилась к нему:

— Это ты убил его, мой избавитель?

— Я, — ответил Уазырмес. — Скажи мне, кто здесь есть еще из рода чудовищ?

— Нет у него ни рода, ни племени, он — сын зла, отец коварства, он всюду сеял горе и слезы, грабил, убивал всех подряд.

— А ты сама из какого рода, отчего живешь здесь?

— Я из рода нартов, — сказала девушка, — зовут меня Дадух. Я пошла с подругами за ягодами, заблу дилась в лесу и попала к этому чудовищу. Вот уж год, как я томлюсь здесь.

— Давай станем жить вместе, как брат с сестрой, я буду заботиться о тебе, — сказал Уазырмес и привел к себе в шалаш спасенную им девушку.

Стали они жить в лесу: Уазырмес охотился, девушка готовила пищу.

Однажды названная сестра сказала нарту:

— Я хочу кое о чем спросить тебя, но, прошу тебя, не сердись на меня и не говори: "Это не твоего ума дело".

— Нет, Дадух, я не стану сердиться и не скажу тебе: "Это не твоего ума дело", — ответил Уазырмес.

— Я сирота, — продолжала Дадух, — у меня нет родных, обо мне некому позаботиться, потому я и живу, где придется, но у тебя есть брат и ты храбрый витязь знатного рода. Какая беда выгнала тебя из дому и заставила жить здесь, в лесной чаще, в ша лаше?

— Жена моего брата, — ответил Уазырмес, — преследовала меня своею любовью, потому я и поки нул родное селенье. Если тебе надоело жить в лесу, я отвезу тебя к нартам, ты будешь называться моей сестрой или невесткой, но я сам дал клятву не появ ляться в родном доме, пока за мной не придут.

Красавица Дадух, не зная на что решиться, ничего не ответила ему. Жили они долгое время в лесу, как брат с сестрой.

Но случайно охотники нарты увидели Уазырмеса. Узнали, где он живет, и явились в гости в его шалаш из звериных шкур.

Нарты дивились красоте и домовитости Дадух, угощавшей их мясом оленя, убитого Уазырмееом.

— Куда ты забрался, Уазырмес? — говорили нарты. — В селении все горюют о тебе, все тебя доб ром вспоминают, — вернись домой!

Вместо Уазырмеса нартам ответила прекрасная Дадух:

— Пусть Имыс со своей женой приедут за бра том, тогда мы вернемся в селенье.

Нарты согласились, и через некоторое время они пришли к Уазырмесу вместе с Имысом и его женой. Три дня и три ночи шел пир в лесном шалаше. Хотя коварство жены Имыса вселило смуту в сердце ее мужа, но он радовался встрече с братом. Заметил он и красоту целомудренной Дадух.

И вот девушка подошла к его жене, встала с нею рядом и сказала:

— Посмотрите на нас, нарты, и скажите, кто из нас двоих краше?

Удивились нарты, но ответили:

— Ты краше, тонкобровая.

— Нарты! — продолжала девушка. — Вы думаете, что я жена Уазырмеса, но поверьте мне: мы жили все зто долгое время под одним кровом, как брат с се строй. Уазырмесу в голову не приходило ни единой дурной мысли. А раз он со мною обращался, как с се строй, мог ли он оскорбить честь брата и соблазнять свою невестку? А я ведь краше, чем она!

Нарты поняли, что жена Имыса оклеветала его брата.

— Даже дурная женщина более достойна почета, чем лучший стрелок из лука, — сказали они, — нака зывать ее мы не будем, а отправим в родительский дом, ибо она не достойна быть женой нарта.

Лживую женщину отправили к родным, а Имыс женился на названной сестре Уазырмеса. Пышно справили нарты эту свадьбу, много выпили белого сано в честь храбрых витязей. А Дадух и Имыс стали жить в любви и совете.

Добавить комментарий

Комментарии


Защитный код
Обновить

HotLog
Rambler's Top100