История адыгов, черкесов и их фамилий. - Великие Черкесы

ЧЕРКЕСЫ (САМОНАЗВАНИЕ АДЫГИ) – ДРЕВНЕЙШИЕ ЖИТЕЛИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА

ИХ ИСТОРИЯ, ПО МНЕНИЮ МНОГИХ РОССИЙСКИХ И ИНОСТРАННЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ, КОРНЯМИ УХОДИТ ДАЛЕКО ВГЛУБЬ ВЕКОВ, В ЭПОХУ КАМНЯ.

// реклама

Великие Черкесы

Асланбек Кайтукин

Асланбек Кайтукин

Асланбек Кайтукин

Асланбек Кетуков (? — 1746) — старший князь-валий Кабарды (1737—1746). Старший сын князя Кетуко Джамбулатова. Младшие братья — Канамет и Джамбулат.

В августе 1711 года Асланбек Кайтуков принял участие в успешном походе кабардинских князей против кубанских татар. Кабардинское войско под командованием князей Александра Бековича-Черкасского, Атажуко Мисостова, Асланбека Кайтукова и Татархана Бекмурзина вторглось в Прикубанье и разбило в битве 15-тысячные отборные части крымского нурадина, которые были обращены в бегство, во время которого большое число противника потопили в Кубани и были взяты в плен.

После неудачного для России Прутского мира с Османской империей (1711) позиции России на Северном Кавказе и в Кабарде стали ослабевать. Крымское ханство стало более активно вмешиваться во внутренние дела Кабарды. Кабардинские князья разделились на сторонников и противников сближения с Россией. Князья Атажукины и Мисостовы стали склоняться к примирению с крымским ханом. В то же время князья Кайтуковы и Бекмурзины надеялись на помощь царского правительства в борьбу с Крымом и укрепления своего положения в Кабарде.

В начале 1720 года крымский хан Саадат-Гирей (1717—1724) отправил в Большую Кабарду своих посланцев с требованием прекратить всякие сношения с Россией и присягнуть Турции и Крыму. Кабардинские князья отвергли крымский ультиматум.

Весной 1720 года крымский хан Саадет-Гирей во главе 40-тысячной татарской орды расположился лагерем на границах Кабарды. Хан потребовал выдачи четырех тысяч «ясырей» и возмещения убытков, понесенных татарами во время неудачного похода крымского хана Каплан-Гирея в 1708 году. Саадет-Гирей провозгласил старшим из кабардинских князей Ислама Мисостова, лидера протурецки настроенной части кабардинской знати.

Совет кабардинских князей отказался исполнять требования крымского хана Саадет-Гирея. Послов от кабардинских князей хан арестовал и двинулся свои войска через Кубань. Крымцы организовали заговор с целью истребления всех прорусски настроенных князей. В это время князья Мисостовы и Атажукины во главе со старшим князем Кабарды Исламбеком Мисостовым капитулировали. А князья Джамбулатовы и Кайтукины раскрыли заговор и со со своими подданными укрылись в горах. Их возглавил князь Асланбек Кайтукин. Они укрылись в урочище Кашкатау, в городке-крепости Черек, который был построен за короткий срок. Остальные кабардинские князья во главе с Исламом Мисостовым остались в урочище Кызбурун при Аксане, то есть в Баксане. Таким образом, в 1720 году Большая Кабарда разделилась на две враждебные группировки, получившие по русской терминологии название Баксанской и Кашкатавской партий.

Крымский хан Саадет-Гирей обложил кабардинцев ясаком: хлебом, скотом, лошадьми и людьми — «со всякого двора по ясырю». Имущество непокорных князей, уорков и крестьян было разграблено. «Конские и животные стада их отогнали. И хлеб на корню, и сено в стогах сожгли. И жилища их разорили».

В августе 1720 года крымский хан Саадет-Гирей с 40-тысячным войском перешел реку Кубань и повел свои силы на князей Кайтуковых и Бекмурзиных. Князь-валий Ислам-бек Мисостов и некоторые кабардинские князья со своими отрядами приняли участие в этом походе. Осада Черекского городка продолжалась до конца 1720 года. Положение осажденных было сложным и в одно время Бекмурзины даже предлагали пойти на перемирие с крымским ханом, но Асланбек Кайтуков, «не хотя того слышать, всякими способами их от того отвращал». Крымские войска при поддержке отрядов князей Мисостовых и Атажукиных не смогли овладеть Черекским городком. Кабардинцы развернули на своей территории партизанскую борьбу, которая сделала невыносимым дальнейшее пребывание хана Саадет-Гирея и его войско в Кабарде. В декабре 1720 года хан со своим войском отступил от Черекского городка и возвратился на Кубань. Расположив здесь свой лагерь, Саадат-Гирей стал направлять отряды по всей территории Кабарды для разорения и грабежа страны. Поведение ханских войск вызвало острое недовольство у населения Кабарды, участились пограничные инциденты.

Асланбек Кайтукин отправил в Санкт-Петербург своего посла Саадатгирея Салтаналиева, который должен был сообщить, что если царское правительство не будет оказывать помощь кабардинцам, то им придется «поддаться» крымскому хану, так как они своими силами дальше сопротивляться не могут. Кабардинские князья также просили построить на Тереке русскую крепость (в районе урочища Бештамака).

В январе 1721 года на р. Нальчик произошел бой между князьями Кайтукиными и Бекмурзиными и превосходящими силами крымского хана и отрядов Мисостовых и Атажукиных. В ходе битвы большая часть дворян в войске Мисотовых и Атажукиных перешла на сторону князя Асланбека Кайтукова, в результате чего крымские татары были разгромлены и оттеснены из Большой Кабарды.

В 1721 году царское правительство рассмотрело положение Кабарды и отправило военную помощь прорусски настроенным кабардинским князьям. В конце того же года астраханский губернатор полковник А. П. Волынский с небольшим отрядом казаков и калмыков прибыл в Терский город. Кашкатавская партия радостно встретила русского сановника, надеясь при его помощи расправиться со своими противниками — князьями Атажукиными. В свою очередь Атажукины отказались от встреч с представителем России, пока не получат возмещение от казаков за причиненные ими разорения. Вскоре старший князь-валий Кабарды Исламбек Мисостов со своими уорками приехал к Артемию Волынскому, принес извинение за вынужденный переход к крымскому хану и заверил свою готовность соблюдать верность России. А. П. Волынский отказал Асланбеку Кайтукову в помощи против Атажукиных и в результате многочисленных встреч с враждующими сторонами примирил главу Кашкатавской партии со старшим князем Исламбеком Мисостовым.

В 1722 году кабардинский князь Асланбек Кайтуков и во главе вспомогательного кабардинского отряда участвовал в персидском походе российского царя Петра I. Находясь уже на Сулаке, Петр I издал указ об оказании помощи кабардинскому князю Асланбеку Кайтукину. Указы в связи с этим были направлены калмыцкому хану Аюке и донским казакам, что вызывалось просьбой, высказанной Кайтуковым при его личной встрече с Петром I.

В 1720-х годах Асланбек Кайтуков возобновил междоусобную борьбу против князей Атажукиных и Мисостовых. Он обратился за помощью к кубанскому сераскиру Бахти-Гирею, принес ему присягу и отдал в жены свою дочь. Бахти-Гирей, опираясь на силу крымского хана, разорил Большую Кабарду и стал принуждать кабардинских князей подчиниться его власти, требуя их переселения на Кубань. В 1729 году во время очередного похода на Кабарду кубанский сераскир Бахти-Гирей был убит в бою.

В 1730 году османский султан отстранил от власти крымского хана Менгли-Гирея и вновь посадил на ханский престол Каплан-Гирея. Его соперник за ханский трон — Салих-Гирей, бежал к своему тестю, князю-валию Исламбеку Мисостову. С ним ушло 2 тыс. ногайских семей, примерно до 35-40 тыс. человек. В свою очередь, Каплан-Гирей признавал единственным претендентом на княжение в Кабарде Асланбека Кайтукова, который в свою очередь получил от хана в распоряжение 19-тысячное войско. Со своей стороны Асланбек Кайтуков присягнул хану на верность и обещал привести в покорность весь регион.

Летом 1731 году, крымские войска во главе с Арслан-Гиреем и Асланбеком Кайтуковым подошли к границам Кабарды. Они потребовали выкуп «за кровь» двух султанов из расчета по одному ясырю с каждого двора. Валий Кабарды Исламбек Мисостов, напуганный реальной угрозой вторжения крымских войск под предводительством его соперника Асланбека Кайтукова, изъявил готовность признать покровительство России над Кабардой и для обсуждения этого вопроса созвал хасу, где было выражено единодушное согласие депутатов, присягнуть новой императрице на верность России. В соответствии с решением императорского двора комендант крепости Святой Крест генерал Д. Ф. Еропкин выдвинул русские войска к границам Кабарды. Крымцы начали отступление, в результате которого были разбиты объединёнными силами кабардинцев и ногайцев Салих-Гирея.

В 1732 году скончался старший князь-валий Кабарды Исламбек Мисостов (1721—1732). Кабардинские князья собрались на совет (хаса) для избрания нового князя-валия. В обход прав старшего по годам Асланбека Кайтукина старшим князем-валием был избран его двоюродный брат Татархан Бекмурзин (1732—1737), пользовавшийся поддержкой России. Его противник Асланбек Кайтуков в это время находился в Крыму и придерживался крымской ориентации. Хан «отдал все орды и черкес, живущих в горах … абазинов, в уверенности, что с помощью этой силы князю Кайтукину удастся утвердить свою власть в Кабарде и привести её в подданство Порты».

В 1737 году Асланбек Кайтуков организовал заговор против Татархана Бекмурзина, вступив в союз с князьями враждебной партии (Атажукины и Мисостовы). Татархан Бекмурзин бежал с братьями в Астрахань. При посредничестве российских властей, которые высоко ценили его верность, старший князь — валий Кабарды с братьями вернулся в Кабарду и помирился с Асланбеком Кайтуковым.

Летом 1737 года после смерти Татархана Бекмурзина Асланбек Кайтуков был избран новым главным князем-валием Кабарды. В том же году при посредничестве калмыцкого хана Дондук-Омбо состоялось примирение лидеров кашкатавской и баксанской партий — двух наиболее могущественных кабардинских князей Асланбека Кайтукова и Магомеда (Бамата) Кургокина. Асланбек Кайтуков, избранный старшим князем Кабарды, принес присягу на верность России.

Весной 1739 года Асланбек Кайтуков возглавил поход кабардинского войска против кубанских татар. Вместе с калмыками Дондук-Омбо кабардинцы вторглись в Закубанье и достигли берегов реки Лаба, где «взяли» множество татарских «аулов».

Летом того же 1739 года крымские войска под командованием кубанского сераскира Кази-Гирея летом 1739 года совершили ответное нападение на Кабарду. На кабардинских летних пастбищах в верховьях Кумы и Малки они захватили около 500 человек пленных и более 200 тысяч голов скота. Асланбек Кайтуков немедленно отреагировал на вторжение неприятельских войск. Во главе с ним объединенные силы кабардинцев и калмыков в конце августа 1739 года на р. Лабе настигли войска Кази-Гирея и нанесли ему сокрушительное поражение, при этом погиб и сам сераскер Кази-Гирей.

В 1740-х годах старший князь-валий Кабарды Асланбек Кайтуков продолжил борьбу против Баксанской партии, во главе которой находились князья Атажукины и Мисостовы. А. Кайтуков со своими вассалами и подданными оставил урочище Кашкатау и переселился в горы, на р. Чегем, где занял земли, принадлежавшие князьям баксанской партии. Баксанская партия всеми силами препятствовала возвращению Асланбека Кайтукина из района Пятигорья на старое место жительства — в долину Баксана. В 1744 году обстановка накалилась в связи с покушением на жизнь Касая Атажукина, предпринятыми людьми Асланбека Кайтукова.

В 1744 году русское правительство отправило в Кабарду для примирения враждовавших сторон бригадира Петра Кольцова «с небольшой командой». П. Кольцов поддержал сторону баксанской партии и вначале встретился с Магомедом (Боматом) Атажукиным. Глава Кашкатавской партии Асланбек Кайтуков и его двоюродный брат Батоко Бекмурзин отправили навстречу Кольцову своего племянника Мисоста, сына бывшего старшего князя Кабарды Татархана Бекмурзина. Во время встречи с лидерами обеих враждующих партий бригадир Пётр Кольцов потребовал от Асланбека Кайтукова и других князей баксанской партии сдать оружие.

Асланбек Кайтуков выразил недовольство неравным отношением со стороны русского правительств к кашкатавской партии относительно баксанской. Он соглашался примириться с «баксанцами» но при условии, что «кто будет нас в наших делах разбирать и по том, что есть моево владения подданных людей на Баксане, то бы мне отдать и меня со всем моим владением посадить на отцовском жилище на Баксане». Асланбек Кайтуков настаивал на возвращении родовых земель в баксанской долине.

Асланбек Кайтуков со своими сторонниками ушел из Кабарды и поселился в верховьях р. Кума, где жили его подданные — абазины.

В 1746 году старший князь-валий Кабарды Асланбек Кайтуков скончался. Новым главой кашкатавской партии стал его двоюродный брат Батоко Бекмурзин, который осенью 1747 года на съезде князей был избран новым старшим князем-валием Кабарды.

 

 

Этхем-черкес

Этхем-черкес (между 1880 и 1886, около Бандырмы, Османская империя — 7 октября 1949 или 1950, Амман, Иордания) — османский и турецкий военный деятель, получивший известность во время Войны за независимость Турции — сначала как важный военачальник в Национальных силах (тур. kuva-yi Milliye), а впоследствии возглавивший одно из восстаний против Мустафы Кемаля Ататюрка, причиной которой послужила националистическая политика в стране.

Этхем-черкес

Детство и юношество

Точная дата рождения Этхема неизвестна — в различных источниках указаны 1880, 1883, 1884 и 1886 годы. Известно, что он происходил из адыгского шапсугского мусульманского рода, представители которого в 1860-е годы бежали с российского Кавказа в Османскую империю (в Турции таких людей именовали черкесами). Этхем родился в деревне Эмрекёй около Бандырмы, был младшим из пяти сыновей Али-бея. Два его старших брата, Ильяс и Нури, погибли в стычке с некими бандитами (в турецких источниках утверждается, что эти бандиты были греками). Два других брата, Решит и Тевфик, в соответственно 1901 и 1902 годах поступили на обучение в военную академию и по окончании её стали офицерами. Решит-бей впоследствии участвовал в нескольких войнах и сделал политическую карьеру: был избран депутатом нижней палаты первого турецкого парламента (тур. Meclis-i Mebusan) от Сарухана (ныне провинция Маниса в Турции), а затем вошёл в состав первого меджлиса Турецкой Республики.

Сам Этхем, по некоторым сведениям, убежал из дома в возрасте четырнадцати лет и поступил на обучение в кавалерийское училище в Бакыркёе, где готовили младших офицеров. Во время Балканских войн воевал против болгарских войск, где проявил себя храбрым солдатом, был ранен, награждён медалью и отмечен денежной премией. После вступления Османской империи в Первую мировую войну служил в контрразведке (так наз. Особом учреждении, тур. Тешкилят-и Махсуса) под началом Эшрефа Сенджера Кушчубаши, участвуя в секретных операциях на территории Ирана, Афганистана и Ирака. Во время одного из таких рейдов получил ранение, после чего возвратился в родную деревню.

Во время Войны за независимость

После поражения Османской империи в Первой мировой войне и начала оккупации её территории войсками Антанты Этхем 15 мая 1919 года основал на западе Анатолии в районе Измира (Смирны) особую мобильную боевую группу (Kuvva-yi Seyyare), присоединившуюся затем к движению Ататюрка за независимость Турции и ставшую частью иррегулярных Национальных сил (тур. Kuvva-yi Milliye). В составе 20-го Анкарского корпуса под командованием Али Фуата-паши вместе с братьями участвовал в партизанских наступательных операциях против британских и греческих войск.

Поскольку регулярная армия как таковая до момента созыва Национального собрания фактически не была сформирована, отряды Этхема занимались, помимо борьбы с интервентами, подавлением внутренних восстаний, таких как восстания Ахмета Анзавура и Чопура Мусы в Болу, Дюздже, Гереде и Йозгате. При этом Этхем-черкес в ряде случаев самовольно, без согласования с меджлисом в Анкаре приказал казнить главарей мятежников, что привело к конфликту Этхема с руководством официальных «трибуналов независимости» (тур. İstiklâl Mahkemeleri), подконтрольных Анкаре.

В конце 1920 года командир 20-го корпуса Али Фуат-паша и вместе с ним Этхем-черкес успешно командовали войсками в битве при Гедизе (провинция Кютахья), восстановив контроль над районом города Гедиз и в первый раз с начала войны заняв часть оккупированных измирских территорий.

Восстание и бегство из Турции

Ещё с конца 1910-х гг. Этхем-черкес стал интересоваться социализмом, в том числе работами Владимира Ильича Ленина. Позднее он стал одним из участников так наз. «Общества Зелёной Армии» (Yesil Ordu Cemiyeti) — своего рода «исламистско-большевистскому» блоку в меджлисе. Его батальон численностью в 700 штыков даже стали неофициально именовать «большевистским батальоном». Разногласия Этхема с руководством кемалистов постепенно нарастали, а личный его конфликт с Исмет-пашой (Инёню), новым командующим Западным фронтом, ещё больше осложнил отношения Этхема с Анкарой. В конце концов от Этхема потребовали подчинить все верные ему иррегулярные войска правительству в Анкаре. Он отказался и 27 декабря 1920 года восстал против центральной власти.

14 января 1921 года против Этхема-черкеса были направлены войска под командованием Рефет-бея. 21 января 1921 года между ними произошло сражение, в результате которого отряды Этхема были разбиты. Сам Этхем, два его брата и небольшая группа сторонников смогли бежать через линию фронта в Грецию и укрылись там.

После окончания Войны за независимость правительство Турции объявило Этхема, его братьев и всех их сторонников и родственников изменниками. Впоследствии Этхем с двумя братьями попал в список так называемых Yüzellilikler — «группу ста пятидесяти», члены которой после заключения правительством Ататюрка Лозаннского договора в 1923 году были объявлены персонами нон грата и которым был официально запрещён въезд в страну[6]. Братья некоторое время жили в Греции, затем в Германии и разных арабских странах, в итоге осев в Аммане (Трансиордания). В 1935 году все они были на некоторое время помещены под домашний арест по обвинению в том, что якобы планировали убийство Ататюрка.

В 1937 году парламент Турции принял решение амнистировать братьев и позволил им вернуться на родину. Однако Этхем отказался, заявив, что никогда не был предателем и потому не нуждается в амнистировании; два его брата, Тевфик и Решит, впоследствии вернулись в Турцию: Тевфик в 1938-м, а Решит в 1950-м году. Сам Этхем умер в Аммане 7 октября 1949 (по другим данным, 1950) года от опухоли мозга.

Темирканов Юрий Хатуевич

Темирканов Юрий Хатуевич

Темирканов Юрий ХатуевичНа западе его давно называют «русским Тосканини» и охотно приглашают на гастроли. А у нас в России метко сказал о Темирканове поэт Андрей Вознесенский: по его словам, Темирканов - «термоядерный дирижер».

На сегодняшний день Юрий Темирканов один из лучших дирижеров мира. На западе его давно называют «русским Тосканини» и охотно приглашают на гастроли. А у нас в России метко сказал о Темирканове поэт Андрей Вознесенский: по его словам, Темирканов - «термоядерный дирижер».

И действительно, энергии «русского Тосканини» можно только позавидовать. Кроме того, о силе его таланта, о смелости его фантазии, о его обаянии и остроумии ходят легенды. Маленькое эссе о Темирканове Ростропович назвал словами «Душевный, легкий, замечательный». А Евгений Колобов, шутя, сказал, однажды, что когда на сцену выходит такой человек, то кажется, что он может вообще не дирижировать – ведь его окружает особая аура, которая сама по себе оказывает магнетическое воздействие на зал.

«Если бы я не стал музыкантом, то сделался бы художником», - заметил однажды Юрий Хатуевич. В детстве он хорошо рисовал, и до сих пор иногда с удовольствием просматривает старые рисунки, любит запах масляных красок… От детских увлечений рисованием осталась не только любовь к живописи, но, по-видимому, и особый, свойственный именно художникам взгляд на мир. Говорят, что Темирканов умеет видеть ту музыку, которой он дирижирует. Может быть, именно поэтому в молодости ему хотелось ставить оперы, – примерно десять лет он был дирижером и художественным руководителем Мариинского театра.

Темирканова иногда ругали за режиссуру. Колобов однажды признался, что ему хотелось бы закрыть занавес в «Евгении Онегине» и слушать только оркестр – ведь настоящая режиссура Темирканова именно там. В то же время именно благодаря Темирканову театр со временем вышел на мировую арену.

По словам музыковеда Михаила Бялика, абрис прожитых Темиркановым лет очень четок и образует простую двухчастную форму. Первые полжизни – подготовка к главному делу. Вторая половина – служение ему. Грань между этими «разделами» ясная, она словно подчеркнута: в 1966 году Темирканов получил Первую премию на Всесоюзном конкурсе дирижеров.

Юрий Хатуевич родился и вырос недалеко от Нальчика, по национальности он кабардинец. По его словам до семи лет он, скорее всего, вообще не видел ни одного музыкального инструмента. А потом в Нальчик приехал педагог-скрипач Валерий Дашков. «Как-то он пригласил нас с братом к себе, - рассказывает дирижер, - и спросил, хотим ли мы учиться музыке. А на Кавказе просто не принято отвечать старшему – не хочу!».

Так началась пора стремительных успехов. После окончания школы в Нальчике – поступление в Ленинградскую консерваторию, победа на дирижерском конкурсе… А затем – работа в Мариинском театре и в оркестре Санкт-Петербургской филармонии. Театр поднимается до уровня мирового. Оркестру присваивают звание Заслуженного коллектива республики.

Уловить темиркановский стиль дирижирования непросто. Говорят, что у него своя манера для каждой партитуры. Но насмешлив маэстро или трагичен – жест его всегда красив, точен, понятен. Однажды Темирканов сравнил дирижерскую жестикуляцию с языком глухонемых: ведь дирижер так же, как и они, все объясняет «на пальцах»!

Что же он любит объяснять? Когда он возглавил оркестр в Санкт-Петербурге, говорили, что наступил «репертуарный взрыв»: афиши запестрели множеством незнакомых публике сочинений. Однако не исчез и знакомый «старый» репертуар. Вскоре стало понятно: у этого дирижера нет постоянных предпочтений. Есть только одна особенность: все, что он играет, оказывается актуальным и интересным.

 

Почти 20 лет Темирканов возглавляет ЗКР академический симфонический оркестр Петербургской филармонии. А еще в его творческой биографии – Лондонский Королевский филармонический оркестр, Дрезденский филармонический оркестр, Симфонический оркестр Датского радио, Балтиморский симфонический оркестр… Ну, это не говоря уже о руководстве Кировским театром в 70-80-е и о нынешнем посте главного приглашенного дирижера Большого театра.

Аль-Мансур Калаун

Аль-Мансур Калаун

Аль-Мансур Калаун

До вступления на трон Калаун занимал пост командующего сотней. Он отличился в походах против королевства Киликийской Армении и Хулагуидов. В 1272 году войско Калауна нанесло поражение монголам, которые пытались вновь укрепиться в Сирии после разгрома при Айн-Джалуте (1260). Он также отвоевал у крестоносцев несколько важных крепостей, в числе которых г. Триполи. Походы армии Калауна в Нубию позволили ему восстановить её вассальную зависимость от Мамлюкского султаната. Во времена его правления Египет поддерживал дипломатические и торговые отношения со многими государствами Западной Европы и Востока, в том числе и с Золотой Ордой.

Султан Бейбарс

Султан Бейбарс: уроженец Крыма, громивший крестоносцев.

Все знают поговорку «Из грязи — в князи». Однако в истории подобные взлёты происходили не так уж и часто…

Точных сведений о происхождении Бейбарса нет. Известно только, что родился он около 1223 года. О месте рождения до сих пор идут споры. Одни историки утверждают, что он родом из половецких степей, другие уверяют, что будущий султан родился в Крыму. В пользу второй версии говорит то, что, добившись власти и богатства, Бейбарс отправил в Крым щедрые дары и распорядился построить там мечеть, руины которой сохранились до наших дней.

В 1242 году на деревню Бейбарса напали монголы, и вместе с другими молодыми людьми юноша попал в рабство. На невольничьем рынке степняки ценились высоко. Крепких юношей часто покупали египетские вельможи, чтобы сделать из них мамлюков — членов отдельного сословия из рабов. Невольников обращали в ислам и жёстко тренировали, делая из них элитных воинов. Такая участь постигла и Бейбарса. Его приметил эмир Айдакин аль-Бундукдар, который отправил юношу в лагерь подготовки мамлюков на остров Рода на Ниле. Вскоре эмир впал в немилость у султана Ас-Салиха II, и тот конфисковал всех его рабов. Правителя Египта впечатлил рослый воин из степей, и Бейбарса назначили одним из начальников мамлюкского войска.

Бывший раб, возглавивший египетское войско

Военные таланты пришлось демонстрировать сразу. К мусульманским землям приближался Шестой крестовый поход во главе с французским королём Людовиком IX. В 1250 году Бейбарс принял участие в нескольких крупных битвах, которые привели к поражению рыцарей и пленению их лидера. В это время скончался султан, покровительствовавший мамлюкам, и на престол вступил его сын Туран-шах II. Новый правитель решил убрать отцовских выдвиженцев со всех важных постов и назначить преданных лично ему людей. Правление его продолжалось недолго: как-то пьяный Туран-шах затеял драку с мамлюками и, убегая, попытался укрыться от них в Ниле, но там и был убит, как считается, лично Бейбарсом.

Султан Бейбарс

Убийство мамлюками Туран-шаха. Средневековая миниатюра. Источник: Wikimedia Commons

Началась чехарда правителей. Султаны Египта менялись очень быстро, и было трудно предсказать, кто придёт к власти следующим. Опасаясь за свою жизнь, Бейбарс, как и многие другие видные мамлюки, пережидал этот неспокойный период в Сирии до тех пор, пока в 1259 году на трон не взошёл Кутуз. Он дал гарантии безопасности главам мамлюков.

Султан приблизил военачальников вовремя. В 1260 году в Каир прибыл посол с ультиматумом: монгольская армия под командованием внука Чингисхана Хулагу уже завоевала Иран и двигалась на Египет. Султан небезосновательно опасался за своё государство, войско которого не справилось бы с монгольской ордой, но в дело вмешался случай. Как раз в это время умер великий монгольский хан Мункэ, и Хулагу, как потенциальный наследник, вместе с большей частью своего войска двинулся в обратный путь. Атаковать Египет было поручено воинам под командованием доверенного военачальника Кит-Буги. Узнав об этом, Бейбарс посоветовал султану казнить монгольских послов и тут же нанести упреждающий удар. Правитель согласился с планом, и египетская армия выдвинулась в поход. 3 сентября 1260 года в битве при Айн Джалуте недалеко от Назарета войско Бейбарса разгромило монголов и захватило Кит-Бугу.

После казни монгольского военачальника глава мамлюков был уверен, что султан достойно его наградит, но Кутуз медлил, опасаясь амбиций полководца. Разозлённый Бейбарс организовал заговор, и по пути обратно в Каир убил султана. Эмиры провозгласили его самого новым правителем Египта.

Султан Египта, завоевавший полмира

Подавив незначительное сопротивление, Бейбарс занялся более серьёзными проблемами. А именно крестоносцами, обосновавшимися в Сирии, и приближающейся новой волной монгольского нашествия. Для того чтобы справиться с разозлённым Хулагу, Бейбарс заключил союз с Золотой Ордой, чей правитель Берке-хан был только рад насолить своему родственнику. Союз этот стал ещё и торговым — рабы, которых захватывали войска улуса Джучи, через итальянских купцов поставлялись в Египет. Лучшие из невольников поступали на обучение, чтобы стать мамлюками. Отношения султана с ханом стали настолько плотными, что в 1262 году Бейбарс предложил Берке принять ислам, от чего, правда, хан отказался.

Султан Бейбарс

Султан Бейбарс. Источник: Wikimedia Commons

В 1263 году египетская армия осадила Акру, столицу того, что осталось от Иерусалимского королевства крестоносцев. Взять крепость не удалось, но её предместья были разорены. 21 марта воины Бейбарса осадили Арсуф, и через девять дней крепость сдалась. Хоть султан и обещал выжившим защитникам свободный проход — он не сдержал слова, данного неверным. Все уцелевшие христиане были обращены в рабство. Подобная участь постигла рыцарей ещё в нескольких твердынях крестоносцев. Владения египетского султана расширялись и достигли территории современной Турции.

В 1266 году египтяне разорили Киликийское царство и захватили в плен наследника престола. Царю Хетуму I пришлось отдать египтянам несколько пограничных крепостей, даже понимая, что это разозлит монголов, от которых страна была зависима. Вскоре монарх отрёкся от престола и ушёл в монастырь, а наследнику пришлось платить дань одновременно и монголам, и египтянам.

В 1268 году Бейбарс захватил Антиохию. Христианское население либо вырезали, либо поработили. Золотых монет было награблено столько, что их мерили чашками. Правитель Антиохийского княжества Боэмунд VI Красивый был вынужден просить мира. По легенде, Бейбарс сам приехал в его ставку в Триполи под видом посла, чтобы разведать систему укреплений города. Условия мира его порадовали, и новой войны с Боэмундом не произошло.

Спустя два года Бейбарс начал укреплять западные границы своего государства, опасаясь нового вторжения крестоносцев, но Восьмой крестовый поход был разбит в Тунисе. Ещё через два года Эдуард I Английский, возглавивший Девятый крестовый поход, пытался напасть на владения египетского султана и договориться о союзе с монголами. Но это ни к чему не привело, кроме неудачной попытки отравления английского короля. Эдуард намёк понял и вернулся в Англию.

В конце 1260-х годов Бейбарс начал кампанию против ассасинов. Орден тайных убийц пугал многих правителей Ближнего Востока уже много лет, но именно египетскому султану удалось окончательно уничтожить их систему тайных крепостей в горах Сирии. Говорили, что некоторые убийцы, лишившиеся дома, поступили к султану на службу.

Памятник Бейбарсу I в Каире

В 1276 году египтяне вторглись в Нубию, и заставили тамошнего правителя вновь платить дань. На следующий год Бейбарс отправился воевать в Сирию, надеясь в этом походе лучше подготовиться к новому вторжению монголов и их союзников. Чтобы устранить одного из правителей местных княжеств, приготовили хитрую ловушку: на пиру эмиру подали чашу с отравленным кумысом, но тот что-то заподозрил, и ловко поменял местами свой и султанский сосуды. В итоге Бейбарс выпил яд и скончался через несколько недель.

За время правления Бейбарс I увеличил своё государство и одержал немало побед. Он остался в истории как победитель крестоносцев и монголов. Памятник ему стоит во дворе Египетского национального военного музея.

HotLog
Rambler's Top100
  Интернет магазин BERSHOP