ЧЕРКЕСЫ (САМОНАЗВАНИЕ АДЫГИ) – ДРЕВНЕЙШИЕ ЖИТЕЛИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА

ИХ ИСТОРИЯ, ПО МНЕНИЮ МНОГИХ РОССИЙСКИХ И ИНОСТРАННЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ, КОРНЯМИ УХОДИТ ДАЛЕКО ВГЛУБЬ ВЕКОВ, В ЭПОХУ КАМНЯ.

Куйцук и дракон

 

В давние времена в нартском селении жил старик со сварливой старухой. Соседи — и те, бывало, заслышав ее скрипучий голос, сразу приумолкнут, съежатся и притаятся по углам. Мужа своего она держала в страхе. Не только перечить, — слова вымолвить при ней не решался несчастный старик. То и дело получал он колотушки, часто доводилось ему ночевать под открытым небом и ложиться спать без ужина.

Однажды старику стало невмоготу, и решил он покинуть навсегда свою злобную старуху. Долго бродил старик по горам, по ущельям, по дремучим лесам и, наконец, набрел на глубокую яму. Она была узка по краям, а внутри широка и так темна, что дна не было видно.

Обрадовался старик:

— Теперь я, пожалуй, навсегда избавлюсь от своей напасти!

Недолго думая, вернулся он домой и, помолчав, обратился к злобной старухе:

— Знаешь ли, жена, я сегодня в лесу набрел на. удивительную яму! В жизни не видывал я такого чуда! Она глубока и обширна, а на дне ее лежат несметные сокровища. Чего только там нет! Стоял я, как заворо женный, не мог глаз отвести. Жаль, не было у меня веревки, чтобы туда спуститься!

— Дурень! — закричала старуха. — Пока ты бу дешь медлить, кто-нибудь узнает об этом, и мы оста немся ни с чем! Завтра же захватим веревку да мешок и пойдем в лес!

На рассвете, взявши веревку подлиннее и запас еды, отправились они в лес.

— Скорей, скорей! — торопила старуха, боясь, как бы кто-нибудь не перехватил клад.

Старик притворился, будто сам хочет лезть в яму, и стал обвязываться веревкой. Но старуха оттолкнула его:

— Разве доверю я Дураку такое важное дело!

Обвязалась она потуже, конец веревки отдала старику и, злобно ворча, стала спускаться в яму. А он только того и ждал: бросил веревку и побежал домой, не веря своему счастью.

С полмесяца спустя вышел в лес на охоту нарт Куйцук. Страшный и жалобный вопль достиг его слуха. Куйцук направился в сторону, откуда доносился крик, и подошел к яме. На дне ее сидел кто-то и, горько рыдая, причитал:

— Ох, убивают меня здесь! Ох, не стало мне житья! Хоть бы кто меня услышал! Хоть бы кто сжа лился надо мной!

У нарта Куйцука было доброе сердце. Не теряя времени, размотал он длинную веревку, которую на всякий случай носил с собой, и конец ее опустил в яму.

— Хватайся покрепче, бедняга, — закричал Куй цук,— я тебя сейчас вытащу!

Невидимое существо уцепилось за веревку, и Куйцук стал вытаскивать из ямы тяжкий груз. Напрягая все силы, дернул он в последний раз и онемел от ужаса: на краю ямы сидел огромный багровоглазый дракон.

Куйцук долго не мог вымолвить ни слова. А дракон лег ничком на землю, трясется как в лихорадке и льет слезы в три ручья.

Наконец Куйцук опомнился и, собравшись с духом, спросил дракона:

— Эй, кто же это тебя напугал? Отчего ты так жа лобно плакал?

— В этой яме я родился и провел в ней всю жизнь. В мыслях у меня не было когда-нибудь ее покинуть! Да вот нежданно-негаданно свалилась туда проклятая старуха, и не стало мне житья. Колотит меня так, что живого места на мне не оставила! Да к тому же один язык ее чего стоит! Трещит она безумолку днем и ночью. Я уж видел по всему, что старуха замышляет меня съесть, да, спасибо, ты помог! За это —чего ни пожелаешь — все исполню!

— Ничего мне не нужно,— ответил Куйцук.— Если ты мне понадобишься — я тебя разыщу! — и ушел, по думав, что не стоит вытаскивать из ямы старуху, ко торая выжила оттуда дракона.

Между тем старик, избавившийся от своей злобной жены, сжалился над ней и решил:

— Сидя в яме она, пожалуй, одумалась. Схожу-ка вытащу ее на свет!

Пришел он в лес как раз в то время, когда Куйцук разговаривал с драконом, и, притаившись в кустах, подслушал их слова.

"Туго бы мне пришлось, если бы я вытянул ее из ямы! Ведь она выжила оттуда дракона!" — подумал старик и поспешил во-свояси.

Хоть яма была для дракона родным домом, он не хотел туда возвращаться. Оставшись жить под открытым небом, начал он причинять людям бедствия.

Вскоре дракон запрудил реку, протекавшую мимо нартского селения, где жил Куйцук. Люди погибали от жажды, падал скот. Вырыли они колодец, но воды в нем почти не оказалось.

Стало нартам невтерпеж. Собрали они войско и пошли на чудовище. Но свирепый дракон перебил и искалечил всех воинов, а селение так и осталось без воды.

— Схожу-ка я, нарты, погляжу на этого дра кона! — сказал Куйцук. — Может быть, я с ним справ люсь!

— Вот хорошо! — обрадовались одни.

А другие не поверили:

— Где же Куйцуку одолеть дракона?

Нарт надел через плечо свой лук, перепоясался мечом и ушел.

Узнав Куйцука, который избавил его от злобной старухи, дракон согласился освободить реку: он ведь обещал нарту исполнить его желание.

Вновь заструилась река без помехи, утоляя жажду и освежая в зной.

На радостях жители селения устроили санопитие и не один рог белого сано осушили за здоровье своего спасителя Куйцука.

А дракон спустился вниз по течению и запрудил реку вблизи соседнего селения.

Стояло жаркое лето. Люди, птицы, животные изнывали от жажды под палящим солнцем. Селение вымирало. Прослышав о том, что по соседству живет нарт Куйцук, избавивший людей от бедствия, направились к нему почтенные старики.

Куйцук, тронутый их страданьями, сказал:

— Либо спасу людей от мучительной смерти, либо погибну сам!

В другой раз Куйцук пошел к дракону и уговорил его освободить реку.

— Я уйду отсюда, — сказал дракон, — только по мни — в третий раз не приходи: просьбы твоей не испол ню и, вдобавок, тебя съем, очень уж ты мне надоел!

Люди спасенного селения встретили Куйцука с почетом. Их радости не было границ. Несколько дней и ночей длилось празднество в честь избавителя. Не одну бочку белого сано распили нарты и опрокинули кверху дном.

А дракон спустился вниз по течению и снова запрудил реку, оставив третье селение без воды.

К этому времени в Стране Нартов не было человека, который не слыхал бы о том, как Куйцук спас от гибели два селения.

Пришли люди к Куйцуку и говорят:

— Реку нашу запрудил дракон и две недели не дает нам ни глотка воды. Дети наши умирают от жажды. Женщины и старики терпят муки. Спаси нас, Куйцук, не то мы погибнем!

Призадумался Куйцук: "Если пойти к дракону, — дракон меня больше не послушает, да еще, чего доброго, съест! Если не итти — погибнет целое селение".

— Ладно! — ответил Куйцук и отправился к дра кону. Лежит дракон в реке, ни глотка воды не дает за черпнуть. Издали приметил он Куйцука и кричит:

— Опять ты здесь? Говорил я тебе — если в тре тий раз придешь — не послушаю, да еще тебя съем!

— Нет, нет, — закричал Куйцук, — на этот раз я тебя ни о чем не прошу. Спасибо и за то, что ты уже дважды исполнял мою просьбу! Я пришел только ска зать, что старушка выбралась из ямы и тебя ищет!

Куйцук не успел глазом моргнуть, как объятый ужасом дракон сорвался с места и, скрывшись в облаках, перевалил горную гряду. С той поры его больше не видели в Стране Нартов.

Добавить комментарий

Комментарии


Защитный код
Обновить

HotLog
Rambler's Top100