История адыгов, черкесов и их фамилий. - Султан Баркук

ЧЕРКЕСЫ (САМОНАЗВАНИЕ АДЫГИ) – ДРЕВНЕЙШИЕ ЖИТЕЛИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА

ИХ ИСТОРИЯ, ПО МНЕНИЮ МНОГИХ РОССИЙСКИХ И ИНОСТРАННЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ, КОРНЯМИ УХОДИТ ДАЛЕКО ВГЛУБЬ ВЕКОВ, В ЭПОХУ КАМНЯ.

// реклама

Султан Баркук

Султан Баркук – основатель черкесского господства в Мамлюкской империи

Мамлюкское государство, включавшее во второй половине XIV в. Египет, Сирию, Хиджаз со священными городами Мекка и Медина, часть юго-восточной Анатолии – являлось одним из сильнейших держав средневековья. Духовно-идеологическое лидерство в исламском мире определялось нахождением на его территории священных городов Мекка и Медина, а также ведущих мусульманских образовательных учреждений.

Сами мамлюки делились в основном на две большие группы – бахриты (в основном тюркские народы при преимуществе кипчаков) и бурджиты- черкесы. Они являлись господствующим воинским сословием, ряды, которых регулярно пополнялись с северного и восточного побережья бассейна Черного моря, из владений Золотой Орды и Черкесии. С приходом к власти мамлюков в 1250 г. в основном господствовала бахритская группа султанов. Влияние тюркского языка в Азии и в Восточной Европе в рассматриваемую эпоху являлось гораздо большим, чем влияние латинского языка в Западной Европе. Легкость восприятия сделало тюркский язык языком международного общения, причем он распространялся как среди знати, так и среди простого народа.

В начале XIV в. черкесы-бурджиты активизировали действия, направленные к овладению властью в Мамлюкской державе. Этому в немалой степени способствовали и их военные успехи. Во время войны мамлюков с монгольским ханом Ирана Махмудом Газаном (1299–1303 гг.), бурджиты сыграли решающую роль в разгроме врага, что отмечается в хрониках Маркизи. Военные заслуги повысили авторитет черкесов. Лидер бурджитов эмир Бибарс Джашангир занял пост визиря. В 1309 г. ввиду того, что 24-летний Малик-ан-Насир Мухаммад под давлением отказался от власти, султаном стал черкес Бибарс Джашангир. Цитадель «Саладина» – центр мамлюкской империи – находилась в руках бурджитов, что давало им возможность активнее участвовать в борьбе за власть. Государственный переворот, устроенный Бибарсом Джашангиром, не был признан большинством провинциальных наместников и комендантов крепостей, состоявших в основном из тюрок-бахритов. Вскоре Малик-ан-Насир, заручившись поддержкой бахритов, выдвинулся из Сирии, где он находился после опалы, на Каир. Видя, что открытая война между бурджитами и бахритами при наличии многих внешних врагов может привести к гибели Мамлюкского государства, Бибарс Джашангир пошел на компромисс. В обмен на назначение вице-султаном Сирии он оставил трон султана. По пути в Сирию, в Газе Бибарс Джашангир был предательски схвачен и казнен. После этих событий начинается череда репрессий против бурджитов. Для подрыва консолидации и мощи их распределили по разным воинским подразделениям. Репрессии Насир Мухаммада не сломили черкесов. В 1346 г. черкесский эмир Гурлу сверг султана Шабана ибн Насира Мухаммада и возвел на трон другого внука умершего султана Калауна. После попытки неудачного переворота в 1347 г. корпорация Бурджи была распущена. Между тем мощь черкесов в Мамлюкской державе не была подорвана. В 1351 г. черкесский эмир Таза совершил очередной переворот и правил в качестве атабека Мамлюкской державой до 1355 г.

Черкесия, большая часть, которой оставалась независимой от татар и не ведшая крупных войн с соседями в отличие от Степи, являвшейся ареной крупных боевых столкновений, постоянно подпитывала военный потенциал бурджитов. Во второй половине XIV века демографический военный потенциал адыгов был настолько высок, что экспансия осуществлялась и в южнорусских степях. Значительный воинский массив черкесов находился на службе и в Золотой Орде, выдвигавшей из своей среды многих влиятельных ордынских чиновников.

Сложившаяся ситуация, при которой отображалось все энергичное стремление черкесов к полному овладению властью в стране и неспособность тюрков противостоять данному напору, требовала от бурджитов лидера, который смог бы их объединить и привести к победе. Таким человеком оказался черкес Баркук. По сообщению Ибн Тагри Берди   – Баркук  происходил из черкесского племени Каса. По другому сообщению, он был из области Зиха или Черкесии, что близ Русии. Близость места рождения Баркука к Русии (России) позволяет сделать вывод о том, что он родился в  Приазовской Черкесии, находившейся ближе всего к русским землям. В детстве Баркук пас свиней и баранов. Он был похищен и через невольничий рынок  Кафы перепродан в Сирию. Попав в руки эмира Иалабуга ал-Хасаки, Баркук влился в отряд мамлюков, находившихся в руках эмира. Баркук, как и другие молодые мамлюки, обучался владению разными видами оружия, изучал арабский язык и мусульманские молитвы. Судя по источникам, своими способностями в разных областях Баркук превосходил сверстников. В 1367 г. Баркук по приглашению султана Шабана прибыл в Каир и получил ранг эмира. Он стал близок султанскому двору, где укреплял свое положение. После смерти Шабана в 1376 г. Баркук вместе с товарищем Барче стали регентами юного сына Шабана. Вскоре произошел конфликт и противостояние между Баркуком и Барче, в результате которого победил первый. Победа над Барче стала главным шагом Баркука на пути обладания троном султана. В 1381 г., после смерти Али, султаном был назначен другой малолетний сын Шабана-ас-Салих  —  Хаджи. По сути, он, как и старший брат, являлся номинальным правителем.  Страной правил Баркук. Он сумел так укрепить свое могущество, что в 1382 г. решился на полное овладение троном империи. При этом все было организовано легитимно. Собрание мамлюкской верхушки потребовало отставки Хаджи и передачи трона Баркуку. Он и в данном предприятии проявил себя как тонкий политик. Хотя Баркук мог прийти к власти с помощью грубого военного переворота, он сделал все без кровопролития, законным путем, основанием которого послужило решение собрания мамлюкской знати.

Народ Мамлюкской державы благосклонно отнесся к возвышению Баркука. Его авторитет был настолько высок, что и бахриты ничего не смогли противопоставить восшествию черкеса Баркука на трон империи. Как писал Ибн-Халдун, «в государстве установился самый лучший порядок… Люди были рады, что входят в государства султана, умеющего правильно оценить и управлять ими». Политическая гениальность Баркука проявилась и в том, что, не допуская серьезных боевых столкновений с бахритами, смог их постепенно отодвинуть на второй план, а в последующем почти полностью вытеснить с руководящих постов государства. По мнению израильского ученого А.М. Поляка, султанат стал в этот период частью владений черкесской знати. Другой израильский историк, Д. Айлон, считал, что Баркук устроил самую масштабную этническую революцию за всю историю Египта. Баркук проводил целенаправленную политику обеспечения полного доминирования черкесов в Мамлюкской империи. Она становится черкесским государством по правлению, что отразилось в его названии. Ибн Тагри Бирди писал: «Баркук и его преемники перевернули порядки государства, выдвигая только людей из своей среды и выдавая крупные поместья своим родственникам, иногда даже недавно привезенным мальчишкам». В государственном аппарате складывалась совсем иная культура, чем была при бахритах, представлявшая симбиоз черкесской и восточной культуры. Бурджиты сохраняли свои обычаи, культуру, черкесский язык. Как отмечал Дж.С. Стриплинг мамлюки редко говорили по-арабски, предпочитая использовать черкесский. Все это являлось возможным благодаря постоянной взаимосвязи Мамлюкской державы с Черкесией. Ежегодно тысячи молодых парней из Черкесии пополняли ряды мамлюкской гвардии. И, скорее всего оно не было хаотичным, а являлось результатом договоренностей черкесской знати в Египте и Черкессии. Знать в Мамлюкской державе и Черкесии имела не только взаимовыгодные торгово-экономические отношения, но и координированную внешнюю политику. Это выразилось в отношениях с Золотой Ордой, являвшихся дружественными, союзническими, выразившиеся особо в период противостояния агрессии Тимура. Господство черкесов в Мамлюкской державе превращало ее в какой-то мере в единую этнополитическую зону вместе с Черкесией. Тесную взаимосвязь бурджитской державы с Черкесией можно проследить на примере поступка султана Баркука. Спустя десятилетия он разыскал своего отца в Черкесии и привез в Каир. Вот как описал Ибн Тагир Бирди их встречу: «Баркук выехал в ал-Икриму … встречать отца, который приехал из Черкесии. При встрече Баркук поцеловал отцу руку. Отец сидел на почетном месте и обращался к Баркуку запросто, без учета его титула и не поднимался когда входил Баркук. Некоторые из черкесских эмиров тогда сказали ему, что он должен обращаться к султану как эмир, но он сердито отказал и пожелал возвратиться в Черкесию». Овладение ресурсами Египта, его многотысячелетней культурой, наукой, высокоразвитой государственной системой власти сделали черкесов одними из могущественных народов эпохи. Хотя черкесов в Египте было значительно меньше, чем на Родине, высокоорганизованная единая государственная система Мамлюкской державы делало их гораздо могущественнее, чем в Черкесии. Именно соблюдение единой государственной власти возвышало незыблемо могущество черкесов, всякое нарушение которого ввергало народ в пучину трудностей и бедствий.

Баркук во всем проявлял себя как мудрый правитель. Так он намного упростил дворцовые порядки, построенные в чуждом для него азиатском духе. Известно также, что он проводил толерантную политику к представителям других религий. Все, это, конечно, поднимало престиж Мамлюкской империи в глазах соседних стран, особенно в глазах европейских государств. На пике правления Баркук столкнулся с противостоянием другого могущественного правителя эпохи, чагатайским эмиром Тимуром. В 1393 г. Тимур захватил Багдад, а султан Ахмед ибн Овейс бежал в Каир к султану Баркуку. Тогда же Тимур послал в Каир посольство, предложив наладить дружеские отношения. По распоряжению Баркука послы Тамерлана были казнены в ар-Рахабе,  не считаясь с тем, что посольство возглавлял родственник одной из жен Тимура. Это был серьезный политический вызов Тимуру, пока нигде не встретивший такого отношения к своей особе. Баркук трезво оценив обстановку с самого начала проводил по отношению к Тимуру жесткую политику, направленную на превентивные удары. Он решил оказать военную помощь Ахмеду Овейсу для освобождения Багдада, с которыми породнился, взяв его племянницу замуж. Тамерлан послал письмо Баркуку в котором предостерегал его от войны и требовал мира. Данные обстоятельства свидетельствуют, что Тамерлан все же опасался Баркука и избегал открытого вооруженного столкновения с ним. Ответ Баркука Тимуру был полон решимости и прямолинейности: «Для тебя зажжены костры ада, чтобы испепелить твою шкуру… Наши кони бараканы, наши стрелы аравийцы, наши мечи из Ямана, наша броня египтяне. Удары наших рук трудно отразить и мы торжествовали над всеми на Востоке и Западе. Если мы убьем тебя, это будет добрым делом. А если ты убьешь одного из нас, в следующее мгновение он попадет в рай…». Из письма видно, что Баркук изображал войну с Тимуром, как борьбу с нечестивцами, врагами ислама. По сути, захват известного мусульманского города Багдада, использовался Баркуком в политических целях, а сам он выступал как защитник Ахмеда ибн Овейса. Таким образом, Баркук выиграл идеологическую войну против Тамерлана, представ защитником ислама против отступников. Баркук с армией выдвинулся из Каира и встал на северных границах державы около г. Алеппо, дожидаясь врага. Ранее в пограничных сражениях мамлюки разгромили передовые отряды Тимура. Тем временем отряд мамлюков во главе с Бибарсом аз-Захири освободил Багдад от татар и вернул город Ахмеду ибн Овейсу. Тимур не принял вызов и, побоявшись решительности Баркука отступил от границ бурджитского государства.

После разгрома Золотой Орды в 1395 г. Тимур совершил целенаправленный поход в Черкесию. Как отмечал Тильман Нагель: «Своим походом на черкесов он затрагивал одновременном важные интересы мамлюков, так как в них султана Баркука в Каире пришли к власти черкесы, которые заботились о сохранении связей с их родиной, из которой они пополняли свои ряды». Тем не менее, Тимур не осмелился убить послов Баркука находившихся в Тане, которые были отпущены.Поход Тимура не нанес серьезных последствий Черкесии, были разорены лишь некоторые города на Таманском полуострове, а вглубь страны завоеватель не пошел. Благодаря твердой и достаточно агрессивной политике Баркука цветущие города Сирии, Египта и Аравии не познали ужасов погрома и грабежей Тимура, чем везде отличалась армия завоевателя.

Лишь после смерти Баркука Тимур хоть как-то отомстил мамлюкам, пользуясь наступившим хаосом и усобицей между ними, варварски уничтожив известные города и центры мусульманской культуры Алеппо и Дамаск. Путешественник первой половины XV в. Бертрандон де ла Броквиер писал: «Баркук был очень храбрый человек и до наших дней его имя высоко почитается в этой стране. И ни разу за все время его правления персы или татары не могли захватить малейшую часть территории Сирии. В тот момент, когда он узнавал, что одна из их армий угрожает его стране, он немедленно выступал ей навстречу и доходил до реки, что протекает к северу от Алеппо и отделяет Сирию от Персии. Жители Дамаска убеждены, что будь он жив, Тамерлан никогда не направил бы свои армии в эту сторону. Тимур, тем не менее, почитал память о нем так, что когда он захватил город и приказал предать его огню, он распорядился оставить в неприкосновенности дом Баркука и назначил стражу, чтобы предотвратить его сожжение, благодаря чему он сохранился до сего дня». Узнав о смерти Баркука Тимур настолько обрадовался, что подарил сообщившему известие пятнадцать тысяч динаров.Умер Баркук в июне 1399 г. в возрасте шестидесяти лет.Он вошел в историю как человек установивший господство черкесов в Мамлюкской империи и единственный государственный деятель сумевший остановить завоевательное продвижение войск Тимура.

Добавить комментарий

Комментарии


Защитный код
Обновить

HotLog
Rambler's Top100
  Интернет магазин BERSHOP