ЧЕРКЕСЫ (САМОНАЗВАНИЕ АДЫГИ) – ДРЕВНЕЙШИЕ ЖИТЕЛИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА

ИХ ИСТОРИЯ, ПО МНЕНИЮ МНОГИХ РОССИЙСКИХ И ИНОСТРАННЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ, КОРНЯМИ УХОДИТ ДАЛЕКО ВГЛУБЬ ВЕКОВ, В ЭПОХУ КАМНЯ.

// реклама

Переселение черкесов из Западной Анатолии

В 1923 году турецкое правительство осуществило ряд мер, которые нанесли большой ущерб черкесским жителям в Западной Анатолии. Целью этой программы было заставить черкесов переселиться из Западной Анатолии в Восточную, не считаясь при этом с тем, что это было несправедливо по отношению к черкесам, которых призна­вали турецкими подданными /хотя они не были турками/ и у которых были такие права, обязанности и обязатель­ства как у турков, включая воинскую повинность. Результаты были схожи с теми, которые имели место в случае с армянами в период первой мировой войны.

Причины такой политики не будут ясны, если не обратиться к событиям, которые произошли с момента турецкого переворота и провозглашения конституции 1908 г., которая, как и предполагалось, положила конец эре деспотии и возвестила о начале новой демократической эры. Этой, так называемой «демократической эрой», злоупотребили те, кто был у власти, и это привело к печальным последствиям для Оттоманского государства.

Казалось естественным ожидать, что все подданные Оттоманской империи без всякой дискриминации получат возможность пользоваться благами, которые принесет провозглашение Конституции, включая свободу, равенство и т. д. Однако члены комитета «Единение и прогресс» были недовольны по причине чрезмерной гордости, вызванной принадлежностью к турецкой национальности, которая вызывала у них желание сделать жителей оттоманских территорий турками, вопреки тому факту, что турки составляли лишь меньшинство среди народов, входящих в Оттоманскую империю. Турецкая империя никогда не заботилась о национализме, но всегда помнила об «османизме», так что национальная принадлежность не имела никакого значения, важно было, чтобы различные элементы благосклонно относились к оттоманскому «котлу, в котором все переваривалось». Общество «Единение и прогресс» боялось, что после турецкого переворота произойдет распространение свобод, и оно пыталось помешать этой опасности, притом самым неприемлемым способом. Известно, что Оттоманская империя объединила различные народы, некоторые из них насчитывали миллио­ны — такие, как арабы, курды, черкесы, албанцы, греки и армяне. Большинство из них было связано с Оттоман­ским государством через ислам, т. е. религию большинства. Идея турецких националистов не имела шансов на радикальное и быстрое решение национальной проблемы, и поэтому их непродуманные действия ставили под угрозу структуру самой империи. Нет сомнения, что было бы лучше вообще не поднимать этой проблемы и поддержи­вать чувства братства и взаимопонимания с крупными народами, которые, являясь составными частями государ­ства, верно служили ему во всех областях жизни на протяжении столетий. Было бы лучше дать им возмож­ность стать турками, осознав себя турками с течением времени.

Радикализм членов экстремистского общества, вместе с их неумением управлять, привел к провалу их деятельно­сти. Албанцы объявили о своей независимости. Еще раньше объявили независимость и навсегда отделились от Оттоманского государства народы Балкан, такие, как сербы, болгары и греки. Эти события разбудили, хотя и поздно, иттихадистов, которые обнаружили, что под их господством остались только восточные народы. Они направили все свои усилия на то, чтобы удержать их на длительное время, достаточное для их отуречивания.

Турки, противники иттихадистов, не соглашались с этой группой и не одобряли ни их методов, ни их действий. Оппозицию возглавляли принц Сабахаддин Куезбе, черкес по происхождению, и другие черкесские лидеры, которые поддерживали идею централизации, раздражавшую итти­хадистов.

Иттихадисты усилили свою лихорадочную деятельность и начали карательные акции. Они вели отчаянную пропаганду, чтобы завоевать сторонников своей бесплод­ной идеи, возобновили деятельность так называемого «Фойе турок» под председательством Гёкальпа из Диарбе-кира; в общество входили поэт Хамдулах Субхи, Акчура и Агаев, азербайджанцы. Они совершили много ошибок. Проводились репрессии против арабов, которые были на грани пробуждения их национального самосознания и начала борьбы за независимость.

Когда Турция в 1914 году вступила в войну на стороне Германии, арабские либералы воспользовались благопри­ятным моментом. Карательные действия Джемала-паши против арабских лидеров и интеллигенции в Турции и Ливане вызвали у арабов желание отделиться от турок как можно скорее. Турки, таким образом, стали предметом ненависти арабов, которые выступили на стороне союзных держав Антанты, подняли хорошо известный «Арабский мятеж» и под командованием принца Фейсала сражались прртив турецких войск.

Когда Турция потерпела поражение в первой мировой войне, страна сильно ослабла. Турки и другие граждане Турции должны были бороться, чтобы спасти себя и свою страну. Тем не менее в период национально-освободитель­ной борьбы в Анатолии ненавистная идея иттихадистов росла и развивалась, хотя и скрытно, и влияла на ход войны, так как проводники этих идей проникали в граж­данские и военные круги, распространяя свои идеи и направляя ход борьбы так, как им было выгодно. Даже командиры турецкой армии, которые в течение всей войны находились в оккупированном Стамбуле, стали открыто призывать к осуществлению иттихадистских идей.

Хотя результаты национально-освободительного дви­жения, которое возвратило Турции свободу и независи­мость, радовали турок, другие нетурецкие народы вызыва­ли у них недоверие и подозрение. Когда члены комитета «Единение и прогресс» убедились, что мирная ассимиляция черкесов и других меньшинств займет десятки или сотни лет, они прибегли к принуждению, чтобы добиться своих целей как можно скорее. Они решили уничтожить черкесскую интеллигенцию и заставить население цвету­щих деревень переселиться в отдаленные районы. Предло­гом к этому послужило то, что некоторые черкесы выступали на стороне султана и халифа, против которых боролся Ататюрк.

Иттихадисты были довольны, когда черкесы встали на сторону халифа, так как это позволило им заклеймить черкесов, как предателей, хотя законная власть в Турции в то время была в руках султана, а Мустафу Кемаля и его сторонников объявили бунтовщиками, поскольку они отказались принести ему присягу на верность.

Иттихадисты зашли очень далеко в своих заблуждениях и сеяли семена раздора во всей их неприглядности между гражданами одной и той же страны, которые сражались за спасение турецкой родины, близкой в то время к распаду. Правительство, которое находилось под влиянием иттиха-дистов, издало строгие приказы о применении суровых мер против их противников. Были ограничены общественные свободы, сожжены «неугодные» книги и расклеены повсюду плакаты с призывом: «Соотечественник, говори только по-турецки!»

Более того, в 1927 году правительство ввело «Закон о запрещении предоставления убежища лицам, объ­явленным вне закона». Депутатам, которые возражали против этого закона, глава правительства Рауф Орбай, черкес, сын Ахмеда-паши, сказал: «Выселение некоторых групп, которые предоставляют убежище объявленным вне закона, в глубь страны не означает массового выселения... Людей, которые помогают объявленным вне закона, немного, поэтому не следует возражать против этой статьи закона». Это выселение, которое иттихадисты хотели провести с широким размахом, затронуло сначала че­тырнадцать деревень в Западной Анатолии. Они пересели­ли жителей этих деревень в отдаленные районы Восточной Анатолии, в ее бесплодные пустыни, где не было средств к существованию, не считаясь с несправедливостью этого акта. Они начали осуществление своей программы с деревни Муратлар в районе Маньяс.

Обвинение, предъявленное жителям этих-деревень, возникло следующим образом. Во время Лозаннской конференции на анатолийском побережье высадились несколько бандитов. Это были политические преступники, которые прибыли с греческих островов и разбрелись по районам Бига и Маньяс. Их было около 150 человек, подавляющее большинство которых были турками, и только одна десятая часть была черкесами-сторонниками Черкеса Этхема. Правительство сумело уничтожить их, но оно приняло решение выслать жителей четырнадцати деревень, заявив, что черкесы оказали помощь грекам, врагам турок, и предоставили убежище бандитам, которые намере­вались вызвать в Турции беспорядки и бунт. Правитель­ство не обратило внимания на тот факт, что большинство этой группы составляли турки, и освободило турок, которые составляли большинство населения этих деревень, от наказания. Этот акт явился следствием недоброжелательства иттихадистов к нетурецким элементам, которых они сделали объектом своей ненависти и мести, и направи­ли против них свой гнев.

Те, кто принимал участие в преступном сговоре и пытался уничтожить невинных людей, занимали высокие посты в государстве. Это были Озальп, спикер нижней палаты парламента, Кемаль Балта, командир XVIII бригады турецкой армии, полковник Исмаил Хаккы, албанец по происхождению, Рауф Орбай, премьер-министр.

Иттихадисты готовились к выселению жителей еще тридцати деревень, после завершения первой части плана, но, к счастью, обстоятельства помешали им осуществить свое намерение. Первым, кто выступил в защиту несча­стных жителей в национальном совете, Мехмет Фетгерей Шоену, который пытался заставить* членов совета понять порочность этих мер. Процесс переселения закончился в начале августа 1923 года. Премьер-министр Рауф Орбей был "разгневан и не мог больше вытерпеть ни этих, ни других мер. Между ним и Мустафой Кемалем возникло недоразумение, в результате которого он подал в отставку и удалился в провинцию Сивас. Его сменил Фатхи Окяр. Новый премьер-министр издал .манифест, в котором при­казал, чтобы «детей офицеров и солдат, которые служат в национальной армии, а также детей, погибших за родину, репатриировали». Так был положен конец катастрофе.

Истинная причина, которая вызвала эти жестокие меры, имела более глубокие корни, чем те поверхностные причины и обвинения, которые были направлены против некоторых черкесских групп и отдельных личностей, такие, например, как выступление на стороне халифа или переход некоторых бунтовщиков и лиц, объявленных вне закона, на сторону греков после греко-турецкой войны. Как мы видели, истинной причиной этих мер была решимость некоторых крайних иттихадистов ассимилировать мусуль­манские нетурецкие меньшинства. Черкесы были более малочисленны, чем другие меньшинства, и иттихадисты полагали, что их будет легче ассимилировать. Операция по выселению была первым шагом в этом направлении. Однако им не удалось осуществить свой план из-за неготовности властей к последствиям этих действий, особенно после того, как оппозиционные группы, недоволь­ные политикой иттихадистов, поняли цели, преследуемые выселением, и начали настраивать черкесов против иттихадистов. Во время первой мировой войны эта пропаганда усилилась и достигла наивысшей силы. Те, которые выступали против иттихадистов и были недоволь­ны ими, говорили черкесам: «Подождите немного, увидите. Когда иттихадисты покончат с восточными провинциями, они немедленно примутся за вас!».

Вторым моментом, который помог раскрыть тайные планы иттихадистов против мусульманских меньшинств, явились подозрительные действия албанцев и частые нападения их банд на мирные черкесские деревни. Эти нападения стали особенно заметными после Балканских войн. Их целью было постоянно причинять ущерб черкесским деревням вокруг Адапазары и Бандырмы с тем, чтобы уничтожить их жителей. Эти действия происходили на глазах у центрального правительства, что дало начало слухам о том, что, ворможно, правительство подстрекало албанцев постепенно стереть черкесские деревни с лица земли. Тот факт, что центральное правительство игнориро­вало эти инциденты и жалобы, представленные жителями черкесских деревень, подтверждало эти слухи. Вместо того, чтобы обратить внимание на эти зверства, правительство хранило молчание, как будто рассмотрение таких жалоб не входило в его обязанности.

Когда разногласия между султаном и Мустафой Кемалем усилились, султан объявил его вне закона, но так как не мог положить конец его действиям, он начал вести пропаганду среди групп, которые оставались верными ему, особенно среди черкесов. Одна из его «фетв» /религиозный указ/ призывала: «О, черкесские соотечественники, от­кройте ваши глаза, чтобы увидеть заговоры, которые устраиваются против вас! Если вы не сделаете этого, вас погонят на бойню, подобно овцам, которые сами идут на место своей гибели... Если вы не верите, вот вам несколько примеров: черкесские деревни, которые были сожжены в Бандырме и других местах. О, черкесы! Чего вы ждете? Берите оружие и собирайтесь под знаменем султана. Это святое распоряжение, изданное султаном, который обеща­ет всем мусульманам вознаграждение в этой и загробной жизни, приказывает вам твердо стоять против тиранов, которые приговорили вас к уничтожению... Борьба против них является религиозным долгом каждого верующего и мусульманина... Почему вы должны сомневаться и колебаться?.. Неужели в ваших трусливых сердцах не осталось веры?»

В то время, когда эти «фетвы» и другая пропаганда распространялись повсюду, задевая религиозные чувства верующих, золото делало свое дело, усиливая активность и решительность этого движения. Лидеры и знать всех сект были приглашены на аудиенцию к султану, который говорил черкесам, рыдая, как женщина:

«О, храбрые черкесы! Подойдите, чтобы я мог видеть Вас! Служба, которую Вы мне служите сегодня, не будет забыта. Весь мусульманский мир отблагодарит Вас за эту службу. Я буду помнить Вас, пока жив, а потом мои сыновья будут обязаны Вам за Ваши дела до конца своих дней. Да благословит Вас бог и даст силу и остроту Вашим саблям, и пусть он поможет Вам благословениями милостивого пророка».

Эти трогательные слова и религиозные распоряжения воздействовали не только на черкесов, но также и на сердца фанатичных турок, которые жаждали драться и были готовы на любые жертвы. В результате вокруг города Измит начались беспорядки, а на землях между Эскишехиром, Дюздже и Болу, где разгорелась борьба, воцарились тирания, взяточничество и грабеж. Из ска­занного ясно, что жестокие меры, которые применила группа иттихадистов, не привели ни к чему и лишь причинили вред родине. Эта бесплодная идея ничего не дала, кроме разногласий между жителями одной и той же страны. Это действительно прискорбно.

Нет нужды говорить, что со времени иммиграции черкесов им были рады всюду, куда бы их не расселяли, что они всегда были полезны и служили своей новой родине всеми силами. Оттоманская история служит тому доказа­тельством, так как фна знает немало примеров подвигов черкесских героев и их лидеров. В этой связи следует сказать, что черкесы служили только Турции, которую они считали своей родиной. Ими всегда руководил настоящий г!атриотизм и готовность к жертвам. Они никогда не думали о независимости или об отторжении турецких земель для себя. В то'время, как другие народы, такие, как армяне и курды, пыталисыотвоевать турецкие территории, чтобы образовать независимые правительства на них, . черкесы пытались перестроить турецкую родину. Лучшим показателем искренности намерений черкесов, величайшим доказательством истинного патриотизма была их борьба в Анатолии, когда Турция была на грани распада сразу после ее поражения в первой мировой войне, как было показано выше. Никто не может отрицать, что черкесы проводили оборонительные и боевые операции даже после того, как сами турки потеряли надежду на возможность выстоять перед натиском врага. Их героизм проявился особенно в событиях з Измире /Смирна/ и в знаменитой битве под Сакарией, в которой черкесская конница. блокировала путь к-отступлению, не испугавшись греков, которые отчаянно пытались добиться победы любой ценой.

Выселение черкесов напоминает нам о выселении армян во время первой мировой войны. Вероятно, самым ужасным инцидентом, произошедшим в Турции в период этой войны, были страдания армян, которые стали жертвами выселения и резни. Все это произошло, как хорошо известно, ' при попустительстве иттихадистов и поддержке немцев. Некоторые крайние иттихадисты, например Талаат-паша, признались в этом, хотя он сам заявил, что выселение армян не было заранее спланиро­ванной акцией. Объединенное высшее командование немцев и оттоманов нашло необходимым, по стратегиче­ским соображениям, переселить армян с границ Кавказа. Сначала они хотели переселить их на расстояние тридцати километров от границы двух враждебных государств, так как хорошо известно, что армяне жили на русских границах и питали к ним симпатию. Таким образом, они представляли серьезную опасность для Турции. Талаат-паша утверждал, что были виноваты самц армяне, так как они делали все возможное, чтобы помочь* русской армии. Банды армянских разбойников кружили вокруг турецкой армии и беспокоили ее тылы, давая русским возможность наносить ей удары. После прове­денного расследования Талаат-паша заявил, что армянские церкви в восточных провинциях \служили складами боеприпасов и продовольствия. Кроме того, армяне своийи враждебными действиями принесли смерть более чем четверти миллионов турок-мусульман и других. Они разрушали пути сообщения между турецкими войсками, которые были на полях сражений, и штаб-квартирой на Кавказе. Талаат-паша также заявил, что выселение было осуществлено, чтобы обеспечить безопасность трона и родины, и признал, что выселение не всегда производилось согласно распоряжениям и с соблюдением принципов гуманизма. Многие высшие чиновники злоупотребляли своей властью и нарушали принциггы справедливости, нанося ущерб многим невинным людям.

Это то, в чем признался сам Талаат-паша. Но черкесы не принимали участия во враждебных действиях, направлен­ных против армян. Многие высшие Черкесские офицеры и должностные лица, которые по своему положению должны были проводить эти действия в жизнь, избегали их, насколько это было возможно, ибо, помимо гуманистиче­ских соображений, черкесы считали .армян, несмотря на разницу в вероисповедании, своими братьями и род­ственниками, так как те тоже были кавказцами. Таким об­разом, в этом деле нет их вины.

Резня армян в 1915 году явилась результатом побед, достигнутых русскими на кавказских фронтах в начале первой мировой войны. Она началась в армянских деревнях и поселениях, которые помогали русским в их продвижении на турецкие территории и снабжали их людьми, оружием и продовольствием.

Сначала было принято решение выселять группами невооруженных армян в фургонах. В пути на них нападали бандиты, которых специально организовывали в банды и давали задания нападать на фургоны ссыльных. В большинстве случаев это были переодетые албанцы, курды и турки из жандармерии. Многим армянам удалось бежать и спастись от трагической судьбы. Они нашли убежище в Сирии и других странах, народы которых отнеслись к ним гостеприимно и дали возможность жить в безопасности.

Признания Талаата-паши, который пытался свалить вину на армян, не пошли ему на пользу, он был убит армянскими диверсантами на одной из улиц Берлина после войны.

Следует отметить, что несчастья армян и грузин происходили оттого, что они были соседями мусульман, турок и иранцев; точно так же подвергались гонениям своих русских соседей и черкесы после того, как приняли ислам. Это относится только к последней фазе кавказско-русских войн и не относится к первой половине этих войн, так как черкесы в Западной Черкесии еще были христианами. Однако это не спасло их от вражеских действий русских, которые намеревались захватить их земли любыми средствами, чтобы обеспечить безопасность своих южных границ. Действия -царской России против черкесов, которые были изгнаны из родных земель, ничем не отличаются от действий турок, направленных против армян.

Добавить комментарий

Комментарии


Защитный код
Обновить

HotLog
Rambler's Top100